Н. В. Червякова (Петрозаводск - Варишпельда)

ДЕРЕВЯННЫЕ ЦЕРКВИ
ВОДЛОЗЕРСКИХ ПОГОСТОВ: ПРЕЧИСТЕНСКОГО РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ  И ИЛЬИНСКОГО. СТРОИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Рубеж XIX и ХХ вв. ознаменован открытием Русского Севера как области древней русской культуры с ее эпосом, художественным наследием, шедеврами деревянного зодчества. Однако исследование Севера было не повсеместным. Труднодоступность некоторых районов стала причиной того, что они оказались на периферии внимания научных экспедиций, обследовавших север России. Именно таким было Водлозерье, расположенное в Пудожском районе Карелии. В XIX в. этот район характеризовался так: «под общим именем Водлозера известна Куганаволоцкая волость - глухой северо-западный угол Пудожского уезда, повсюду покрытый дремучим лесом».

Водлозерье - район компактного проживания этнолокальной группы русских, именующих себя водлозерами и ведущих свое происхождение от новгородцев. В рукописи водлозерского священника Громцова, относящейся к 1914 г, отражены черты исторической памяти водлозеров того времени: «Водлозеро - весьма древнее поселение нов
roродцев. Через него новгородцы вели торговлю с Белым морем. (...) Старинные мосты на Волошове, по мнению многих, - это места перетягивания судов новroродцев. (...) Одна из деревень Пречистенского прихода, а именно Вама, есть имение Марфы Посадницы. В начале ХХ в. в сорока деревнях, расположенных на побережье и многочисленных островах Водлозера, проживало 2800 человек. Удаленность территории Водлозерья, ее изолированность из-за лесов и бездорожья способствовали сохранению архаических черт местной культуры.

Водлозерью не повезло с исследователями серебряного века - здесь побывали только лишь географ И.С.Поляков, этнографы В.Н. и Н.Н.Харузины, фольклорист А.Ф.Гильфердинг. Летом 1917 г. на Водлозере работала экспедиция под руководством С.Н.Дурылина, известного искусствоведа и религиозного мыслителя. Однако материалы этой экспедиции, в том числе и фотографии, не были опубликованы и, похоже, пропали в водовороте последующих революционных событий. Открытие водлозерской архитектуры состоялось только в 1947 г., когда здесь побывал А.В.Ополовников, исследовавший Ильинский погост. Однако архитектурная среда Водлозерья к этому времени претерпела значительные утраты. Строения древнейшего Водлозерского погоста - Пречистенского - были разобраны перед войной, многие часовни перенесены со своих мест и использовались для нужд колхозов. К сожалению, практически не сохранилось фотографий Водлозерья первой трети ХХ в. Наиболее ранние фотографии относятся к 1920-м гг. Следующей по времени является коллекция негативов на стеклах, отражающая водлозерские реалии 1939 г. и находящаяся в архиве НП «Водлозерский». Однако эти единичные фотографии не передают целостного образа архитектуры Водлозерья.

Поэтому сегодня значение имеют любые материалы, дополняющие пока еще очень скудные представления об архитектуре Водлозерья начала ХХ в., - архивные данные, опубликованные исторические материалы, записки путешественников,воспоминания старожилов, В настоящей статье на основе публикаций и архивных документов обобщены исторические сведения о водлозерских погостах и их строениях, начиная с середины XVI в., привлечены неизвестные ранее этнографические материалы, содержащие описания интересующих нас церквей.

Первое письменное свидетельство о церквях Водлозерья относится к XVI в. К этому времени здесь уже сформировалась система поселений, дошедшая в почти неизменном виде вплоть до середины ХХ в. Все водлозерские поселения, включая обширные таежные пространства среднего течения реки Илексы, входили в состав Рождественского погоста.
Место Пречистенского погоста. Фото А.Бодэ. 2012 г.
Согласно преданию, сохранившемуся среди водлозеров до нашего времени, не естественные причины определили место строительства, но  сама Богородица указала, где поставить посвященный ей храм. Церковь собирались строить на соседнем острове Шендема, однако лес трижды чудесным образом прибивало к острову Нога, на котором и поставили новый храм.

В 1563 г. в «Погосте Водлозерском за Онегом» значатся на острове Нога «церковь Рожество святые Богородицы и теплая церковь Святыи апостолы Петр и Павел верховныи». Отметим довольно раннее появление теплой церкви в Водлозерском погосте. Считается, что теплые церкви были достаточно поздним явлением на Руси и появились сначала в монастырских (середина ХV в.) и позднее в приходских (середина XVI в.) храмах. К концу XVI в. «обычай этот был уже довольно распространен по всей Новгородской области и теплые церкви встречаем не только в монастырях, но и во многих небольших селах и погостах». По всей видимости, Петропавловская Водлозерская церковь, построенная до середины XVI в. и расположенная на окраине Новгородских владений, представляет собой ранний пример такого рода.
Церковь Петра и Павла.
Фото Ф.А.Каликина. 1920 г.
В переписи 1617-1618 гг. содержатся некоторые указания на внешний вид и убранство церквей «погоста Рождественского на Водло-озере» - обе означенные церкви «древяны клецки», «образы, свечи, книги, ризы, паникадила и все церковное строение - приходское, тое волости крестьян». В последующей переписи 1646/47 гг. Петропавловская церковь не обозначена, а в 1678 г. она упоминается вновь....
 
Церковь Петра и Павла. Фото Ф.А.Каликина. 1920 г.
Известна дата строительства последующих церквей погоста - в Ведомости о церквах Рождества Пресвятые Богородицы и святых апостолов Петра и Павла за 1846 г. указывается, что «построена первая в 1772 году, а вторая в 1752 году тщанием прихожан. Зданием древянная, крепкая, с такою же колокольнею». Согласно ведомости, Петропавловская церковь была теплой, а Пречистенская — холодной. В документах Олонецкой Губернской строительной и дорожной комиссии содержатся указания на внешний вид Вогородичной церкви: над «четырехугольною среднею частью церкви» располагался «восьмиугольный купол, выстроенный над средней частью церкви наподобие колокольни», т. е. речь идет о храме типа «восьмерик на четверике» с шатровым завершением. Шатровая колокольня была, как видно из архивных документов, прирублена к основному зданию церкви.

Церковь Рождества Богородицы, построенная позднее Петропавловской, к 1860 г. обветшала настолько, что причт и прихожане обратились в Олонецкую палату государственных имуществ за разрешением о6 устройстве новой деревянной церкви. В прошении сообщалось, что на строительные работы собрано 680 рублей, которые хранятся при церкви....Однако из-за недостатка средств на новое строительство было принято решение укрепить старое здание, что и было сделано в 1861 г....

Тем не менее к вопросу о постройке новой церкви пришлось вернуться уже в 1864 г., поскольку разрушение здания продолжалось....

Согласно предписанию Палаты Государственных Имуществ от 4 июля 1861 года предложено церковь совершенно перестроить...Смета была утверждена в сентябре 1864 г. Разрешение на отпуск леса для строительства было получено в октябре 1865 г., что и можно считать датой начала строительных работ, продолжавшихся несколько лет.

Согласно сохранившимся документам, можно выделить следующие этапы работ. В апреле 1868 г. Комитет по устройству Водлозерской Пречистенской церкви доносит в Строительное отделение Олонецкой губернской палаты, что постройка новой церкви «кроме настилки полов вчерне совершенно окончена и самые полы не настелены вследствие бывших сильных морозов». Окончание строительных работ было приурочено к престольному празднику храма и состоялось в конце сентября 1868 г... Таким образом, строительные работы по церкви сравнительно небольших размеров, включая работы по внутреннему убранству, проводились в течение четырех лет. По сравнению с другой водлозерской церковью - Ильинской, построенной в конце XVIII в. за менее чем три летних месяца,- это очень большой срок. Чрезвычайно забюрократизированная  процедура ведения работ, необходимость согласований во многих комиссиях, по-видимому, стали причиной безмерно затянутого строительства храма.

В деле о строительстве церкви Рождества Богородицы также сохранился чертеж, по которому предполагалось строить здание. Это типовой проект церкви, архитектура которой соответствует вкусам своей эпохи. Церковь прямоугольная в плане, со значительной по размеру трапезной, кровля над возвышающимся моленным помещением четырехскатная, увенчанная одной главой. Над сенями возвышается шатровая колокольня, ярус звона которой частично зашит тесом, и оставлены широкие проемы в виде арок. Сохранилось описание этой церкви в воспоминаниях этнографа В.Н.Харузиной, побывавшей в Водлозерье в 1889 г. «В Пречистенском погосте две церкви: старая и новая. Последняя построена недавно, окрашена в белую краску, так что издали походит на каменную; она представляет из себя высокий кубический сруб, увенчанный пятью куполами. Составляя гордость Водлозеров, пожертвовавших много на ее построение, она, тем не менее, ничем не интересна». Можно заметить различие предложенного проекта и конечного результата - церковь вместо одной главы венчается пятиглавием. Из описания явствует, что весь сруб, включая колокольню, был обшит, а купола обиты жестью. По воспоминаниям водлозеров, они блистали, «как золотые», и были видны из дальних деревень округи.

Согласно описанию В.Н.Харузиной, другая церковь погоста - Петропавловская, 1752 г.- «типичная северная церковь, архитектура которой имеет свой особенный характер: продолговатый, четырехугольный сруб с высокопоставленными окнами, с чешуйчатыми куполами и барабанами, выходящими прямо из крыши, с красивыми сенцами и шатровидной, покоящейся на столбах колокольней. (...) Сначала церковь была шатровая; но она относительно недавно была поправлена, шатер уничтожен и иконы подновлены на средства водлозеров». К началу ХХ в. церковь, как засвидетельствовано в записке священника Громцова 1914 г., сильно обветшала: «На Пречистенском погосте, окруженном с северной стороны древним еловым лесом построены две церкви. Одна древняя уже очень ветхая предназначенная к разборке ввиду невозможности ремонта. В ней много старинных икон».

В 1920 г. погост был обследован экспедицией отдела охраны и регистрации памятников искусства и старины под руководством Федора Каликина. Было сделано несколько фотографий погоста. Церковь Петра и Павла была признана уникальной и получила охранную грамоту.

Ни одна из построек Пречистенского погоста не сохранилась. Их не трогали до середины 1930-х гг., пока шли церковные службы и был жив священник о. Иоанн Васильевский. Настоятель церкви был последним насельником погоста. После его кончины жилые и хозяйственные строения, принадлежащие Пречистенскому причту, разобрали для своих нужд жители деревни Куганаволок. Церкви и колокольня сохранялись дольше, но в 1940 г. и они были разобраны и приготовлены для отправки в Куганаволок на нужды колхоза. Часть бревен сплавляли по озеру, однако плоты разметало сильным ветром, так что собрать их не удалось. Другая часть переправлялась в Куганаволок уже по льду. Самые старые бревна были распилены холодной зимой 1942 г. для отопления общественных помещений деревни, а из хороших была сложена школьная баня, просуществовавшая до 1960-х гг.

Уничтожение церквей запечатлелось в народной памяти как злодеяние. «Бог всякую неправду сыщет», - и впоследствии водлозеры отмечали, как мучительной смертью, болезнями и другими жизненными тяroтами были наказаны те, кто имел отношение к разборке храмов и уничтожению икон. Образ древнейшего Водлозерского погоста остался запечатленным в воспоминаниях очевидцев конца XIX в.: «Пречистенский погост стоит на высокой горе, круто спускающейся к озеру. Выше елей, угрюмыми мрачными стрелами поднимающимися к небу, высятся купола церкви. Между темнозелеными ветвями едва сквозят белые стены ее. Долго шли мы по чрезвычайно крутому подъему от озера до погоста, пока, наконец, приветливо не замелькали между деревьями постройки, относящиеся к домам причта».

Если древний Водлозерский Рождественский погост сложился при Великом Новгороде, то основание второго - Ильинского - связано с историей Московской Руси. Внешним поводом к этому стало разделение земель прежде единого Водлозерья между Новгородским и Каргопольским уездами, произошедшее при Иване IV Васильевиче. В 1568-1569 гг. земли вдоль Илексы и северо-восточная часть Водлозерья были отписаны в опричнину и вошли в состав Каргопольского уезда. Так на вновь образованной административной территории возникла необходимость строительства церкви. По преданию ее так же, как и Пречистенскую, собирались строить на другом острове, однако лес, приготовленный для строительства, трижды чудом оказывался у Мал-острова (так в то время назывался Малый Колгостров), где и было решено, в согласии с волей Божией, строить храм. Подобные предания о строительстве церквей имеют широкое хождение на Севере. Отметим, что водлозерские предания сближает наличие языческих капищ на местах постройки будущих храмов. Мотив освящения земли на прежнем культовом месте мог быть определяющим в выборе места для будущей церкви.

Пока не обнаружено документов, позволяющих датировать первую церковь вновь образованного погоста, однако известно, что просуществовала она недолго. Из жалованной грамоты Новгородского митрополита Варлаама от 29 июня 1592 г.- а это первый письменный источник из истории Ильинской Водлозерской церкви - мы узнаем о судебных и церковных льготах, данных на два года жителям Водлозерской волости Каргопольского уезда в связи с произошедшим пожаром церкви на Мал-острове. «Били мне челом, а сказали, что деи та волость пуста, а церковь деи в той волости была выставка святам пророка Ильи, да зтрела; и нам 6ы их пожаловати, своею данью, подъездом и десятиною, та церковь польттить, и впредь обложить нам своею данью по их изможению». За счет этих льгот местному старосте Ургимке Гаврилову поручено отстроить на старом месте новую Ильинскую церковь. Эта церковь простояла более ста лет и тоже сгорела от удара молнии.

Ильинская церковь, проект на конец XVIII в. Реконструкция А.Бодэ

В Исторических сведениях Олонецкой епархии Пудожского уезда о Водлозерском Ильинском приходе за 1832 г. содержится указание на грамоту, данную в 1708 г. преосвященным митрополитом Иовом «Великаго Нова города и Великих Лук каргопольскому посадскому человеку Ивану Попову на поданную челобитную о выстроении в сем погосте деревянной церкви на место от молнии сгоревшей в прошлых годех». Эта грамота, в первой трети XIX в. еще сохранявшаяся на Ильинском погосте, до нас не дошла. Однако само ее название недвусмысленно указывает как на дату постройки третьей по счету церкви «в погосте у Ильи пророка» - очевидно, это было вскоре после 1708 г., так и на судьбу ее предшественницы. Причастность к строительству церкви Водлозерского погоста жителя Каргополя объяснима - до 1802 г. Ильинский погост на Водлозере относился к Каргопольскому уезду. Податель челобитной, купец Иван Андреев Попов, был влиятельным человеком, известным многими делами благочестия. На его деньги было построено несколько церквей в самом Каргополе и уезде, так что его участие в деле строительства водлозерской церкви выглядит вполне естественным. Некоторые сведения о третьей церкви пророка Илии приводятся в прошении, написанном в январе 1797 г. священником Ильинской церкви Егором Козминым с причетниками и прихожанами на имя епископа Олонецкого и Архангельского Вениамина. Здесь речь идет о двупрестольной деревянной церкви «святат пророка Илии с приделом Успения Пресвятыя Богородицы о6 одной главе». Как становится известно из цитированного выше документа, у церкви «по ветхости и от погнития глава прикривилась к северной стороне, равноже и в летнее время о[т] дождевнам лияния (...) святым образам бывает вред». В этой связи просителями предлагается ветхую церковь разобрать и на ее месте поставить новую с такими же посвящениями престолов.

Так начинается история существующей ныне, четвертой по счету Ильинской церкви. В научной литературе эта церковь известна в первую очередь благодаря трудам ее первооткрывателя архитектора-реставратора А.В.Ополовникова. Строительная история храма изложена в двух статьях петрозаводской исследовательница Г.А.Кутьковой. Мы же в дополнение трудов предшественников обратим более пристальное внимание на тексты архивных документов, содержащие ранее неизвестные сведения об Ильинской церкви.

Во-первых, в обращении на имя правящего архиерея ильинский клир и прихожане точно указывают характеристики предполагаемой к постройке церкви. Двупрестольная шатровая церковь должна быть «длиною пять сажен и шириной таковою ж мерою», «вышиною от земли до окон трех сажен и по пример святых образов по внутренности вышиною седьми аршин; от низу с папертию о четырех углах до осмерика пяти сажен», «а шатра до главы четыре сажени с половиной», «во святых олтарях пророка Илии два окна и Успения Богородицы два в церкви пять окон в паперти два окна». В ответном указе владыки Вениамина значится следующее: «по примеру церквей имеющихся в постройке с хорошим видом сочинить при Консистории план» Такой «план и фасад» от января 9 дня 1797 г. был составлен, отправлен в Ильинский приход, равно как и благочинному Колодозерской церкви Федору Иванову.

Церковь Св. пророка Илии Ильинского погоста, проект конца XVIII в.

 Чертеж церкви опубликован в указанных работах Г.А.Кутьковой, на котором изображено здание в следующих характеристиках: прямоугольная в плане с равношироким алтарем, с небольшим притвором и с расположенными внутри лестницами; моленная часть храма выделяется по высоте над равновысокими алтарем и притвором, и завершается четырехскатной кровлей, увенчанной восьмигранным барабаном с главой и четырьмя главками на барабанах меньшего размера, размещенных по четырем углам. В целом эта постройка, как отмечают исследователи, типична для городской каменной архитектуры и не обладает индивидуальными особенностями. Так в истории Ильинской церкви возникает коллизия, выходящая за пределы истории архитектуры. Последующую постройку церкви не по проекту, утвержденному правящим архиереем, исследователи интерпретируют как торжество народных основ в деревянном зодчестве, в противовес официальной линии духовной консистории....

Из документов явствует, что основной объем строительных работ был выполнен в летние месяцы 1797 г. Из переписки о постройке церкви мы ничего не узнаём о ее строителях. Об этом говорит более поздний документ - Исторические сведения о Водлозерском Ильинском приходе 1832 г. Там значится, что церковь «выстроена на сумму прихожан. А сколько стоит здание, о том неизвестно. Работано крестьянами того же прихода». Следующий документ из дела о строительстве церкви - это рапорт в консисторию заказчика о. Федора Иванова о завершении строительных работ. Констатируя факт завершения работ, заказчик находит неожиданное несоответствие построенной церкви проекту: «По прибытии моем в сказанной приход по свидетельстве оказалось, что означенная церковь хотя работою и совершена, но не в силу данного из духовной Консистории на строение той церкви плану, а в новом виде оная церковь устроена. На разсмотрение прилагаю сего чертеж... Сентября 29 дня 1797 г. закашик священник Федор Иванов».

Действительно, церковь с основанием в виде высокого четверика с повалом и кубоватым завершением вряд ли могла ассоциироваться с проектом консистории. Но эта постройка не соответствовала и первоначальному замыслу самих крестьян. Здесь очевидна попытка приспособить строение к утвержденному проекту, но реализовать его в традиционных архитектурных формах. В истории строительства Ильинской церкви входят в противоречие две формы русского церковного сознания того времени, которые можно определить как приверженность древним русским традициям и приятие западных влияний. Как «вторжение протестантской стихии» в жизнь православной церкви охарактеризовал синодальный период русской церковной истории философ о. Сергий Булгаков. Эта западная «стихия» привнесла в национальную жизнь и свои эстетические критерии, насаждавшиеся, как правило, официальными структурами Церкви. Поэтому реакция консистории на факт постройки Ильинской церкви не по проекту понятна. В ответном письме указываются многочисленные отсryпления - отсутствие фундамента и обшивки стен, разночтения в устройстве алтаря и другие, бросающиеся в глаза, отличия. Дается и этическая оценка строительству: «а прочия неисправности против даннаго плана относятся к их стыду и поношению». Как мы понимаем, последнее утверждение относится к разности взглядов, но не к небрежению Ильинского причта.

В постановлении консистории было сделано очень важное замечание по конструктивному решению алтаря: «как из онаго чертежа в ино, что в олтаре по средине положена стена, а в данном из Консистории плане назначено быть по средине олтарю и царским вратам; то объявить в том Водлозерском Ильинском приходе, что б сей олтарь исправлен был по данному плану, ежели можно: а ежели не можно, то оной останется навсегда с виду неприятен». Безусловно, здесь говорится о серьезном упущении"- размеры Ильинской церкви позволяли сделать царские врата в центре; само же расположение их даже нет надобности обсуждать, именно с царскими вратами иконостаса связано центральное таинство христианской церкви - евхаристия. Столь необычное решение бросается в глаза и сегодня. Это не могло быть связано с небрежением, на что указывает записка консистории. Что же тогда побудило настоятеля церкви пойти на такое решение, идущее вразрез с церковными канонами? Единственное, чем оно может объясняться, это желанием сохранить прежний иконостас. В нем, по преимуществу, были иконы середины XVII в., которые писались еще для второй по счету Ильинской церкви и уцелели после ее пожара. Таким образом, сохранившийся к 1797 г. иконостас пережил две церкви. Особенность структуры этого иконостаса заключалась в двухчастной композиции деисуса, две центральных иконы которого «Спас в силах» приурочены к царским вратам, расположенным справа и слева от центра. Этот иконостас в неизменном виде сохранялся в Ильинской церкви до 1880-х гг.

Ильинская церковь Водлозерского погоста. Фото 1939 г.

История строительства церкви завершается ее освящением в 1798 г., «оной храм святаго пророка Илии сего апреля 16 освящен, а предел Успения Пресвятые Богородицы 17 числа освящен». Это - начало жизни храма, его рождение. Не случайно именно эта дата вошла в историю как дата постройки церкви. Впервые она появляется как строительная дата в ведомостях о церкви 1846 г., когда в приходе уже позабылись подробности строительства,- «построена в 1798 году тщанием прихожан», и из церковных документов переходит в научный обиход нашего времени.

Следующий этап строительства Ильинской церкви относится к 1811 г., когда были построены зимний придел Василия Великого и колокольня, о чем сообщается в Исторических сведениях прихода за 1832 г. Там же содержится описание общего вида церкви первой трети XIX в. и важные для исторических реконструкций погоста данные о соотношении высот храма и колокольни... В этом же документе содержатся важные сведения о6 иконном убранстве церкви: «образа в церкви (...) писаны древним греческим письмом, из коих образ святого пророка Илии писан при державе великаго государя Алексия Михайловича в 1647 году». Отметим, в частности, что в то время клирики Ильинской церкви владели «ключом» к тайнописи, которой были зашифрованы год создания иконы, имя мастера и государя, в царствование которого выполнена работа. Эта криптограмма на полях иконы была заново прочитана благодаря немалым трудам реставраторов в конце ХХ в.
Вопрос о покрытии церкви кубом требует уточнения. Кубоватое завершение церкви пророка Илии все исследователи объясняют единством территории бытования этой традиции.

Действительно, до 1802 г. северное Водлозерье с Ильинским погостом входило в состав Каргопольского уезда. Связи между Поонежьем и Водлозерьем были разнообразными: водлозеры ездили «в Каргопольщину» на ярмарки и ходили на заработки, по реке Онеге пролегал паломнический путь водлозеров на Соловки. Однако, согласно письменным источникам, кубоватая Ильинская церковь 1797 г. была первой в своем роде, предшественниц с таким же покрытием верха среди водлозерских церквей у нее не было. Более того, построенная в начале XVIII в. на деньги каргопольского купца И.А.Попова Ильинская Водлозерская церковь была шатровой, несмотря на то, что это был период расцвета традиции строительства кубоватых церквей Поонежья.

Очевидно, нужно искать непосредственный импульс для столь нетрадиционного для Водлозера решения. На наш взгляд, им могла быть поездка Ильинского священника Егора Козмина перед постройкой церкви в Архангельск. Обстоятельства этой поездки изложены выше. Иного пути, как через Каргополь и реку Онегу, из Водлозера в Архангельск нет. Кубоватые церкви Поонежья, расположенные по пути следования священника, в буквальном смысле слова подсказали путь, по которому пошли создатели Ильинской церкви на Водлозере....
Ильинский погост в первой половине XIX в.
Реконструкция. Рис. А.Б.Бодэ.
В истории Ильинской церкви разительно сказались два начала русской жизни — приверженность традициям и следование новизне. Построенная вопреки типовому проекту консистории в традициях русского деревянного зодчества Ильинская церковь на рубеже XIX—ХХ вв. претерпела изменения столь значительные, что, по утверждению А.В.Ополовникова, отличительной чертой ее стала «крайняя степень искажения» облика. В отношении Ильинской церкви применимы слова В.В.Суслова о степени поновлений некоторых северных церквей: «затеряны не только детали, но искажены и самые формы». Действительно, обшивка «под фасон каменного строения» сращивает в монолитное целое колокольню и храм, ранее соединенные крытым висячим переходом; шатер колокольни сменяет «полукумпол» со шпилем, а ярус звонов зашивается тесовыми арками на манер каменных; свободное расположение небольших косящатых окон заменяется большими арочными, регулярно расставленными окнами; меняется устройство входа.

Заметим, что «поновление» церкви, как и ее строительство, велось на деньги прихожан, т. е. в полном согласии с настроением прихода. За сто лет, прошедшие с момента строительства Ильинской церкви, первоначальные эстетические критерии изменились до своей противоположности. Архитектурные формы, может быть, ярче, чем какие-либо иные направления церковного искусства, проявили процессы внутренней жизни русской церкви. По выражению видного иерарха начала ХХ в., архиепископа Антония Храповицкого, государственное управление церковью негативно сказалось к концу синодального периода на всех областях церковной жизни, более того, оно «обезличило (...) и затмило религиозное сознание и религиозную жизнь православного народа». Процесс этот проходил повсеместно, однако именно в истории Ильинской Водлозерской церкви на столь незначительном промежутке времени сошлись две крайности, вызванные к жизни столь различными формами религиозного сознания.

Историю архитектуры, и тем более архитектуры церковной, нельзя отделять от духовной жизни народа, которая в русской истории была чередой взлетов и, увы, падений. Горение духа создавало удивительные примеры формотворчества, рождало шедевры и, наоборот, угасающий дух порождал безликие, невыразительные формы. Примером того в архитектуре были провинциальные деревянные церкви, построенные «согласно правил архитектуры» и растиражированные в типовых проектах консисторий, а также вызванные ими к жизни «благолепные поновления» старинных традиционных храмов.

Завершая обзор исторических сведений по водлозерским церквям, заметим, что даже по скупым историческим источникам прослеживается путь развития храмового зодчества Водлозерья в XVI-XIX вв.- от простых клетских церквей к шатровым, и далее - к более сложным решениям верха. Надо заметить, что средневековые водлозерские зодчие решали непростую задачу построения ансамбля клетских церквей Рождественского (позднее - Пречистенского) погоста, расположенного на вершине высокого холма острова Пога. В XVIII - начале XIX в. ансамбль Пречистенского погоста состоял из двух шатровых церквей и колокольни....

Письменные источники свидетельствуют, что ансамбль из двух шатров был в XVIII в. и на Ильинском погосте....

На открытом пространстве Водлозера два островных погоста, разделенные семнадцатью километрами, составляли единый ансамбль. Они хорошо обозревались с разных точек озера. Многочисленные острова Водлозера по большей части были в то время безлесными, поскольку использовались под пашни и сенокосы. Свободный ритм их очертаний среди водной глади венчали два храмовых ансамбля, создавая неповторимый и теперь уже навсегда утраченный образ Водлозерья.

Примечания:
1. Статья из сборника "Деревянное зодчество", вып.III, М.-С.Петербург, изд. дом "Коло", 2013.
2. С небольшими сокращениями.
3. Иллюстрации - из статьи.
4. Библиография опущена.

Перети на страницу ПУДОЖЬЕ.