Елена ФЕДОСЕЕВА

Двадцать лет спустя, или Недопетая песня
(Каргополье-Кенозерье 1986-2006).

Краткое оглавление:
.............................. Вступление
.............................. На "перекладных"
..............................Обозерская
..............................Дорога в Каргополь
..............................Каргополь
..............................Ошевенск
..............................Красная Ляга
..............................Лядины
..............................Лёкшмозеро
..............................Дорога на Масельгу
..............................Масельга
............................. Эпилог

"Родина мила сердцу не местными красотами,
не ясным небом, не приятным климатом,
а пленительными воспоминаниями".
Н.М. Карамзин

«Нет другого такого края во всей обширной русской земле,
где так чудесно сочетались бы
прекрасная первозданной красой природа
и прекрасные творения народного зодчества,
где на всем лежал бы такой налет поэзии»
Г.П. Гунн

Вступление

Поход планировался задолго. Еще два года назад, на Водлозере, родилась идея поехать в соседний национальный парк - Кенозерский, так замечательно описанный на сайте Марка Зака "Кенозерье". Невыносимо захотелось снова посетить «берег, милый для меня» и, как и 20 лет назад, начать с тихого провинциального городка Каргополя, богатого храмами и музеями, пройти от ветреного Лёкшмозера через очаровательную деревеньку Масельгу, далее лесами и труднопроходимыми дорогами через комариное Порженское, чтобы выйти в конце концов к просторному Кенозеру с его изрезанными берегами, сонными деревнями и прекрасными часовнями, спрятавшимися в тени вековых елей священных рощ. Именно такой поход был совершен нами ровно 20 лет назад в беззаботные студенческие годы, когда парка в тех краях еще и в помине не было, и поход этот врезался в память как незабываемая встреча с прекрасным русским Севером.
Ну и что, что прошло 20 лет, что мы немножко постарели, что седые волосы уже не так легко закрасить, что все отчетливее проступают морщинки возле глаз, а сердце начинает часто биться, когда слишком быстро взбегаешь по ступенькам домой на третий этаж.
Какие наши годы! Давайте достанем с антресолей старые потрепанные рюкзаки и снова отправимся в дорогу!
Итак, решение принято: мы едем. То есть «мы» - это пока только я, остальных участников того памятного похода двадцатилетней давности еще нужно уговорить.

Одну из них найти совсем не сложно – моя институтская подруга Аня, душа и заводила всех студенческих мероприятий, отъявленная авантюристка и неутомимая рассказчица, живет сейчас со мной на одной улице. Она, правда, давно уже остепенилась, стала почтенной мамашей двоих детей, погрязла в работе и домашних заботах, но редкими свободными вечерами все так же увлеченно вспоминает со мной волнующие подробности давно минувших дней. Она непременно должна поехать.
- Слушай, есть идея. Помнишь тот наш поход? Ну, где ты в Лядинах резиновые сапоги купила? Помнишь, мы тогда еще поехали туда в шортах, а там был такой холод.
- Как же, помню, мы там в магазине у печки грелись, по команде к ней разными боками поворачиваясь.
- Давай поедем туда снова!
- Да, было бы здорово… Но ты знаешь в каком мы сейчас положении. Денег нет, и на работе вряд ли отпустят. К тому же Глеба не с кем оставить, а мои родители с ним не справятся…

Облом. Ну ничего. Есть еще вторая подруга – Света, наш неизменный командир, неоднократно оправдавший в трудных ситуациях это почетное звание. Со Светой мы в буквальном смысле слова «пуд соли вместе съели» - ходили вдвоем в глухую деревню Унежму на Белом море каждый год на протяжении 10 лет, 20 километров туда и обратно через болото, туда таща в рюкзаках продукты на весь месяц, обратно – килограммы ягод и сушеных грибов. Она-то непременно поедет. С пятой попытки дозвониться застала, наконец, дома неуловимую подругу.
- Ну наконец-то дозвонилась!
- Извини, не могу сейчас говорить, варю суп!
- Брось свой суп, есть замечательная идея!
- Ладно, говори, у меня есть три минуты.
- Давай поедем на Кенозеро! Ну а перед этим, конечно, заедем в Унежму.
- Какое Кенозеро, ты же знаешь, у меня завал. На работе не продохнуть, с сыном проблемы, а тут еще халтуры. Горит объект в Пушкине, строится квартира в Нарьян-Маре, заказчик нервничает, я туда-то на день вырваться не могу, где уж там на Кенозеро. Так что на меня не рассчитывай, ищи себе других попутчиков. Ладно, суп бежит, перезвони позже!

Четвертой участнице бывшего похода Ольге я даже не стала звонить. Она еще тогда, 20 лет назад, уехала домой с середины маршрута, не по душе ей оказались трудности пути и некомфортные условия. Нужно искать новых попутчиков. Звоню другой подруге, тоже Свете, которая, знаю, со мной не поедет, но помочь может.
- Светка, привет! Нужна твоя помощь. Найди мне попутчика, у тебя в библиотеке много знакомых.
- Ладно, попробую.
Через день звонок:
- Привет, нашла. Помнишь Фросю, ты видела ее пару раз.
- Конечно помню.
- Она хочет поехать в деревню, но не знает, куда. Так что ты ей очень кстати подвернулась, она сразу согласилась.
- Ну слава Богу!
Итак, Фрося. Двое – это лучше чем один. Фрося, правда, в походы никогда не ходила, но это ничего. Я тоже когда-то пошла в первый раз, так что увидим, что получится. «Если ты полюбишь Север, не разлюбишь никогда». Это правда. Либо ты полюбишь его с первого взгляда, и тогда ты навек к нему привязан, либо ненавидишь и никогда больше туда не поедешь. Среднего не дано.

И вот приближается июль. Позади длинная переписка с будущей попутчицей по поводу походного снаряжения, маршрута, планируемой даты отъезда, необходимой суммы денег, рациона питания, средств противокомариной защиты и т.д. и т.п. Маршрут такой: Унежма (5 дней), переезд в Каргополь, Ошевенское, Красная Ляга, Лядины, Лёкшмозеро, Масельга, Думино, Порженское, Горбачиха и далее еще 5 дней на Кенозере. Завершение похода – в д. Вершинино, откуда я еду по делу в Петрозаводск, а Фрося – домой в Питер.

Отпуск уже начался. В городе жарко, пыльно, квартира с окнами на запад нагревается вечером до невозможности, спать там совершенно невыносимо. Еду на дачу, которую снимаем в Мельничном ручье в одном и том же доме больше 30 лет, чтобы провести там пару дней до отъезда. Рассказываю о планируемом походе своему другу детства Володе, хозяйскому сыну, с которым в одном дворе играли когда-то в казаков-разбойников, в прятки, сидели ночами на чердаке, рассказывая страшные истории, слушали музыку на его тогда супер-современном магнитофоне. Этот магнитофон жив и сейчас, правда, это уже раритет. После третьей бутылки пива говорю: «Слушай, а поехали с нами!». К моему удивлению, он соглашается: «Поехали!».

Продолжение