ТОПОНИМИКА КЕНОЗЕРЬЯ
 

Ю.Н.Бондарь, В.Н.Калуцков

ПРИРОДНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ В ТОПОНИМИИ КНП
И.И.Муллонен, Е.В.Захарова
МНОГОСЛОЙНАЯ ТОПОНИМИЯ КЕНОЗЕРЬЯ


Ю.Н.Бондарь, В.Н.Калуцков

ПРИРОДНЫЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ В ТОПОНИМИИ КЕНОЗЕРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Bratynia@mtu-net.ru

1. Введение.
Топонимия национального парка представляет собой важный элемент его регионального наследия. Ландшафтно- топонимические исследования способствуют реконструкции культурно-географических ситуаций прошлого. Топонимия – это язык ландшафта, язык, на котором ландшафт «сам рассказывает» о себе, о своей истории и особенностях, но нужно владеть основами этого языка и уметь им пользоваться.
Кенозерский национальный парк – уникальная охраняемая территория в масштабах не только России, но и мира (Природное и культурное наследие…, 2002). Уникальность парка проявляется также в топонимическом отношении, как в плане своеобразия, полноты, так и в плане сохранности топонимии. Этнокультурное русско-карельское «пограничье», традиционный уклад жизни, удаленность от инновационных центров позволили сформироваться и сохраняться местной топонимии. Однако время и современные процессы приводят к утрате этого важного пласта культурного наследия (Культурный ландшафт…, 1998).

2. Основные понятия и термины.
Под ландшафтной топонимией понимается система топонимов, распространенных на определенной территории и отражающих свойства географического ландшафта. Ландшафтный топоним, или местноназвание, это топоним, прямо или косвенно связанный с определенным местом на Земле… .

3. Постановка, материал и методы исследования.
Данное исследование опирается на концепцию природного ландшафта. Его цель – выяснить «различительные возможности» кенозерской топонимии как индикатора разнообразных природных ландшафтов. Среди задач исследования: определение всего круга местных ландшафтных топонимов, их этимологизация и картографирование, выяснение основных ландшафтно- топонимических закономерностей региона, включая составление топонимических формул природных ландшафтов Кенозерского парка.
Топонимический материал настоящего исследования был частично собран во время полевых исследований в 2002 г., но большая его часть взята из замечательной работы, выполненной В.Я. и З.С. Дерягиными и Г.И. Манихиным (Методические разработки…, 1987).

4. Ландшафтные топонимы – индикаторы рельефа, растительности и почвенно-литологических условий.
Ландшафтные топонимы позволяют различать и исследовать такие свойства природного ландшафта, как характер и формы рельефа, своеобразие растительности, особенности почвенно- литологических условий.
Среди индикаторов рельефа выделяются 3 группы ландшафтных топонимов – орографические индикаторы положительных, отрицательных форм рельефа и индикаторы плоского рельефа. Наиболее типичные топонимы, характеризующие положительные (чаще всего моренные) формы рельефа, назовем следующие: Гора, Кряж, Горб, Грива, Шалга, Извал, Бугры и т.д. Для западинных и отрицательных форм типичны Лог, Лухта, а также Клочьеватик, Пенус, Орга, Шаймы. Такие топонимы, как Нос, Наволок, Плоско (Плоский) представляют собой надежные индикаторы плоского рельефа.
Среди индикаторов лесной растительности широко распространены ландшафтные топонимы с основой Бор и производными (Боровой, Подборовая, Боровухи); сосновые леса характеризуются топонимами типа Сосновец, Мянда.
Семантика других топонимических индикаторов лесов таких, как Еловец, Осиновец (Осиново), Ольша достаточно прозрачна. Наиболее характерные индикаторы болот в регионе – топонимы с основой Мох.
Почвенно-литологические условия хорошо отражают топонимы Пески (Песчаница, Песчано), Илы (Ил), Каменная (Каменный). Топонимы Гнилка (Гниловатик) – хорошие индикаторы глинистого почвенного субстрата.

5. Природные ландшафты национального парка и особенности их отражения в топонимии Кенозерья.
Генезис, развитие и распределение природных ландшафтов Кенозера прежде всего обусловлено географическим положением национального парка на границе двух крупных морфоструктур – Балтийского щита, сложенного кристаллическими породами, и Русской платформы с глубоким залеганием кристаллического основания.
В восточной части парка, на осадочном чехле Русской платформы преобладают холмисто-западинные и возвышенные моренные ландшафты на валдайской, местами карбонатной морене. Главная их особенность – это мозаика рельефа, образованная беспорядочным сочетанием холмов, озов, и камов и межхолмовых сырых и заболоченных западин. В этих ландшафтах из коренных пород преобладают ельники, на бескарбонатных породах это зеленомошники и долгомошники, а на карбонатных породах это леса со снытью, вороньим глазом, зеленчуком, звездчаткой дубравной и другими неморальными видами в травяном ярусе.
В первом случае под лесами формируются средне- и сильноподзолистые почвы, а во втором - дерново-карбонатные почвы. Здесь широко распространены вторичные мелколиственные леса из берёзы, осины и ольхи; в настоящее время идёт процесс вытеснения мелколиственных пород подрастающими хвойными, в основном елью, в меньшей степенью сосной.
Меньшую площадь в восточной части парка занимают низменные зандровые ландшафты на песках, с плавными формами рельефа и небольшими перепадами высот. В них среди коренных лесов преобладают сосняки-беломошники, зеленомошники и долгомошники, велика доля вторичных лесов. В этих ландшафтах формируются самые бедные почвы – иллювиально-железисто подзолистые. Эти ландшафты играют важную роль в жизни местного населения как источник ягод и грибов и, к тому же, имеют высокую рекреационную ценность.
Относительно высока в восточной части парка доля верховых болот (20-25%), располагающихся на плоских водоразделах и на месте котловин бывших озёр. Мелкие болота встречаются повсеместно у каждого населённого пункта и являются природной основой культурного ландшафта, так как используются местным сообществом для сбора ягод, мха и лекарственных растений.
В западной части парка в строении ландшафта большую роль играет уже упомянутый Балтийский щит.
Для природных ландшафтов характерен маломощный чехол рыхлых отложений, кислые почвы и преобладание среди коренной растительности сосняков - от беломошников до долгомошников. Меньшую площадь занимают в западной части холмисто-западинные моренные ландшафты на валдайских суглинках с ельниками и зандровые песчаные с сосняками. В этой части нет крупных массивов верховых болот из-за сильной расчлененности территории. Также высока доля вторичных лесов.
Особенно следует выделить приозёрные ландшафты Лекшмозера, Кенозера и других озёр. Приозёрные ландшафты – это песчаные и супесчаные равнины с заболоченными участками на глинистых грунтах (им соответствует местные географические термины – лухта и замоина). В этих ландшафтах преобладают сосновые леса на песках, на суглинках и глинах растут влажные еловые, елово-лиственные и лиственные леса (берёза, ольха, осина). Приозёрные ландшафты занимают небольшую площадь в парке, но их значение трудно переоценить. Уже много веков они являются естественной (природно-культурной) средой обитания жителей, местных сообществ - кенозёр.
Предки кенозёр выбрали эти места для основания деревень: почти все деревни в парке приозерные. Соответственно, приозёрные ландшафты наиболее освоены в хозяйственном и культурном отношении, на их основе сформировались кенозерские культурные ландшафты. В топонимическом отношении это также наиболее освоенные пространства: по сравнению с окружающими моренными равнинами, озерами и тем более с удаленными болотными массивами на единицу территории здесь отмечается самая высокая концентрация топонимов. Этот эффект высокой топонимической различительности ближних, освоенных мест, по сравнению с дальними, неосвоенными известен на Русском Севере и получил название полимасштабности (Культурный ландшафт Русского Севера …, 1998). И, наконец, главное, приозёрные ландшафты с расположенными на них селениями представляют собой топонимические центры всего края, центры называния и ориентации жителей, ориентации не только пространственной, но и хозяйственной и семантической.

6. Статистическое распределение ландшафтных топонимов. Картографическая и статистическая фиксация всех выявленных топонимов позволила перейти к анализу их реальной встречаемости в пределах парка.

Таблица.
Распределение ландшафтных топонимов в Кенозерском национальном парке по частоте встречаемости.

Группы топонимов
по массовости

Индикаторы рельефа
Индикаторы почвенно-геологических условий
Индикаторы растительности
Топонимические индикаторы Кенозера
Массовые Гора, Наволок   Бор Лахта
Распространенные Лухта, Плоско, Кряж (Крёж), Клочьеватик, Шалга Песчаница (Песок)   Прость (Чолма)
Редкие Горб, Лог   Осиновец, Березовец  
Единичные   Гнилка (Гниловатики), Ил, Сыть Сосновец, Мянда, Еловец  

По частоте встречаемости, или массовости, все ландшафтные топонимы были разделены на 4 группы: массовые, распространённые, редкие и единичные. В количественном отношении в данном конкретном случае с учетом имеющейся выборки к массовым ландшафтным топонимам отнесены такие, которые встречаются свыше 14 раз. Распространённые ландшафтные топонимы отмечены в 6 - 13 случаях, редкие – 3 - 5 раз, а единичные – до 3 раз (см. табл.).
Анализ таблицы показывает, что массовыми топонимическими индикаторами для региона Кенозера является топонимы с основой Гора, Наволок (индикаторы рельефа), Бор (индикатор растительности), Лахта.

7. Территориальное распределение ландшафтных топонимов. Чтобы лучше понять особенности пространственного распределения ландшафтных топонимов для всех массовых и распространенных топонимов были построены картосхемы.
Анализ картосхемы распределения ландшафтного топонима Гора (Горка) показывает, что сгущение топонима наблюдается на Лекшмозере, а также в южной и юго-западной частях парка, что связано как с хорошей выраженностью моренного рельефа в этих частях парка и с хорошей освоенностью данных мест.
Наибольшая концентрация топонима Наволок приходится на северную часть парка, что связано с природно-хозяйственными особенностями данной части (обилие приозёрных лугов).
Исходя из имеющихся у нас данных, ландшафтный топоним Бор встречается в основном в юго-западной (Горбачиха) и северо- западной (Минино) частях региона. Данный характер распределения связан с природными особенностями приозёрной местности, когда топоним Бор в большинстве своём приурочен к водно-ледниковым озово-камовым комплексам и к зандровым ландшафтам.
Особенности пространственного распределения топонима Кряж (Крёж) заключаются в его концентрации в юго-восточной и южной частях Кенозера. Такой локализованный характер распределения топонима связан с ландшафтными (моренный рельеф) и культурными особенностями.
Ландшафтный топоним Лухта распределён в пределах озёрных террас Кенозера более равномерно, так как отражаемые им заливаемые низины встречаются по всему побережью Кенозера.
Топоним Песчаница (Песок) также равномерно распределён в пределах озёрных террас Кенозера, что связано с повсеместными песчаными отложениями на озёрных террас.
Топоним Плоско (Плоская) встречается в различных частях парка (Кенозеро, Порженский Погост, Лекшмозеро).
Топоним Березовец (Березуха) концентрируется в северо- западной части Кенозера и на Порженском Погосте.
Ландшафтный топоним Осиновец (Осиново) более или менее равномерно распределён по территории всего парка, что связано с широким распространением вторичных мелколиственных лесов.

Таким образом, распределение основных ландшафтных топонимов по территории региона отражает ее ландшафтные особенности, однако этот фактор существенно искажается характером заселения и освоенности территории.

(из интернета - c сокращениями).