ФЕДОР ЗАХАРОВ ИОК
 
Кольцова Т.М.
Кенозерский мастер ФЕДОР ЗАХАРОВ ИОК
Анциферова А.И.
ФЕДОР ЗАХАРОВ ИОК - иконописец Кенозерья
ТАЙНА КОНЕВСКОГО САМОРОДКА
ПОДПИСНЫЕ И ДАТИРОВАННЫЕ ИКОНЫ И РАСПИСНЫЕ  "НЕБЕСА"...
ФЕДОР ЗАХАРОВ ИОК (тематическая подборка)


Из книги "Небеса и часовни Кенозерья. Расписные потолки, иконы, деревенские часовни и церкви, составляюшие историко-культурный ландшафт Национального парка "Кенозерский".
Программа "Первая публикация", 2009 - с разрешения издателя

Т.М. Кольцова,
доктор искусствоведения, заведующая отделом древнерусского искусства ГМО "Художественная культура Русского Севера", заслуженный работник культуры РФ

Кенозерский мастер ФЕДОР ЗАХАРОВ ИОК

Среди кенозерских «небес» есть ряд комплексов, при первом взгляде на которые становится очевидно, что они принадлежат руке одного мастера. Его узнаваемая индивидуальная манера прослеживается в часовнях нескольких деревень (Никольской в Вершинино, Пахомиевской в Карпово, Георгиевской в Минино, Никольской в Усть-Поче), а также в церкви села Бережная Дуброва. Но лишь недавно удалось установить имя этого иконописца. На одной из граней «неба» часовни в Усть-Поче сотрудник кенозерского парка Марина Гусева прочла уникальную авторскую надпись, фиксирующую имя мастера и год создания комплекса: «Писаны сии небеса въ 1881 живописцомъ Федоромъ Захаровым Iокомъ, уроженцомъ Олонецкой гу.[бернии] Каргопольского уезда Мишковской волости дер.[евни] Большого Конева. Отроду 17 летъ масте.[р]».  
Сведения, приведенные в надписи, удалось дополнить архивными данными, что позволило «выстроить» биографию живописца.

Федор Захаров Иок родился 12 сентября (по ст. стилю) 1864 года в семье рядового «военно-лесной стражи второго Каргопольского лесничества» Захара Григорьева Иока и его жены Екатерины Богдановой. Отец иконописца, Зорих Иок, был евреем, но 3 июня 1862 года принял православное крещение, получив имя Захария, что было зафиксировано метрическими книгами собора Рождества Христова города Каргополя. Впоследствии в православие были крещены и дети Захария. Это было очень важно, так как правовое положение евреев в России всегда было крайне неустойчивым. Кроме того, закон запрещал «лицам нехристианских вероучений… писание икон», а также торговлю ими .
 
Федор был старшим ребенком в семье, у него было две сестры – Анна и Наталья. Отец семейства, Захар Григорьевич Иок, дожил до 78 лет и в 1908 году был погребен на городском кладбище Каргополя.

Важной деталью упомянутой выше надписи на «небе» 1881 года является то, что Федор называет себя «мастером». На это имел право только иконописец, официально зарегистрированный в ремесленном цехе и регулярно платящий налоги со своих доходов. Для семнадцатилетнего юноши такой статус был немалым успехом. Как правило, в цех, который объединял живописцев, поступали только мастера, имевшие художественное образование и опыт работы, а также хорошие рекомендации. Можно предположить, что Федор учился в одной из монастырских иконописных мастерских – в Троице-Сергиевом монастыре под Москвой или, что вероятнее, на Соловках. Во второй половине ХIХ века Соловецкая обитель принимала для обучения живописи мальчиков-трудников (которые безвозмездно работали и имели возможность получать профессиональное образование) в возрасте 13–14 лет. Преподавали в мастерской учителя, приглашенные из Санкт-Петербурга и Архангельска; на протяжении двух лет они обучали мальчиков основам рисунка, композиции, техники живописи, иконографии. Известно, что некоторые из учеников позже занимались иконописью вполне профессионально.

Вскоре после того, как Иок оставил свою подпись на «небе» кенозерской часовни, его следы обнаруживаются в Каргополе. Будучи очень молодым, в возрасте семнадцати лет и девяти месяцев, Федор Иок женился на «мещанской девице» города Каргополя Марии Семеновой Макаровой. Бракосочетание состоялось в каменном храме Зосимы и Савватия Соловецких, который до сих пор украшает древний Каргополь . В 1883 году Федор Иок записан в мещанское сословие города. Через три года в семье иконописца уже росли две дочери, а в 1890 году родился сын Николай. Позже появились и другие дети. Родители постарались дать им образование. Один из сыновей, Иок Иван Федорович, окончил приходское училище, слесарно-кузнечную ремесленную школу, получил профессию машиниста. Согласно переписи населения города Архангельска, составленной в 1920 году, Ивану Иоку тогда было 27 лет, он был холост и работал на пароходе «Ласточка», курсировавшем через Архангельск. Младшая из дочерей, Иок Ираида Федоровна, окончила курс гимназии и в 1920 году в возрасте 18 лет преподавала в первой советской школе Шеговарской волости Шенкурского уезда .

Причины переезда Федора Иока в Каргополь неизвестны. Вероятно, это было связано с необходимостью более стабильного заработка для растущей семьи. Мы не знаем его иконописных работ каргопольского периода. Известно лишь, что в 1893 году Федор Иок получил заказ от собора Рождества Христова города Каргополя . Сам факт такого заказа был весьма почетен и означал признание мастера. Согласно записи в приходно-расходной книге собора, Федору Иоку было выдано шесть рублей за исправление иконы «Домостроительство Божие».
Сведения об иконописце, относящиеся к послереволюционному периоду, неожиданно нашлись в документах Пинежской уездной милиции. В 1920 году Федор Иок с женой проживал в Пинеге, в доме церковного старосты Ивана Дмитриевича Попова . Дом этот стоит и поныне. Данных о том, занимался ли мастер в это время живописью, нет.

Значительный комплекс произведений Федора Иока относится к раннему периоду его творчества, до переезда мастера в Каргополь. Это был достаточно короткий срок, не более пяти лет, даже если предположить, что Иок мог начать работать самостоятельно уже в пятнадцатилетнем возрасте. Онежских крестьян вполне удовлетворяла его незамысловатая живопись, иконописец получал постоянные заказы на роспись местных храмов. Односельчане, вкус которых был непритязателен, предпочитали отдать церковный заказ своему, коневскому, крестьянину-иконописцу. Его работа наверняка оценивалась дешевле по сравнению с другими. Помимо росписи небольших кенозерских часовен, Федор Иок выполнил заказ приходской церкви Рождества Богородицы в Бережной Дуброве. К этому приходу была приписана и Мишковская волость, где он родился.
Во второй половине ХIХ века древняя церковь, построенная ещё в 1678 году, была отремонтирована на средства прихожан; в 1865 году построены «небеса», которые некоторое время оставались без росписи. На повале, с внешней стороны храма сохранилась надпись: «…Сей святый храм обшит тесом и выкрашен, а внутри церкви украшен иконостасом в лето 1882…». Тогда же, видимо, были и расписаны «небеса». Иконография, технология и стиль живописи характерны для творчества Федора Иока.
«Небо» имеет сложную шестнадцатигранную конструкцию, причем пролет его составляет более 10 метров. Это самая монументальная плоскость потолка, украшенная Иоком. Роспись выполнена в технике масляной живописи, без грунта. Иконографическая программа включает изображения семи архангелов, евангелистов и Распятие, с предстоящими фигурами святых Иоанна Богослова, Логина Сотника, Богоматери и Марии Магдалины. В центральном медальоне – образ Спаса Нерукотворного. Чередующиеся цвета крыльев херувимов и серафимов (красный и синий) составляют плотное, яркое, лаконичное кольцо в центре потолка. Фигуры святых, расположенные ниже, непропорционально малы в сравнении с размером граней. Вокруг них много незаполненного пространства, покрытого краской голубого цвета. Создается впечатление, что иконописец попытался приспособить здесь образцы, предназначенные для «неба» значительно меньших размеров, к примеру, Никольской церкви деревни Вершинино.
Неумелая организация композиционного пространства, статичность фигур, однообразная цветовая гамма свидетельствуют о недостаточности профессиональной выучки и опыта живописца. Однако художник умеет работать с иконописными образцами, использует книжные иллюстрации, гравюры. На его творчество, несомненно, наложило отпечаток искусство поздней классики. Не исключено, что в школе он копировал античные образцы, гипсы. Видна неумелая, но наивно-притягательная попытка передать тяжелый объем ниспадающих складок на одеждах ангелов. Вместе с тем,  созданный мастером образ Архангела Михаила весьма колоритен. Стремясь придать динамику изображению, художник использует необычную, сложную постановку фигуры, моделирует объем с  помощью света и тени, цветовых нюансов. Подобное решение встречается несколько раз и в других «небесах» мастера, становясь его своеобразной визитной карточкой. «Бегущий архангел» Иока ассоциируется с образами, известными как в барочной европейской традиции XVII века («Архангел Михаил» Гвидо Рени), так и в русском искусстве XVIII столетия («Архангел Михаил» В.Л. Боровиковского из собрания Полтавского художественного музея).

Безусловно, на фоне высоких образцов искусство Федора Иока выглядит недостаточно профессиональным. Не всегда художнику удаются рисунок и органичные пропорции фигур. Однако всем его образам присуща притягательная наивность. Для живописи Иока характерно сочетание архаики и классики,  профессионализма и незамысловатого ремесла.
Федор Захаров Иок проявил себя как деревенский иконописец-самородок. Его искусство, востребованное в первую очередь в крестьянской среде, получило «народную огранку». Немало часовен Кенозерья было украшено созданными им  «небесами» и иконами (до наших дней сохранилась пятичастная икона из часовни святого Иоанна Предтечи в деревне Горбачиха). Можно сказать, что в творчестве Иока нашло отражение самобытное крестьянское искусство Русского Севера, сложившееся благодаря особому укладу жизни и специфическим социальным условиям.

(Автор искренне благодарит В.В.Фофанову, сотрудника Госархива Архангельской области, за помощь в выявлении нескольких важных страниц биографии иконописца Ф.З. Иока.)

Дополнение к статье Т.М.Кольцовой:
Наличие альбома позволяет нам проиллюстрировать статью Т.М.Кольцовой, нашего крупнейшего специалиста по иконам и "небесам" Севера. "Небеса" всех четырех часовен Кенозерья, которые расписал Федор Иок, относятся к композициям с изображением архангелов. Предлагаем сравнить изображения архангела Селафиила в этих часовнях. По канону Селафиил изображается "с лицом и очами, склоненными (опущенными) вниз, и руками, прижатыми (сложенными) крестом на груди, как умиленно молящийся». Интересно сравнить все четыре примера, и видно, что если поза во всех одинакова, как требует канон, то цвета одежды меняются, а в росписи из Минино несколько другой покрой одежды (рукава). Различие в цвете можно, наверное объяснить общим цветовым решением или... отсутствием нужной краски. Попутно на наших фотографиях можно увидеть и схожие изображения еще одного архангела - Рафаила, которого принято изображать "держащим в левой руке сосуд (алавастр) с врачебными средствами (лекарством), а в правой стручец, то есть остриженное птичье перо для помазывания ран». Ребенок рядом с ним - Товий, с которым путешествовал (данные об архангелах - см. Википедию). Интересно, наверное, сравнить и другие фигуры.... Жаль, что у нас пока нет фотографий "небес" из Бережной Дубровы, где Федор Иок также расписал небеса.
д.Минина д.Карпова
пос.Усть-Поча пос.Вершинино

Дополнение 2
Совсем новые подробности о Федоре Иоке.

Дополнение 3
Продолжение удивительной истории Федора Иока

Более подробно о "небесах" на нашем сайте:
1.Т.М.Кольцова. Росписи "неба" в храмах Русского Севера (фрагменты).
2. "Небо" (обзор кенозерских "небес")

(Фотографии на странице взяты из альбома "Небеса и часовни Кенозерья", кроме фото из Вершинино).