Владимир Васёв

ПООНЕЖЬЕ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ
(фрагменты книги)


10. СТАРООБРЯДЧЕСТВО В ПООНЕЖЬЕ

Важной составляющей общей религиозной жизни Поонежья явилось движение старообрядчества, но, коль скоро Русская православная церковь не признавала староверов своей частью на протяжении собственной истории, то и нам нет резона объединять движение с церковной жизнью региона, а выделить его отдельной главой.

Начало раскола
С середины ХVII века старообрядчество выплеснулось за границы церкви и охватило страну целиком. Зачинателем реформ, приведших к расколу Русской церкви, стал крестьянский сын Никон, последовательно прошедший ступени церковной иерархии - инок Соловецкого монастыря, игумен Кожеозерской обители, митрополит новгородский, патриарх Русской церкви. Несомненно, не только несгибаемая воля и выдающиеся способности могли уготовить человеку такие крутые повороты судьбы. Север огранил его талант церковного лидера и вознес к вершинам церковной власти выходца из Поонежья. Корнями раскол уходил во внешнеполитическую обстановку, которая складывалась к середине ХVII века в пользу России, и на повестку дня стал вопрос о сближении православных религий. Такое развитие событий побудило Никона провести реформу с целью переделать обрядовость русской церкви на греко-византийский лад. Чтобы производить службу по единым правилам, следовало крестные ходы проводить против часовой стрелки, а не по ней, креститься тремя, но не двумя пальцами, аллилуйю петь не два раза, а три. Кроме того, перемены касались и других сторон церковной жизни, в том числе изменения архитектурных традиций в строительстве храмов. На первый взгляд, ничего серьезного, и противоречия следовало разрешить внутри самой церкви. Нет нужды вступать в теологический спор с теми, кто утверждает, что разногласия касаются устоев веры, возможно, но пусть этим занимается только церковь, вмешательство светского начала может лишь обострить обстановку. Вместе с тем, насильственный характер проведения Никоном реформ вызвал резкое сопротивление в церковных кругах.

Противостояние
Противостояние вышло из пределов церковной жизни и перекинулось в народ. Грубое вмешательство в конфликт царской власти придало ожесточенности борьбе и направило критику политики переустройства церкви непосредственно против царя. Ответ не заставил себя ждать и методы воздействия на раскольников не отличались особой изощренностью: аресты, ссылки, казни лидеров старообрядчества, которые к тому времени приобрели внушительный авторитет в широких народных массах. Зародившееся в Москве движение раскола было вытеснено властями на окраины России.

Одним из центров старообрядчества стал Соловецкий монастырь. В 1667 году в обители вспыхнуло восстание против насаждаемых реформ. Подавить его правительству удалось лишь через 9 лет и власть не знала пощады к взбунтовавшимся монахам. Большинство было казнено или размещено по тюрьмам, оставшиеся разбрелись по округе и обосновались, большей частью, по реке Выг и в верхнем течении реки Онеги. На севере Поонежья старообрядчество не прижилось. Связано это с сильным влиянием Крестного и Кожеозерского монастырей, которые занимали активную позицию в борьбе против раскольников. За авторитетными в крае монастырями следовало местное население нижней Онеги. В результате, старообрядцы оказались вытеснены на соседние территории. В последующие периоды количество раскольников в Онежском уезде оставалось наименьшим по сравнению с другими местностями Архангельской и Олонецкой губерний. Соловецкое восстание потянуло за собой цепь выступлений старообрядцев по всей России. И вновь политика правительства придала новый импульс противостоянию, открыто поддерживая реформаторов церкви и жестоко подавляя старообрядцев. Вызвав огонь на себя, власти удалось увести в раскол до одной трети православного населения страны. Борьба за чистоту веры переросла в отстаивание свободы веры, как таковой, движение за которую приняло наиболее радикальные очертания.

Самосожжения
Начиная с 1675 года, Россию захлестнула волна самосожжений старообрядцев в знак протеста против репрессивной политики правительства. Число жертв составило огромную цифру, около 20 тысяч человек. Наиболее значительное количество сгоревших отмечалось по реке Кудме в районе Нижнего Новгорода числом до 2000 человек и 4-5 тысяч - в Пошехонье.

Массированные скопления старообрядцев в Каргополье открыла экспедиция, отправленная митрополитом Корнилием. 7 декабря 1682 года в районе Дор обнаружено селение староверов, в котором проживало 84 человека. 27 раскольников удалось схватить, остальные 57 разбежались. Из схваченных 24 человека отказались от раскаяния и были брошены в тюрьму. Начало самосожжениям на Европейском Севере положило селение Доры на реке Порме Каргопольского уезда, где в 1683 году сгорело 70 старообрядцев. На следующий год по Каргополью прокатилась волна самосожжений. Только в феврале в 7 случаях погибли 272 человека. Часть из пытавшихся уйти из жизни подобным способом удалось спасти, наиболее активные из них были казнены, не отказавшиеся от старой веры отправлены в тюрьмы, остальные переселены в другие местности… Самосожжения не прекращались в течение последней четверти ХVII века и всего 18 столетия. Политика правительства по отношению к старообрядцам до начала ХХ века всегда направлялась на подавление движения силовыми методами… Многие раскольники жили в глухих местах вдали от мира и факты самосожжений старались скрывать, что покрыло тайной само наличие подобных случаев.

Общежительство на Выге
С начала 18 столетия распространение старообрядчества в Поонежье тесно связано с созданным в 1694 году Выго-Лексинским общежительством. После подавления Соловецкого восстания это общество заняло духовно-культурное место монастыря в сознании русского народа. Особенно бурное развитие общества приходится на 30-40 годы ХVIII века. К 1750 году в нем имелось два монастыря: мужской Богоявленский или Данилов на реке Выг, основанный в 1694 году, и женский Крестовоздвиженский на реке Лексе - в 1704 году. Всего в общество входило 44 скита и около 100 поселений. В 1700 году в общежительстве насчитывалось до 500 мужчин и женщин…
 
В каждом скиту имелась часовня с колокольней или звонницей, а в больших скитах - по две часовни: мужская и женская. Вокруг часовен на удалении до двух верст располагались избы, большие и малые, с сенями, чуланами, дворами, сараями, хлевами для скота. В ряде скитов имелись мельницы, хлебные амбары и другие хозяйственные постройки. Это свидетельствует, что скиты представляли из себя не монашеское убежище, а обычную северную деревню с полным крестьянским обиходом.
Центр общежительства размещался в районе Даниловского монастыря, ныне деревня Данилово на реке Выг, поселения общества граничили на западе с Каргопольским и Онежским уездами на всем протяжении с юга на север, местами заходя на территорию края. Самый южный Андомский скит непосредственно примыкал с запада к Лекшмозерью.

Старообрядцы на Каргополье
Отдельные скиты, к примеру Чаженьгский, располагались на Каргополье. По количеству учтенных раскольников через Андомский скит с 1720 по 1760 годы прошло 391 человек. Сведений по численности старообрядцев Чаженьгского скита нет, но обе общины относились к категории самых крупных в общежительстве. Крестьянский быт скитов свидетельствовал: уходили староверы в леса и обживали отдаленные места не для того, чтобы монашествовать или сжигаться. Старообрядцы всего лишь желали оставаться верны той вере, по которой жили и умирали отцы и деды, но не хотели, чтобы кто-либо мешал блюсти то, что составляло смысл их жизни.
Оплотом старообрядчества на Каргополье в разные времена становились Чаженьгский скит, Поремская и Филипповская пустыни. Чаженьгский скит организован в том же 1710 году, что и Андомский. Вначале, близ реки Чаженьга в 4 километрах от деревни Часовен- ской выстроена часовня, положившая начало скиту. Скит создали члены Выго-Лексинского общества, привлеченные более плодородными почвами, чем на реке Выг. Скит быстро развивался, к середине ХVIII века стал одним из самых крупных в общежительстве и имел две часовни в виде церквей. К тому времени он стал житницей сообщества и имел поразительные экономические показатели.

Существование скита прекращено правительством в 1838 году, мужская часовня уничтожена, а женская преобразована в православную церковь и приписана к Заднедубровскому приходу. Раскольники высланы под надзор полиции, дома их заселены крестьянами из близлежащих деревень.

Сведений о Чаженьгском скиту сохранилось очень мало. Просуществовал он 128 лет и все главные события старообрядческой жизни Каргополья развертывались вокруг него. Целая череда наиболее крупных самосожжений края прямо или косвенно связано со скитом. Отдельные сжегшиеся перед смертью наказывали свое имущество передать на Чаженьгу. На прямое участие скита в подготовке самосожжения 1765 года указывает донесение в Сенат старосты Кимежской волости Каргопольского уезда, что из Чаженгского поселения были привезены для участия в действе «вграмоте умеющих для пения дватцать девок».

Выходец из Выго-Лексинского общежительства старец Филипп впоследствии основал свою секту неподалеку от скита и, несомненно поддерживал с ним отношения до своей гибели в огне. Их тесные связи, с большой долей вероятности, не разорвали и последователи старца, количество которых насчитывало несколько тысяч человек. Отрывочные сведения позволяют утверждать, что за время существования через скит прошло не менее 1000 человек. К середине ХVIII века скит заслужил монопольное право на обеспечение Выго-Лексингского общежительства недостающим хлебом, взамен получал старинные книги, иконы, богослужебную утварь. К сожалению, за недостатком сведений роль его полностью не раскрыта. Но то, что влияние скита на Каргополье было сопоставимо с самим общежительством, не вызывает сомнения и ставить его в тень старообрядческих монастырей вряд ли оправданно. О мощном культурном наследии скита свидетельствуют книги, найденные у местных жителей экспедицией БАН в середине ХХ века. Книги не могли оказаться у жителей неведомо откуда и Чаженьга, как каргопольский центр старообрядческого движения, не осталась в стороне от духовной жизни края. Скит порушен царским правительством еще в середине ХIХ века, но какие-то следы остались. Не случайно Каргополье к концу ХVIII века стало одним из крупнейших оплотов старообрядчества в России.

Раскол в среде старообрядцев
Гонения со стороны церкви и государства внесли расстройство в старообрядческое движение, которое разделилось на два течения: поповцев и беспоповцев. Первые, оставаясь на позициях старой веры, были более лояльны к власти и официальной церкви. Таковые на территории Каргополья стали отмечаться лишь в начале ХХ века и в количестве, не превышающем 100 человек. В подавляющем большинстве в Поонежье проживали беспоповцы, которые настроены были более радикально и отвергали все компромиссы. Это течение не являлось однородным и подразделялось на несколько толков. Из них в крае наибольшее число сторонников имели филипповцы и даниловцы или поморцы, принадлежавшие к Выго-Лексинскому общежительству. Разница во взглядах между ними была незначительна; более непримиримые члены общежительства во главе с Филиппом в 1737 году выделились из общины и образовали собственное движение. Сам Филипп погиб в пламени в 1742 году, но после гибели проповедника число его последователей не только не уменьшилось, но стало наиболее многочисленным на Каргополье. Так, в начале ХIХ века филипповцы составляли 92,7% от всех старообрядцев, к середине столетия - 71,6%, к концу века - 80,6%.

Чаженьгский скит, по принадлежности, относился к даниловцам. Вероятно, со времени основания скита в нем жили только даниловцы, по мере формирования филипповского толка постепенно скит раскололся на два лагеря, существовавшие под одной крышей, и, когда старец окончательно решился порвать с общежительством, он увел своих последователей на новое поселение. Факт его расположения неподалеку от скита позволяет сделать вывод, что Филипп до отделения относился к Чаженьгскому скиту и новое течение имеет каргопольские корни. Поремская и Филаретовская пустыни представляли филипповцев. Поремская пустынь имела часовню и несколько келий. В лесу неподалеку стояли еще две часовни: одна - на могиле самосжигателей, другая - на староверском кладбище. Пустынь ликвидирована властями в 1837 году.

Филаретовская пустынь образовалась на могиле старца Филарета, над ней возведена часовня, которая привлекала местное население и многочисленных паломников. Находилась пустынь в 15 верстах от реки Пормы близ Иванозера. В 1838 году полиция выселила раскольников в другие местности, часовня и поселение были уничтожены. Местные жители на том же месте воздвигли поклонный крест, но в 1854 году жандармы и его ликвидировали, а могилу старца сровняли с землей. Преследования власти не только не уменьшили количество раскольников, но еще более озлобили, как их самих, так и сочувствующих им жителей края.

Новая секта – скрытники или бегуны
Из числа наиболее радикальных филипповцев в 1792 году на Каргополье сформировалась новая секта, имевшая различные названия странники, скрытники или бегуны, которая объединила последователей старца Евфимия, в конце ХVIII века проповедовавшего учение скрытничества. Основателем ее стал некий Савва, а кто он и откуда - неизвестно. Сколько бегунов было на самом деле, точно установить не представлялось возможным: из всех толков эти оказались наиболее неуловимыми. Но даже по официальным данным, число сторонников нового течения быстро увеличивалось. Так, в 1854 году учтено их всего 14, в 1861 - 106 человек. В 1900 году по Олонецкой губернии насчитывалось 251 странник, из них в Каргопольском уезде таковых имелось 151 (60,2%).

Если со всеми другими толками, которые вели оседлый образ жизни и скрывались лишь на время карательных экспедиций, можно было каким-то образом договориться, то скрытников даже распознать оказалось непросто. Они не всегда имели постоянное место жительства и внешне не проявляли своих религиозных пристрастий. Бегуны не верили ни государству, ни церкви, ни армии и принципиально не хотели иметь с ними ничего общего. Наиболее известным эпизодом их деятельности осталась попытка устроить часовню близ Кладовской пещеры, находившейся в 47 верстах от города Каргополя вниз по реке Онеге, и в 10-15 саженях от Питерского почтового тракта. Пещера представляла из себя четырехугольную комнату со стенами 5 метров длиной, где человек мог ходить в стоячем положении. В смежной пещере меньших размеров имелся родник. В мае 1860 года произошло последнее в России самосожжение, по разным источникам от 15 до 21 бегу- нов из деревень Окуловская и Савинская Волосовского прихода Каргопольского уезда. В предсмертной записке сжегшихся значилось: «Лучше в огне сгореть, чем антихристу служить». Главари секты братья Дмитриевы были заключены под стражу, но им удалось бежать, поиски результатов не дали. В том же приходе в 1899 году было обнаружено в лесу скрытое целое кладбище бегунов.
 
Стаообрядчество на Каргополье в 19-м веке
Для эффективной борьбы с раскольниками в середине ХIХ века создана специальная комиссия, но видимым результатом ее работы явилось лишь увеличение их количества, В рапорте преосвященного Аркадия отмечается число раскольников за 1855 год в 2863 человека, из них 2764 филипповца, а в 1856 году число раскольников оказалось вдвое больше, числящегося в документе. Число законоучителей около 300.
 
Последующие годы ознаменовались дальнейшим ростом старообрядцев.
Так, с 1854 по 1868 год число раскольников не убыло, но даже возросло с 3 до 8 тысяч.

Старообрядцы с середины ХIХ века тщательно учитывались местными священниками. Если в ведомостях учета правильные прихожане отражались сводной цифрой по деревням, то раскольники фиксировались поименно. Так, по Шежемскому приходу Каргопольского уезда: «из раскольников одна грамотная девка Дарья Богданова». Вместе с тем, данные официального пофамильного учета на порядок расходились с открыто опубликованной статистикой, В 1900 году в Каргопольском уезде насчитывалось 3401 раскольник и 10170 колеблющихся. Наибольшее их количество отмечалось в Нименской, Волосовской, Архангельской и Печниковской волостях, в самом городе старообрядчество не прижилось, лишь в 1837 году их наибольшее число составило 33 человека. На этот период странников имелось в Олонецкой губернии 251 человек, из них в Каргопольском уезде - 151, а в Усть-Вольгском приходе «каждый домохозяин, пренебрегая опасностью, дает приют бегунам».
 
В меньшей степени старообрядчество распространилось на севере региона. Старообрядцев по Онежскому уезду зафиксировано: в 1826 году-86, в 1869-83, в 1894 -310. Но более правдоподобно характеризуют число староверов высказывания подобного рода: «Эти сведения не дают ни малейшего понятия о настоящем количестве раскольников. В действительности их несравненно больше».
 
И 20-й век
…Только с 1903 года политика властей по отношению к старообрядцам стала более терпимой. На Каргополье появилась поповщина - направление старообрядства, не отвергающее сотрудничество с правительством. Утвердился «австрийский раскол» в Луговской, Плесской и Заднедубровской волостях. Всего их насчитывалось на Каргополье 58 человек, но к 1916 году общине удалось построить З храма.

Любопытно, что с изменением политики власти староверы незамедлительно откликнулись на поданный сигнал: сторонников примирения оказалось более всего в местностях, где отмечалось наиболее ожесточенное сопротивление гонениям. Преследования сплотили старообрядцев, превратив их в особый слой русского общества со своей самобытной духовной и материальной культурой. На бытовом уровне отмечались положительные черты староверов: им запрещалось пить водку, курить, сквернословить. Вместе с тем, эта группа отличалась хозяйской сметкой и предприимчивостью, здравомыслием и терпимостью. Старообрядчество, которое под воздействием официальной пропаганды считали косным, застывшим, нежизнеспособным, стало показывать свои нерастраченные силы, но история не дала церкви сплотиться в единый кулак и противостоять приближающейся катастрофе. Антихрист, именем которого называли друг друга в пылу борьбы противоборствующие стороны, был уже на пороге. Исключая ругательный оттенок, по отношению к человеку слово антихрист означает лишь того, кто не признает Христа, но это вовсе не определяет - плох он или хорош. Атеистическое государство в своей политике идет дальше обычного человека. Отдельные люди вряд ли станут разрушать церкви, но, если им даст приказ на то правительство, тогда другое дело. Вместе с революцией, провозгласившей отказ от религии во всех формах и проявлениях, для всей церкви, официальной и непризнанной, пришел настоящий Антихрист и наступил «век молчания». Советская власть не особенно утруждалась сортировкой «служителей культа» на правильных и неправильных. Беспощадным репрессиям подвергались те и другие, невзирая на лица.

Движение скрытников оказалось наиболее приспособленным к выживанию при любом строе: всякая власть изначально рассматривалась ими, как враждебная сила. В связи с тем, отдельные скрытники выявлялись и в 70- годах 20 века. Им удалось не только выжить самим, но и сохранить материальную культуру движения. В 1960-1970-х годах в Каргопольском районе было разыскано и собрано 400 рукописей и более 200 старопечатных книг, которые составили в Библиотеке Академии Наук Каргопольское рукописное собрание. Одна треть из них связана с учением каргопольских скрытников.
«И если бы в БАН удалось собрать максимум книг и рукописей Каргопольского края, то созданное особое собрание этих рукописей могло бы послужить хорошей базой изучения русской культуры одного из важнейших районов Русского государства ХVI-ХVIII веков».

Старообрядчество на Онеге, как и по всей России, носило трагический опенок; остается только сожалеть, что произошел раскол церкви. Вместе с тем, движение опалило судьбы многих людей края, немалому количеству из них пришлось пострадать за веру, как они ее понимали. В любом случае, оно сыграло свою положительную роль в воспитании нравственности и поддержании силы духа сельского населения многих деревень и сел верхнего Поонежья.

Продолжение                                               К началу

Примечания:
1. Из книги Вл. Васёва "Поонежье: прошлое и настоящее". Вельск, 2008.
2. Разбивка на части и выделения - ведущего сайта.
3. Еще о старообрядчестве...