ТОРМОСОВ Денис Владимирович,
архитектор, г.Каргополь

ВОДОРАЗДЕЛЬНЫЙ ЛАНДШАФТ КАК ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТЕРРИТОРИИ КАРГОПОЛЬЯ
(c  Ю.А.Ведениным) КУЛЬТУРНО-ЛАНДШАФТНЫЕ ЗОНЫ КЕНОЗЕРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА
 к алфавитному поиску

Д.В.Тормосов

ВОДОРАЗДЕЛЬНЫЙ ЛАНДШАФТ
КАК ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ
ТЕРРИТОРИИ КАРГОПОЛЬЯ

Опыт работы по сохранению историко-культурного наследия был приобретен автором статьи в начале 2000 годов, в период работы в Кенозерском национальном парке. Я был участником нескольких проектов по сохранению наследия и управлению культурными ландшафтами, в том числе, в рамках российско-норвежского сотрудничества.

Параллельно занимался изучением традиционной системы сельского расселения Кенозерья и Лекшмозерья, научными исследованиями в области исторической географии территорий Каргополья и Онежского Поморья - двух составных частей Поонежья.

Уже в то время вопрос комплексного сохранения культурного наследия был одним из самых актуальных. В Кенозерском национальном парке данный аспект определяет сама территория - реликтовый культурный ландшафт, специфическая локальная традиция, выраженная в укладе жизни людей, наследии из сплава нескольких культур - славянской и финноугорской. Разнообразие, уникальность расположения и пространственного взаимодействия сохранившихся объектов - часовен, «святых рощ», поклонных крестов, церквей и объектов традиционной гражданской застройки, инженерных и гидротехнических сооружений, сакральных мест - диктовало особое отношение, где исключительно важен был комплексный подход к сохранению и поддержанию различных составляющих культурного и природного наследия.

Посетители Парка нередко задавали вопрос: «Кенозерье и Лекшмозерье находятся на территории двух разных административных районов и по-своему уникальны. Почему две разные территории объединены и охраняются в целом, как национальный парк»? Ответ напрашивался следующий - это единая территория. Кенозерье и Лекшмозерье имеют общую историко-географическую специфику. По сути - это единый уникальный район в составе исторического Каргополья, реликтовый культурный ландшафт Озерного края.

Вопрос более широкого «историко-географического единства» встал естественным образом, когда в Каргопольском, Плесецком, Няндомском и Коношском районах стали организовываться общественные музеи, что явилось показателем интереса местных жителей к своим историческим корням. Работая с информацией по системе сельского расселения разных «микрорегионов» Каргополья, я всегда упоминал о том, что данная небольшая территория - его составная часть. Воспринималось это по-разному Однажды столкнулся с замечанием: «Какого такого Каргополья? Нам исследователь из Москвы сказал, что именно наш маленький уголок - родоначальник традиционной культуры Русского Севера, собранные у нас пояски, кокошники, прялки являются образцом для других территорий». Возразить было нечего. Оставалось поприветствовать патриотизм. Но я всерьез задумался, имеет ли смысл вообще говорить о6 «историко-географическом единстве» отдельных регионов Севера и их составных частей?

Необходимость этого стала более ощутимой, когда появились новые названия муниципальных образований, далекие от исторической логики, утратился статус сельских советов и видоизменились наименования их территорий в связи с административным укрупнением. Зная,  что даже через десяток лет после административных изменений полностью забываются многие исторические названия, уходят люди, меняется ландшафт, утрачиваются традиции, проблема сохранения и интерпретации комплексных сведений об историческом.. регионе становится особо актуальной. Таким образом, возникла необходимость определить новый «угол зрения» на малый исторический регион.

Данных о времени, когда формировались сеть поселений и структура их взаимодействия на Русском Севере (XI-XIV вв.), выявлено недостаточно. Историография этого периода дает лишь приблизительную географическую картину исторического процесса. Наиболее конкретные материальные свидетельства об историческом периоде рубежа I и II тысячелетий предоставляет археологическая наука.

Существенную роль играют результаты археологических исследований средневековых памятников, проведенные в конце ХХ века под руководством Н.А.Макарова (Институт археологии РАН, Москва). Ранее известные данные письменных источников и новые историко-этнографические и топонимические  сведения были взаимно территориально привязаны, в итоге возникла цельная картина географии древнерусской колонизации на Севере.

  По мнению Н.А.Макарова, «в качестве некоторой альтернативы... можно рассматривать направление, ориентированное  на изучение истории заселения Севера, как на историко-географическое или культурно-географическое». Я попытаюсь действовать в этом направлении для выявления некоторых специфических особенностей исторического региона Каргополья и его составляющих.

Каргополье - район водоразделов. Через него проходит географическая граница Балтийского кристаллического щита и Русской платформы. Гранитно-моренные гряды и скалистые кряжи соседствуют здесь с карсто-известняковыми плато, озерные и болотные системы находятся в непосредственной близости к практически безводным территориям, имеющим, однако, большой ресурс для земледельческого использования.

1. Водоразделы Русского Севера

Здесь расположен Великий Андомский водораздел, названный по  одноименной возвышенности, - далее назовем его условно «Большой водораздел» (зона 1 на рис. слева). Именно здесь три основных российских водораздела сходятся в одной уникальной географической точке, условно называемой АТЛЕКА (АТ - Атпантический, ЛЕ –Ледовитый, КА – Каспий) находящейся в 70 км к западу от Каргополя. Она - одна из трех в мире, и единственная в России точка разделения трех водных систем уровня океанов - Атлантического, Северного Ледовитого и Каспийской внутриконтинентальной морской системы. Это одновременно район водораздела трех морских систем - Беломорской, Балтийской и Волго-Каспийской, при этом Беломоро-Балтийский участок Большого водораздела (далее Беломоро-Балтийский водораздел) совпадает с западной границей Поонежья и проходит параллельно течению реки Онеги условно в направлении юг - север. Он совпадает с современной административной границей Архангельской области и республики Карелия. Далее, Беломоро-Каспийский участок водораздела проходит в направлении север - юго-восток и разделяет бассейны озер Воже и Лаче с бассейном Белого озера. В части бассейна озер Лаче и Воже он совпадает с границей Архангельской и Вологодской областей. И наконец, Балто-Каспийский участок водораздела проходит в направлении восток - юго-запад. И в своей восточной части он совпадает с границей Карелии и Вологодской области. Участок разделяет бассейны Белого моря и Онежского озера.

Большие водоразделы более низкого уровня (зона 2 на рис. слева) находятся между бассейнами крупных рек одной морской системы. На Каргополье это водоразделы бассейнов Онеги и Северной Двины, Онеги и Сухоны.

В среднем течении Онегу перпендикулярно пересекает скалистый кряж Ветряной пояс (зона 3 на рис. слева). Этот внутренний, перпендикулярный течению главной реки большой водораздел выделен потому, что формирует географическую зону с особой спецификой в отношении рельефа, ландшафта, болотных и озерных систем, расположения истоков рек. Как пример - расположенный в районе кряжа исток реки Емцы Двинского бассейна, находящийся всего в нескольких километрах от русла Онеги...Крупные водоразделы (зоны 1, 2, 3) в этом географически небольшом регионе находятся в непосредственной близости друг к другу. Их взаиморасположение, единственное в своем роде, создало особые исторические условия формирования системы расселения.

Ранний этап формирования традиционной системы сельского расселения Севера (XI-XIV вв.) обычно называют периодом «заселения и славянской колонизации северных окраин». Не подлежит сомнению мнение Н.А.Макарова, который рассматривает этот период, в частности, как устойчивый процесс взаимодействия различных этнических групп (финно-угорской, скандинавской и славянской) на обширной северной территории. «...Под колонизацией надо понимать весь комплекс демократических, социальных и этнокультурных изменений, связанных с интеграцией северных окраин в экономическую жизнь и политическую систему Древнерусского государства» (Н.А.Макаров). Этот процесс мог существовать в то время только на устойчивом историко-географическом каркасе с системой расселения постоянного характера и сетью транспортных магистралей того времени - водных путей. Взаимодействие перечисленных этнических групп было выражено в различных формах. Это, прежде всего торговля, промыслы, сбор дани.

Район Большого водораздела играл здесь особую роль. Пересечь водоразделы, несмотря на многочисленность «близкосходящихся» истоков рек и ручьев можно было только в нескольких географически удобных для этого местах. Ширина и глубина русел рек должна быть достаточна для прохождения небольших грузовых судов. Водораздельный участок должен был иметь ровный характер (обычно небольшой болотный массив, или плато).

2. Транзитные волоки времен колонизации севера Древней Руси

В этих географических точках уже в XI-XIII веках существовали транзитные волоки с удобной, расчищенной дорогой и поселками на ее концах. Для транспортировки использовалась конная тяга, что ставило охотников-промысловиков, торговцев и сборщиков дани в определенную зависимость от владельцев коней - местных жителей. «Освоение волоковых микрорегионов в ХIIIIвв.,сопровождавшееся расчисткой дорог, устройством постоянных поселений, появлением лошадей, коренным образом изменяло условия прохождения волоков, сокращая его время, снижая риск, физическое напряжение и затраты труда» (Н.А.Макаров).

Естественно, основных «волоков» транзитного характера с постоянными поселениями на Русском Севере было всего несколько. Из достоверно используемых в Древнерусское время (данные подтверждены результатами археологических исследований) это волоки: Славенский, Ухтомский, Бадожский, Кенский, Емецкий, Мошинский (рис. 2). Все они располагались в районе Большого водораздела и территорий, непосредственно прилегающих к нему. Это достаточно небольшая площадь в отношении к общему пространству территории Русского Севера. Именно здесь собрано большинство археологических находок, историко-этнографических материалов, раскрывающих особенности данной территории и ее отличие от других площадей с большей насыщенностью средневековыми древностями.

Характеризуя данную картину, Макаров пишет: «Эти различия, очевидно, указывают на разницу в самом характере заселенности севера и юга Поморья в Х-XII вв., отражая не только большую плотность населения на юге, но и его стабильность».

К северу и северо-востоку от условной линии Кенский волок - Емецкий волок - Мошинский волок была другая картина: «...характер освоения этих территорий имел особые формы - они использовались главным образом, для временных сезонных промыслов, не предполагавших стабильного заселения» (Н.А.Макаров).

«Водораздельными регионами Русского Севера» можно назвать:
1) регион Белозерья в Волго-Каспийской части верховий рек Большого водораздела;
2) регион Восточного Обонежья (Вытегра и Пудожская Карелия) в Балтийской части Большого водораздела;
3) регион Каргополья в Беломорской части Большого водораздел.

Данные регионы с ранней системой расселения постоянного характера располагаются на землях, лежавших между Древнерусской метрополией и Беломорско-Северодвинским краем. Проживавшее здесь на рубеже I и II тысячелетий население занималось обслуживанием транзитных волоков. Отметим в каждом регионе волоки, которые, как показывают материалы археологических исследований, регулярно использовались в период Древнерусского государства. Добавим к ним предположительно существовавшие (археологические исследования пока не проводились) в Белозерье и Восточной части бассейна Онежского озера. Волоки выстраиваются скорее в прямые линии взаимодействия (упускаю слово освоения), образуя в Онежском случае направление запад - восток, а в Белозерском случае -юго-запад - северо-восток. Нетрудно заметить, что только в Каргополье волоки образуют некий условный «круг». Он очерчивает южную половину Поонежья и замыкает Каргополье со всех сторон «волоковыми» водоразделами. Условно назову это историко-географическим каркасом Каргополья.

Каргополье имеет равнинный рельеф и включает в себя Коношско-Няндомскую возвышенность (на востоке), Андомскую возвышенность (на западе), Кенозерские гряды на северо-западе, кряж Ветряной пояс на севере и северо-востоке. Это мо-ренная равнина вытянулась вдоль берегов Верхнего течения реки Онеги, озер Лаче и Воже. Она лежит на высоте, несколько превышающей 100 м над уровнем моря.

Гранитно-моренные водораздельные гряды в Каргополье образуют круг, кайму своеобразного «блюдца».  Волоковые микрорегионы,  расположенные по окружности, являются важнейшими узлами формирования сети поселений раннего периода. В центре «блюдца» расположена «Каргопольская сушь» - огромное карсто-известняковое плато с богатыми ресурсами для развития земледелия, несмотря на отсутствие значительных водоемов. Густая ковровая сеть традиционных поселений «Каргопольской суши» с большим количеством деревень; удаленные, «суземные» районы волоковых водоразделов с локальной, но при этом самодостаточной сетью поселений и погостов; водные транспортные магистрали, с возможностью транзита небольших грузовых судов - реки Онега, Кена, Моша, Волошка, Ухта, Вохтомица, Вожега - вот ландшафтный портрет региона Каргополье во времена расцвета традиционной системы сельского расселения...Замкнутый крупными водоразделами, регион оказался своеобразным центром пересечения водных путей транзитного характера на Русском Севере до появления сети сухопутных дорог. Это сыграло свою роль в формировании статуса Каргополя как территориально-географического, административного, торгового и социокультурного центра всей этой территории. К XVI веку Каргополь считается одним из крупных городов Московского государства. Сеть пересечения сухопутных дорог гармонично легла в ходе исторического развития на то же географическое место, что и центр пересечения водных путей - город Каргополь.

Именно с волоковых микрорегионов начала формироваться ранняя земледельческая сеть поселений Каргополья. От обустроенных «участков преодоления» - нескольких транзитных волоков - зависела возможность нормального передвижения судов. В непосредственной близости от волоков на берегах крупных водоемов ранее, чем в других местах, сформировались важнейшие поселенческие узлы территории - сеть водораздельных приозерных поселений и погостов –волости-сообщества, стабильные территориальные единицы...Можно сделать предположение, что до появления сухопутных дорог они играли роль ранних центров организации пространства и постепенного формирования земледельческой системы расселения всего исторического региона по водным путям от транзитных волоков. Уже к ХV веку водные пути и транзитные волоки не имели былого значения, постепенно уступая место сухопутным дорогам. Но сеть поселений на водораздельных территориях уже полностью сформировалась, в отличие от поселений Каргопольской суши (XVII в.).

Возникла потребность обозначить эти водораздельные территории (некоторые из которых уже достаточно известны, а другие нет), попытаться понять и определить их структуру, индивидуальные особенности в контексте водоразделов. Все это соответствует общей цели культурно-ландшафтного районирования, проблема которого возникла в ходе исследований. «В основе культурно-ландшафтного районирования лежит выявление наиболее устойчивых пространственно локализованных компонентов культурного ландшафта, определяющих его самые существенные черты» (Ю.А.Веденин).  Это стало логическим продолжением работы по культурно-ландшафтному районированию территории Кенозерского национального парка в начале 2000-х годов.

На территории Парка были выделены культурно-ландшафтные зоны традиционных волостей-сообществ Кенозерья по территориально-географическому принципу. Был исследован их состав: культурно-ландшафтные комплексы - кусты деревень XIV-XV веков и их пространственная структура. Опыт районирования позволил сделать более эффективным процесс внутреннего управления культурным ландшафтом с большой сохранностью традиционных составляющих. Вопрос о различии ландшафтных зон Кенозерья и Лекшмозерья в ходе исследовательской работы отпал сам собой. Это - общая географическая и историческая территория, стержнем которой является Беломоро-Балтийский водораздел с древним транзитным волоком. Единственным существенным различием между Кенозерской и Лекшмозерской культурно-ландшафтными зонами были наиболее выраженные признаки специфической локальной традиции в культурном ландшафте Кенозерской волости-сообщества...

Выделим в Каргополье водораздельные районы, охватывающие пространства крупных водоразделов с волоками транзитного характера. Обозначим три подобных территории только у известных на сегодня волоков, достоверно используемых в Древнерусское время (с поселениями постоянного характера).

Три волока - Кенский, Емецкий и Мошинский являются достоверно существовавшими в Древнерусский исторический период:
1. Кенозерский водораздельный район, (Каргопольский озерный край - Кенозерье (Кенский волок)).
2. Пабережский водораздельный район, (Средняя Онега - район кряжа Ветряной пояс и Бирючевских порогов (Емецкий волок)).
З. Мошинский водораздельный район, (южный район бассейна реки Моши (Мошинский волок)).

Ниже будет обрисована модель пространственной структуры водораздельного района на примере Кенозерья (рис. 3) («Кенозерский водораздельный район»):
1. Естественные структурообразующие элементы. 
3. Кенозерский водораздельный район
-
Главным естественным структурообразующим элементом Кенозерского водораздельного района является Беломоро-Балтийский водораздел (участок водораздела протяженностью 180 километров, находящийся по линии юг - север от Атлеки до места пересечения с водоразделом кряжа Ветряной пояс). Водораздел имеет место для устройства транзитного волока (верховья реки Черева и озера Волоцкого в районе водораздела). - - Вторым важным элементом является древний «водно-волоковой путь» - водный транспортный коридор, водораздельный и речно-озерный участок в створе «водного пути». Перечислю водоемы всей линии водного пути по направлению с запада на восток, выделив жирным шрифтом Кенозерский участок: Онежское озеро - р. Водла-река Черева - Кенский волок - оз. Волоцкое - р. Волошева - р. Поча - оз. Кенозеро - р. Кена - р. Онега от устья Кены по двум направлениям - вниз по течению до Емецкого волока, вниз по течению до устья реки Моши и далее вверх по течению Моши до Мошинского волока.
- Третьим элементом является крупный водоем, ближайший к транзитному волоку - озеро Кенозеро со значительным ресурсом земли для сельскохозяйственного использования.
Менее значимыми элементами являются многочисленные верховья небольших рек и ручьев, малые озера в створе водораздела и другие озера с ресурсами сельхозугодий вне линии «водного пути».
 
2. Искусственные структурообразующие элементы. 
-
Главным искусственным структурообразующим элементом Кенозерского водораздельного района является историческое место Кенского волока с участками двух древних селищ на его концах.
- Вторым важным элементом являются сформировавшаяся главная дорога транзитного характера, изменившая или частично изменившая в ходе истории транспортное значение «водного пути»: Пудожский тракт линии Каргополь - Лядины - Лекшмозеро - Колодозеро – Пудож.

Менее значимыми элементами являются дороги, повысившие свое транзитное значение в результате искусственнъгх административных изменений в ходе истории, такие как Пудожский тракт – 2 линии Пудож – Колодозеро – Кенозеро – Бережная Дуброва - Лельма - железная дорога Москва – Архангельск.

Определенную роль как структурообразующие элеметы ландшафта водораздельного района сыграли исторические места «волочков» местного значения по всей линии Беломоро-Балтийского водораздела Кенозерского района, что спсобствовало созданию «малой сети водных транспортных магистралей» в ходе исторического развития на «участках пареодоления водораздела».

3. Характерные составляющие водораздельного района -  волости-сообщества и сакральные центры-пустыни.
 3.1. Кенозерсвкая волость-сообщество на водном пути.  Сеть многочисленных поселенийна береггах озера Кенозеро в створе водного пути. Это волость, ближайшая к волоку, - поселенческое «ядро» водораздельного района. Имела удобное географическое положение, выгодное для дальнейшего исторического развития всей водораздельной территории. В конце
XIX – начале XX века она насчитывала 61 поселение.
3.2. Соседние волости-сообщества. Волости, сформировавшиеся у волоемов, ближайших к участку «водного пути» у зоны водораздела: Лекшмозерская волость-сообщество (18 поселений), Порженская волость-сообщество (3 поселения), Почозерская волость-сообщество (9 поселений).
3.3. Сакральные центры-пустыни. Выделены как характерная историческая и культурная составляющая водораздельных районов.  Сакральные центры-пустыни вблизи крупных водоразделов  присутствуют во всех упомянутых ранее водораздельных районах, что говорит о возможности изучения процесса сакрализации вблизи крупных водоразделов.  В Кенозерье эта особенность выражена особенно сильно  (на небольшой территории - 4 монастыря-пустыни, многочисленные малые сакральные центры). В других районах это пустыни Емецкая (Пабережский  водораздельный район) и Елгомская (Мощинский водораздельный район).  Интересно, что бочковидные завершения в архитектуре храмов водораздельных районов характерны также и для  часовен вблизи водоразделов, а в других районах Каргополья и Онежского Поморья не встречаются.

На Кенозерье ситуация складывалась иным образом (рис. 3). К XVI веку главная сухопутная дорога транзитного характера - Пудожский тракт - прошла через водораздел на удалении от древнего волока. С одной стороны, это способствовало развитию Лекшмозерской волости-сообщества (через которую прошел тракт) как «малого центра тяготения» в южной части водораздельного района. С другой стороны, это обеспечило некоторую «сухопутную транспортную изоляцию» Кенозерской волости-сообщества, что на нее никак не повлияло, лишь способствовало консервации элементов локальной традиции. Волость-сообщество оставалась центром тяготения для соседних малых волостей, будучи исключительно «водно-транспортной» волостью.

В конце XVIII века, в результате административных реформ Кенозерская волость-сообщество была искусственно разделена на две одноименные административные волости, относящиеся к разным уездам - Каргопольскому и Пудожскому. Административная граница разделила оз. Кенозеро пополам более чем на столетие, но внутренние территориальные связи между поселениями Кенозерского сообщества были настолько сильны, что административное разделение на дальнейшее развитие территории не повлияло. Уникальная система расселения озерного типа, органично связанная с водоразделом и самодостаточная, при незначительной роли сухопутных дорог, смогла остаться единым целым во многом благодаря системе функциональных взаимосвязей (использованию малых водных путей и «волочков» в хозяйственной деятельности населения) по всей линии Беломоро-Балтийского водораздела. Сильная сакрализация ландшафта так же способствовала «внутреннему единству территории».

До середины ХХ века в культурном и сакральном использовании находились центры-пустыни, даже с потерей своего статуса. На месте Кенского волока сохранялись обе поселенческие точки. Несмотря на удаление от основного волостного массива, место волока на протяжении всего исторического периода было почитаемым, отмечено часовней.

В 1919 году разделенный водораздельный район был на десять лет объединен административно в составе Каргопольского уезда Вологодской губернии В этот короткий период административная граница Каргополья наиболее соответствовала своему историко-географическому каркасу. Граница уезда проходила в основном по линии крупных водоразделов. В дальнейшем изменения административных границ следовали иной логике. Но ландшафт водоразделов все так же оставался для исторического региона важным рубежом, имея общую территориальную целостность, несмотря на административные границы. Любой искусственный административный разрыв для района с высоким качественным составом культурного и природного наследия отрицательно влияет на его сохранность. Территория уже не воспринимается в целом, ее «лицо» разбивается на отдельные составляющие.

В Кенозерье объединению исторической водораздельной территории в конце ХХ века, к счастью, способствовали несколько факторов, как положительных (общественное движение по приданию территории статуса особо-охраняемой), так и отрицательных (прямая угроза ее интенсивного лесохозяйственного использования). Территория в 1991 году была объединена в составе Кенозерского национального парка. Его границы в настоящее время меньше естественных исторических границ водораздельного района и обоснованных природоохранных, но уже двадцать лет здесь проводится эффективная работа в деле комплексного сохранения культурного и природного наследия.

В своей работе я старался усилить историко-географический аспект при оценке исторической территории, в частности водораздельного ландшафта. Сохранение историко-культурного и природного наследия региона и его отдельных составляющих напрямую зависит от использования комплексных сведений о наследии и их дальнейшего применения. На сегодняшний день остается фактом большой количественный и высокий качественный состав культурного наследия Каргополья. Таким же фактом остается угроза потери важнейших компонентов состава наследия.

Разрушение системы расселения - старых деревень и погостов, а также безграмотная трансформация и деградация культурного ландшафта лишает регион уникальности, и препятствует дальнейшему развитию. Выделив важнейшие составляющие исторической территории Каргополья - водораздельные районы, я пытался определить их высокую значимость как объектов наследия, показать их внутреннюю структуру, сравнить характер их развития в ходе истории.

Примечания
1. Текст взят из сборника "Кенозерские чтения-2011", Архангельск, 2012.
2. С небольшими сокращениями и грамматической правкой.
3. Рисунки - из статьи Д.В.Тормосова.