А.А.Терентъева (Санкт-Петербург)

ДЕРЕВЯННЫЙ СОБОР ВО ИМЯ УСПЕНИЯ БОГОМАТЕРИ
В ГОРОДЕ ОНЕГЕ

Исследование и реконструкция архитектурного облика

 Речь в статье идет о  деревянных соборах в г.Онега, которые могли бы входить в замечательную онежскую линию деревянных церквей, если бы не сгорели в 1827 г. от удара молнии (М.Зак).

На правом берегу реки Онеги, вблизи от ее впадения в Белое море, где и находится сам город, стоял соборный комплекс. Располагаясь практически у самого берега в устье реки, необычайно высокий величественный собор представал каждому, проходящему водным путем, служа и своеобразным маяком, и духовным ориентиром, встречающим и провожающим: за городом уже разливалось бескрайнее Белое море.

Место впадения реки Онеги в Белое море, в его юго-восточную часть - Онежскую губу - было освоено давно: еще в уставной грамоте Святослава Ольговича 1136-1137 гг. упоминается погост «на мори», с которого взималась десятина; имеется в виду как раз место у впадения реки Онеги в Белое море. В XIV в. сюда пришли новгородцы покорять северные края, а уже в ХV в. Усть-Онежская волость была полностью подвластна Великому Новгороду. В 1657 г. она была пожалована царем Алексеем Михайловичем Крестному монастырю, основанному патриархом Никоном на Кийском острове, что в 15 верстах от устья Онеги. Во владении монастыря волость пребывала до 1765 г., когда вновь была приписана к Новгородской губернии. С 1776 г. Онега стала относиться к Архангельской губернии, в 1780 г. получила статус уездного города.

Соборная церковь здесь существовала еще в XVI в. На имевшемся в онежском приходе рукописном евангелии была надпись 1601 г., свидетельствующая о наличии в Онеге двух храмов: Никольского (1597 г.) и соборного Успенского (дата постройки неизвестна). Существует также «Сотная на Турчасовский стан Каргопольского уезда», датируемая 1556 г., в которой говорится, что «на волостке на усть Онеги реки погост, а в нем церковь Успение Пречистыя да другая теплая церковь Николая Чюдотворец». Вероятно, в надписи «1601 г.» в евангелии имелись в виду именно эти храмы. Таким образом, предыдущий Успенский собор был построен еще до второй половины XVI в. Что же касается Никольской церкви, то по представленным письменным свидетельствам сооружалась она, как минимум, трижды. В 1621 г. храмы онежского погоста, существовавшие в XVI столетии, сгорели. Никольский был заново отстроен в 1683 г., а Успенский - в 1695 г. Но и они не дошли до наших дней - погибли в пожаре от молнии 19 июня 1827 г. К счастью, существует ряд источников, а именно: опись соборного комплекса 1803 г., материал об онежских храмах в «Кратком историческом описании приходов и церквей Архангельской епархии» и гравюра XVIII в., опубликованная ГЯ.Мокеевым в журнале «Мир Божий», - с помощью которых мы и попытаемся воскресить облик храмового ансамбля города Онеги конца XVII - первой четверти XIX в., реконструируя его архитектурное решение.
Вид г.Онеги с Успенским собором (справа) и Никольской церковью (слева).
Фрагм. панорамы XVIII в.
Успенский собор в Онеге 1695 г. был холодным храмом с двумя приделами. Источники свидетельствуют, что в его основании насчитывалось тридцать углов, а в завершении было двенадцать глав. Эти и другие данные, в том числе и ценные сведения о размерах и художественном образе храма, запечатленном на упомянутой гравюре, позволяют довольно четко представить себе план церковного здания.

Успенский собор в г.Онеге.
Реконструкция А.Бодэ

К основному храму примыкали два придела, Иоанно-Богословский и Ильинский, с восточной стороны было алтарное пространство, с запада - нартекс. Из этого следует, что собор представлял собой крестообразную в плане постройку, что и просматривается на гравюре. К западному крылу креста, видимо, примыкала паперть.

Графическая реконструкция собора выполнена на основе гравюры, известных размеров плана и ближайших аналогов (церкви Вознесенская в Пияле, Преображенская в Чекуево, Владимирская в Подпорожье). В целом реконструированное архитектурное решение храма представляется убедительным. Возможно, несколько завышен основной крещатый сруб, но на гравюре по сравнению с соседней Никольской церковью он выглядит действительно очень высоким. Получившаяся высота собора составляет 44 м до основания креста. (Прим. науч. ред.)

Такой план основного храмового объема часто встречается в церквях на реке Онеге, в устье которой стоит онежский городской собор. Так, можно привести в пример Вознесенскую церковь в Пияле (1651), Преображенскую церковь в селе Чекуево (1687), Владимирскую церковь в Подпорожье (1757) и Преображенскую церковь в Турчасове (1786), тоже имеющие в своей структуре крещатую основу... На гравюре не видно, какими были апсиды, но исходя из сообщения о 30 углах, которые имел онежский собор, и из построения крестообразного плана с отделенными друг от друга алтарями, следует полагать, что апсиды были пятигранными. Стоит заметить правильную крестообразность основного сруба, размеры сторон которого близки друг к другу (ширина 10,5 саженей (22,4 м) и длина 11,5 (24,5 м)), подчеркнутую также отсутствием каких-либо значительных пристроек с запада (например, трапезной), как в других вышеупомянутых онежских церквях.

Успенский собор в г.Онеге.
Реконструкция А.Бодэ

Судя по гравюре, крещатое основание было достаточно вытянутым вверх и занимало около двух третей высоты срубной части, а завершавшие его бочки почти полностью скрывали возвышающийся над ним центральный четверик. Как известно по описанию, храм имел три крыльца: по-видимому, двухмаршевые - с севера и юга, и трехмаршевое - с запада, как следует полагать исходя из того, что западный вход - главный. К основному алтарю и к приделам примыкают апсиды высотой, равной половине высоты основания, а если учитывать их покрытия, то и двум третям. Таким образом, выстраивается пирамидальная структура, которая отличает эту постройку от других, схожих по объемно-пространственному решению, но разнящихся по пропорциональному строю.

Отдельно стоит рассмотреть завершение храма. Основной объем был увенчан традиционным для Поонежья и южного берега Белого моря кубом. Все четыре стороны крещатого основания были покрыты бочкой. В каждую из них (кроме восточной) были врублены, видимо, восьмерики, кото-рые в свою очередь несли по маленькому шатру.... Апсиды собора, как видно на изображении, тоже имели бочкообразное покрытие. Хотя отчетливо видна бочка только одной, центральной, апсиды, иное покрытие придельных алтарей соборной церкви трудно допустить. Крыльца, как едва угадывается по линиям, также имели по бочке. Таким образом, по мере возвышения с четырех сторон создавалось нарастание объемов покрытий, которые, увеличиваясь в размере и всё больше круглясь, достигали апогея в кубе центрального четверика.

Как было уже сказано, храм был двенадцатиглавым. Это количество глав указывается в сообщении городского магистрата от 1725 г....Сообщение о количестве глав в обнаруженных письменных источниках не сопровождается описанием их положения. Только опираясь на гравюру и учитывая аналоги, можно определить постановку глав. На гравюре показано, что 5 из них сосредоточены на кубоватом завершении главного объема храма, а также хорошо читается расположение на каждом из крыльев крещатого основания, с четырех сторон, по главе. Итого 9 глав. Логично и естественно предположить, что оставшиеся три располагались по одной на каждой из трех апсид. На рисунке хорошо видны размеры глав. Так, на прирубах стоят небольшие главы на шатриках, поднимающиеся к верху куба, на кубе - четыре главы, чуть больше предыдущих, но на тонких шейках, и в центре возвышается огромная, по сравнению с другими (а особенно соседними четырьмя) луковица на солидной по толщине и высоте шее. Последнюю можно даже сравнить с барабаном какой-нибудь каменной церкви, настолько она выделяется среди всего завершения храма.

Разновеликие главы создавали живописную композицию, а их расстановка задавала определенный, вовсе не монотонный ритм многоглавию храма. Интересно заметить, что по мере возвышения маковки увеличивались в размере, умножались в количестве и всё больше концентрировались, в итоге как бы сливаясь в единую величественную главу, стоявшую на созвучном ей по форме кубе. Мноroглавие кубоватого Успенского собора роднит его с группой храмов, включающей Преображенскую церковь в селе Чекуево (1687), Никольскую церковь в селе Бережная Дуброва (1678), Владимирскую церковь в Подпорожье (1757), Преображенскую церковь в селе Турчасово (1786), но всё же онежский собор остается единственным в своем роде.

Надо сказать, что храм, будучи соборным, выделялся своей высотой. Известно, что возвышался он на 30 саженей, то есть на 64 метра (по описи 1803 г. - 28 саженей = 59 м). Сейчас такая высота кажется маловероятной, но письменные источники часто пестрят упоминаниями о подобных величинах... Но стоит заметить, что такой высоты вышеуказанные храмы могли достигать за счет шатра, Успенский же собор в Онеге его не имел.

Как упоминалось, у храма был высокий центральный четверик и вытянутые пропорции. Но указанной высоты храм мог достигать и за счет наличия высокого подклета, который, должно быть, имел большие размеры, поскольку из источников известно, что в нем находилось 11 амбаров с отдельными в них входами. Их многочисленность можно объяснить соборным статусом храма: собор является не только главным культовым сооружением города, но и самым важным зданием поселения, хранилищем городской казны, сокровищницей в прямом и переносном смысле этого слова. Кстати, в описаниях соборных храмов XVII в. часто указывается на наличие у них высокой паперти или прямо говорится о подклете.

В описи начала XIX в. указываются отдельные подробности, конкретизирующие образ храма. Так, выясняется, что завершение собора было окрашено: «куполы и одиннадцать глав с крестами деревянных чешуйчатых выкрашенных красками».  Учитывая высоту храма, можно представить, как издалека они привлекали к себе внимание и служили ориентиром.

...Из описи также известно, что в придельных храмах и алтарях было по 2-3 окна, а по гравюре хорошо видно, что центральное пространство освещалось в основном окнами второго света. Упоминания о6 окнах дают возможность реконструировать паперть - она огибала западное крыло с трех сторон.

Источники дают представление и о6 интерьере собора, который сложился к ХIХ столетию. Указанные внутренние размеры храма несколько отличаются от внешних. Так, согласно описи, вместе с алтарем длина внутреннего пространства составляла 13 саженей, а ширина - 8. Там же сообщается, что внутри церкви стены были обложены бумажными обоями и понизу столярными панелями, выкрашенными красками. Потолок «подбит в трех частях холстиною, а в середине написано Коронование Богоматери и Распятие Господне с предстоящими Ему Богоматерию и Богословом; а округ тех образов Ангелы». Таким образом, возможно, в Успенском соборе имелось некое подобие потолка-«неба», характерного для поонежских деревянных церквей.

...В главном алтаре находился высокий иконостас с резными царскими вратами. Вообще, судя по описи, собор был довольно богато украшен....

Итак, Успенский деревянный собор в городе Онеге представлял собой храм с многоглавым завершением, с ярко выраженной крещатой композицией - как на уровне плана, так и во внешнем облике, и являлся характерным образцом поонежских кубоватых церквей. Собор имел ряд особенностей: апсиды располагались отдельно друг от друга, каждая у своего придела; со всех трех сторон имелись крыльца с несколькими всходами; в подклете было множество амбаров. Также храм отличала необыкновенная высота, в связи с чем онежский собор во имя Успения Богоматери можно считать одним из самых выдающихся произведений русского деревянного зодчества.

Архитектура онежского Успенского собора не имеет прямых аналогов, хотя и вобрала в себя устоявшиеся на то время приемы строительства церквей Поонежья и Поморского берега Белого моря, существующих в наше время или известных по старым изображениям и фотографиям. Архитектура Успенского собора свидетельствует о неиссякаемой творческой мысли русских ма-стеров.

Теперь стоит сказать несколько слов и о втором храме онежского ансамбля. Храм во имя Святого Николая Чудотворца также деревянный, построенный раньше Успенского, в 1683 г., был теплым, имел холодный придел во имя Иоанна Предтечи, трапезную и паперть. В «Кратком историческом описании...» указано, что храм имел с внешней стороны 14 углов. Опираясь на гравюру, на которой он также изображен, можно представить себе следующий план: широкая трапезная (включая паперть), за ней меньший по ширине основной объем и пятигранная апсида. Общая длина всех церковных помещений составляла 12 саженей (=25,6 м). Ширина указывается в 6 саженей (=12,8 м), и, судя по тексту, имеется в виду самая широкая часть храма, то есть трапезная. Что касается летнего придела, то из описи 1803 г. известно, что он находился наверху, то есть Никольский храм был двухэтажным. Следовательно, четверик основного храмового объема был достаточно высоким.

В описи сообщается, что высота Никольской церкви 22 сажени (=47 м). Объем храма состоял из пятигранной апсиды, покрытой бочкой, массивного, довольно высокого основного четверика, имевшего кубоватое завершение с пятью главами, и больших размеров трапезной, крытой на два ската....

 Если онежский Успенский собор по своей архитектуре не находит себе прямых аналогов, то у Никольского храма они есть, например: Сретенская церковь в Чекуеве (1677), церковь Петра и Павла в Вирме (вторая половина XVII в.), церковь во имя Климента в Пияле (1685) и также Климентовская церковь в погосте Усть-Кожа (1695). Насколько можно судить по старым изображениям, по пропорциональному строю ближе всех Никольскому храму Сретенская церковь в Чекуеве, которая тоже была двухэтажной. Кстати, построены они друг за другом, Сретенская - в 1677 г., Никольская - в 1683-м, и обе находятся на берегах реки Онеги.

В завершение необходимо сказать, что соборный храмовый комплекс города Онеги можно рассматривать как еще один пример онежского тройного ансамбля. И хотя из письменных источников достоверно известно только о наличии каменной колокольни, несомненно, что у нее была деревянная шатровая предшественница...

Итак, благодаря рассмотренным источникам и особенно гравюре, сохранившей облик города Онеги XVIII столетия, возникла возможность представить еще один поонежский ансамбль XVII в., стоящий у самого устья Онеги, свидетельствующий о колоссальном расцвете деревянной архитектуры Русского Севера.


Примечания:
1. Автор: Терентьева А.А. (Санкт-Петербург). Историк искусства. Сотрудник ФГУК "Государственный Эрмитаж" (УК - учреждение культуры - для не знаюших).
2. Статья из сборника "Деревянное зодчество. Вып. III. Новые материалы и открытия". ИД "Коло", 2013.
3. С небольшими сокращениями.
4. Иллюстрации - из статьи.
5. Храмы, упомянутые в статье в качестве аналогов Успенского собора и Никольской церкви, можно частично посмотреть здесь.
6. Город Онега до 1780 г. был поселением Усть-Онега или Усть-Онежское.