Смирнов Юрий Иванович,
доктор филол. наук, вед. научный .сотр. Ин-та мировой литературы РАН (г. Москва)

БЫЛИНЫ КЕНОЗЕРА ПО ЗАПИСЯМ 1927 г.
(Онежская экспедиция братьев Соколовых)
ПАМЯТИ Ю.И.СМИРНОВА
обратно к алфавитному поиску


БЫЛИНЫ КЕНОЗЕРА ПО ЗАПИСЯМ 1927 г. 
(
Онежская экспедиция братьев Соколовых)

С конца ХIХ в. на Русском Севере собиратели продолжали посещать и даже открывать места бьггования эпических песен. Где бы ни появлялись собиратели, — в Беломорье или на реках Пинеге, Кулое, Мезени, Печоре, они всюду слышали и записывали эпические песни: былины, баллады, ранние и поздние исторические песни, духовные стихи, эпические пародии. Из ранее известных мест разве что Обонежье порой привлекало внимание как местных любителей эпоса (учителей и др.), так и заезжих просвещённых людей.  Кенозеро, находившееся в глубине между легкодоступными путями сообщения, … по-видимому, совсем не посещалось кем-либо из лиц, интересовавшихся эпическими песнями. Лишь в 1919 г. в малотиражном петрозаводском журнале вдруг появилась небольшая старина «Дунай и его жена», записанная учителем Пекарским от Авдотьи Тимофеевны Артемьевой… 

Впервые после  Гильфердинга  громкое звучание собирательских усилий на Кенозере приобрела экспедиция братьев Соколовых в 1927 г. Братья-близнецы Борис и Юрий Матвеевичи Соколовы, как и Гильфердинг, были выпускниками Московского университета. В науке они были учениками Всеволода Фёдоровича Миллера, главы т. н. исторической школы,...и вместе с тем они искали свои подходы в изучении разных фольклорных жанров. Братья приобрели своё имя благодаря экспедиции на Вологодчину и изданию её результатов в виде весьма солидного тома «Сказки и песни Белозерского края». Они успешно работали как фольклористы, этнографы, литературоведы и музееведы. Им, казалось бы, с избытком хватало занятий. Но, как видно, им этого было мало. Им захотелось возложить на себя бремя экспедиции «по следам Рыбникова и Гильфердинга».

Тогда уже имелись условия для собирательских поездок и притом с участием нескольких человек, а не одиночки, как бывало раньше. Именно с того времени проведение экспедиции силами нескольких человек становилось обычным для советских фольклористов, к чему прибегают и до сих пор. Для братьев Соколовых экспедиции не были в новинку. Они уже проводили их в Саратовской губ. и в средней полосе России, прежде чем решили отправиться «по следам Рыбникова и Гильфердинга». Поэтому Ю.М.Соколов, возглавивший экспедицию в 1926 г., с энтузиазмом провёл её в южной части Заонежья, преимущественно  по деревням на островах. Успех был очевиден.  Довольные началом, братья предприняли в 1927 г. обследование деревень Кенозера. Многое об этой поездке осталось неизвестным, поэтому не следует раздражаться от частого повторения слова «неизвестно» здесь в связи с работой этой экспедиции. 

На Кенозеро отправились оба брата, жена Юрия В.А.Дынник, начинающий писатель С.П.Бородин,  студенты  П.А.Грушников и В.И.Чичеров. Именно Владимир Иванович Чичеров, постепенно выросший в крупного фольклориста и организатора науки, оказался затем первым помощником Ю.М.Соколова в подготовке к изданию собранных эпических песен, а после смерти учителя в 1941 г. он продолжал эту работу и довёл её до выхода в свет огромного тома "Онежских былин".
О поездках в Заонежье в 1926 г. и на Пудогу в 1928 г. братья написали несколько довольно восторженных статей, о поездке же на Кенозеро даже в обширном архиве братьев не найдено и каких-либо набросков. Внезапная смерть В.И.Чичерова в 1957 г. исключила возможность подробнейше расспросить его об экспедиции и, в частности, о поездке на Кенозеро. Местонахождение архива С.П.Бородина, буде он сохранился, остаётся неизвестным, а надежд на то, что там могли бы уцелеть письменные впечатления об экспедиции, пожалуй, не стоит и лелеять. Опрошенная в своё время сестра В.А.Дынник уверяла, что в домашнем архиве не имелось ничего относящегося к северной экспедиции. Таким образом, основным источником сведений об экспедиция братьев Соколовых на Кенозеро остаётся том «Онежских былин», к которому добавляются только что вышедшие, ранее не публиковавшиеся материалы этой экспедиции, приготовленные к изданию В.А.Бахтиной.

Судя по фотографии, запечатлевшей на ступеньках собора участников поездки 1927 г., они останавливались в Каргополе. Неизвестно, сколько времени отнял у них дальнейший путь, но 2 июля они вышли на юго-западное побережье Кенозера, и уже на другой день начали записывать в д. Зехново. Отсюда нетрудно заключить, что собиратели попадали на Кенозеро с юга, через Лёкшмозеро, Масельгу и Порженское. И опять же неизвестно, пытались ли они спрашивать об эпических песнях жителей этих деревень, — а ведь по воспоминаниям жителей, там в 20-е годы ещё бытовали редкие, впрочем, былины и более частые их пересказы.

Последнюю запись собиратели сделали 16 июля. Следовательно, они находились на Кенозере всего две недели, совершенно недостаточные для более или менее полного выявления эпического репертуара. В отличие от Гильфердинга, московские собиратели не могли требовать в приказном порядке того, чтобы певцы сами являлись к ним на запись. Наоборот, в поисках исполнителей собиратели передвигались от деревни к деревне, затрачивая на передвижение и на собственное обустройство много времени, что, разумеется, сильно сокращало время на общение с людьми и на запись текстов. 

В 1958 г. в том же Зехнове, а затем кое-где и в других местах  кенозёры говорили, что в  1927 г. собиратели расплачивались с певцами деньгами, сахаром или ситцем. Сколь велики были возможности братьев Соколовых по этой части, неизвестно. Наверное, они не были безграничными. В какое-то время эти возможности, быть может, оказались исчерпанными, и следующие исполнители уже не вознаграждались, что вызывало неудовольствие и удерживало каких-то жителей от общения с собирателями. Возмещение исполнителей пусть даже не за тексты, а за время общения с собирателями нельзя считать предосудительным. Ведь лето — самая горячая пора для обыденных занятий деревенских жителей. Отрывая людей от этих занятий, нельзя не озаботиться возмещением. Однако, в отличие от братьев Соколовых, собиратели обычно столь же нищи, сколь и те люди, от которых они хотели бы что-то записать.

Начиная записывать в Зехнове в 1958 г., собиратели МГУ обнаружили себя среди множества людей, набившихся в избу, а люди всё подходили, и уже дверь была настежь распахнута, и люди стояли в сенях и на крыльце. Исполнителей же зехновцы  по очереди усаживали посредине избы и решительно требовали: «Пой!» При этом они объясняли, что так поступали собиратели в 1927 г. В такой обстановке человек, привыкший петь или рассказывать в узком, обычно домашнем кругу, сильно смущался и сбивался, а запись было очень трудно вести из-за различных шумов, вскриков и разговоров. Неизвестно, постоянно ли прибегали собиратели 1927 г. к записи в такой обстановке, — в 1958 г. этот случай остался единственным.

В 1927 г. собиратели нашли былины в 18 деревнях Кенозера. Из них только треть названий совпадает со списком Гильфердинга (см. ниже перечень деревень). Складывая вместе результаты, полученные Гильфердингом  и собирателями 1927 г., легко заметить, что на Кенозере былины реально бытовали по меньшей мере почти в половине всех известных деревень, а это в свою очередь позволяет думать, что былины не были чужды и жителям другой половины  кенозерских  деревень. Иначе говоря, сплошное бытование былин на Кенозере было характерным естественным явлением во времена  Гильфердинга  и, вероятно, оставалось им ещё до начала ХХ в.

Всего в 1927 г. было записано 50 былин — против 59  Гильфердингом: здесь имеются в виду физические записи, число текстов, содержащих былинные сюжеты, независимо от того, сколь полно передано их содержание, стихами или прозой, без каких-либо соединений между собой или, наоборот, в каких-то соединениях (контаминациях). Кроме них, записаны З ранние исторические песни (у Гильфердинга 10) и З поздние исторические песни (у Гильфердинга  их нет). Заметное внимание уделялось балладам, поэтому их записано 30 ( у Гильфердинга их всего 7). Эпических пародий записано всего 8, — у Гильфердинга их 7. В общей сложности в 1927 г. было записано 94 светские эпические песни. Без поздних исторических песен, по сопоставимому кругу произведений экспедицией 1927 г. записан 91 текст против 83 у Гильфердинга. Это превосходство достигнуто за счёт большего внимания к балладам. 

…За отсутствием контрольного материала почти ничего нельзя сказать о продуктивности былинного творчества на время экспедиции. Вся совокупность записанных в 1927 г. былин ещё сохраняла признаки системности. Эпическим центром многих из них оставался Киев во главе со своим неизменным правителем князем Владимиром. Герои, — чаще Добрыня Никитич и Илья Муромец, порой  Святогор,  Дюк  Степанович и  Чурила Плёнкович, —выступают действующими лицами в ранних произведениях.

Большинство тематических серий представлено соответствующими произведениями, однако набор этих произведенийпо каждой серии довольно скуден. Приглядевшись, можно заметить, что некоторые былины оказывались известными  только отдельным знатокам, отчего бытование эпической системы в целом и состояние её самой становились неустойчивыми.
 
Признаки отмирания эпической традиции нетрудно связать исключительно с возрастом исполнителей, передававших свои тексты на запись. От пожилых людей, изредка певших эпические песни, да ещё застигнутых собирателям врасплох, естественно, нельзя ожидать совершенного исполнения. Но то же самое можно было бы сказать и о людях среднего возраста. Нужны были контрольные записи и от людей помоложе тех, от которых записывали в 1927 г. Однако такие попытки, насколько известно, не предпринимались ни на Кенозере, ни в других местах. Всюду с 20 гг. ХХ в. собиратели делали записи почти исключительно от пожилых людей.

На другой год после  Кенозера  экспедиция отправилась на Пудогу. Там собиратели нашли в числе прочих несколько сказителей с внушительным эпическим репертуаром. Братьев Соколовых затем увлекло изучение мастерства крупных певцов и сказочников. При этом внимании к мастерам, сильно развившемся среди фольклористов в 30-е гг., скромные семейные репертуары кенозёров оказывались в лучшем случае малозаметным дополнением к череде привлекаемых фольклорных фактов.

Примечания:
1. Список деревень, где в 1927 г. находили былины братья Соколовы: Бухалово, Вершинино, Городское, Зехново, Майлахта-Ряпусово, Мамоново, Мыза, Першлахта, Поромское, Росляково, Рыжково, Спицыно, Суетин-остров, Телицино, Усть-Поча, Федосово, Щанниково, Щенник.
2. Из сборника "Культурное и природное наследие Европейского Севера", Архангельск, Поморский ун-т, 2009.
3. Текст сокращен за счет деталей методики записей и статистики по исполнителям.
4. В экспедиции участвовал С.П.Бородин, ставший впоследствии известным автором исторических повестей.

5. Подробнее биографии Б.и Ю.Соколовых.