Л.Г.Шаповалова,
кандидат техн. наук

КАРГОПОЛЬСКИЕ ХРАМЫ С БОЧЕЧНЫМ ЗАВЕРШЕНИЕМ

Большой знаток искусства русского Севера И.В.Евдокимов еще  в начале  ХХ в. определил ценность северной деревянной архитектуры среди объектов мирового культурного наследия: «К деревянному зодчеству надо подходить с особыми чувствами, даже как к мировой ценности... Наше северное деревянное зодчество...— сплошное чудо!». К сожалению, некоторые сохранившиеся деревянные храмовые строения являются последними представителями своего архитектурного стиля. Несколько страниц в фолианте под названием «Северное деревянное зодчество» утрачены практически полностью. Попробуем восстановить их. 

Бревенчатые постройки на Севере России стали возводить с ХII в., со времен освоения края новгородцами. Две основные разновидности деревянных храмов прорезают эту восьмисотлетнюю древность — храмы «древяна клецки» (клетские) и «древяна верх» (шатровые). Они появились и развивались одновременно, иногда соединяясь и создавая изысканные архитектурные формы.

Клетские церкви и часовни представляли собой прямоугольный сруб, клеть (оттого и «клетские»), крытые двускатной крышей. для того, чтобы как-то выделить клетский храм или часовню из окружающей застройки, крышу зодчие делали круче, чем у жилых домов, остроклинной: «верх рублен клинчатой». До наших дней в Архангельской области сохранилиь лишь два редчайших образца русских  клетских  храмов с клинчатым завершением: храмы Георгия Победоносца (середина ХVII в.) в д. Порженское  в районе Кенозера  и Василия Блаженного (1824 г.) в с. Нижняя Чухчерьма. Клетских часовен с клинчатым завершением сохранилось больше, например, в районе Кенозера. Часть из них древние, датируются ХVIII в.

Порженский погост.
Георгиевская ц.
Кенозеро. Вершинино.
Никольская часовня
с.Юксовичи.
Георгиевский храм
В процессе развития деревянного зодчества клетские храмы стали получать более сложные завершения — каскадные (со ступенчатыми скатами). Такую крышу имеет, например, Георгиевский храм (1493 г.) в с. Юксовичи  Ленинградской области.

В ХVII в., особенно во второй половине, в русской архитектуре происходило пластическое и декоративное усложнение завершений сооружений. На Севере в это время получила распространение другая разновидность завершений клетских храмов – бочечные. «Бочка» — декоративная форма двускатной крыши, скаты которой имеют плавные криволинейные, близкие к окружности очертания и сходятся вверху под острым углом. Бочечную крышу конструктивно выполняли точно так же, как и крышу обычных деревенских домов — торцовые, западную и восточную, стены делали бревенчатыми до самого верха, постепенно укорачивая длину бревен и образуя «щипец» (бревенчатый фронтон), а между собой фронтоны соединяли (в каждом венце или через один) горизонтальными бревнами — «слегами».
Сольвычегодск.
Палаты Строгановых


Крыша получалась единым целым с его стенами. Бочковидное завершение строений было широко распространено в русском хоромном зодчестве. Об этом свидетельствуют, например, известные специалистам изображения деревянного Коломенского дворца и хором промышленников Строгановых в г.Сольвычегодске (около 1564 г.). Бочками часто крыли храмовые прирубы, украшали рундуки хоромных и храмовых крылец. Покрытие бочкой центрального сруба церкви — чрезвычайно редко встречаемая особенность деревянных  клетских храмов.
До наших дней в России сохранился лишь один деревянный храм, крытый бочкой — храм Благовещения (1719 г.) в д. Пустынька в среднем течении р. Онеги.  Деревня в несколько домов и храм — все, что осталось от Ямецкой (Емецкой) Благовещенской пустыни. Храм этот с давних пор отмечал начало трудного пути — многоверстного волока на реку Емцу, соединяющую Онегу и Двину.
Фото Е.Коростелева Фото А.Дементьева
Постройка эта двухэтажная, поэтому выглядит монументальной, башнеобразной. Нижний храм — Благовещенский, верхний — Вознесенский. Много лет здание храма использовали для хозяйственных нужд, потому оно и сохранилось. Несмотря на обшивку, побелку и отсутствие шейки с главой и крестом, некогда врезанной в бочку, прекрасное сооружение не утратило своего очарования. Храм уникален хотя бы тем, что является последним уцелевшим образцом своего архитектурного типа. Его древность, без сомнения, также внушает уважение. К сожалению, теперь храм в плохой сохранности.
Необходимо особо отметить, что в данном случае нами рассматривается бочечное завершение, перекрывающее  всю  храмовую часть (кафоликон) церкви по ширине и размещенное по линии восток-запад. 
И.Я.Билибин Гапсельга

В северном зодчестве известны примеры, когда маленькую бочечку, ориентированную по линии восток-запад, размещали на коньке двускатной крыши храмового строения или его прируба. Таковы, например, часовня в с. Гапсельга  в Карелии, известная по акварели  И.Я.Билибина  и многие другие постройки. 

Успенская ц. в с.Черевково.
Из книги М.Красовского

В очень ограниченном районе, в верховьях Северной Двины, сложился местный двинский тип клетских храмов, у которых в пологую двускатную крышу постройки над храмовой частью врезан небольшой срубик, увенчанный маленькой бочечкой, развернутой по линии север-юг и увенчанный главкой с крестом. Таковы Никольская церковь (1719-1748 гг.) в с. Кулига-Дракованово, Успенская церковь (1691 г.) в Черевково. Обе утрачены.

...«Зимний»,  неотапливаемый  Предтеченский храм (конец ХVII - начало  ХVIII вв.)  Почозерского погоста на Кенозере также когда-то был крыт бочкой. Его завершение было разобрано в 1930-е гг. и заменено двускатной крышей. Скинутые с колокольни колокола надо было увозить. Разобрали бочку храма, из бревен сколотили плот, погрузили колокола и отправили по Поче-реке. Изначально «зимний» храм был не отдельной постройкой в комплексе, хоть и соединенной с «летним» храмом пеяреходом, как теперь, а в качестве «зимнего» храма использовали трапезную «летнего» храма. Про форму крыши «зимнего» храма-трапезной сказать что-либо определенное сложно. Скорее всего, она была традиционной — двускатной, хотя нельзя исключать и бочку. Несомненно, бочечное завершение Предтеченского храма было сделано по образцу какого-то из существовавших каргопольских  храмов. Известно, например, что крыша трапезной несохранившегося храма Спаса Нерукотворного Образа в Каргополе первоначально была бочечной. Русский художник И.Я.Билибин, путешествуя по Северу в 1902-1904 гг., сохранил Предтеченский храм, исключительно живописное сооружение, в фотографиях. (В настоящее время реставрация всего комплекса-тройки закончена - М.Зак).
Почозерский погост.
Фото И.Я.Билибина
Почозерский погост.
Вид в 2010 г.
Почозерский погост.
Рис. И.Я.Билибина
Почозерский погост.
Ц. Иоанна Предтечи
Фото 2008 г.
Почозерский погост.
Ц. Иоанна Предтечи
Фото 2010 г.
По архивным и литературным источникам известны считанные единицы утраченных храмов и часовен с бочечным завершением. Это Троицкая церковь Елгомского прихода (1714 г.) на Каргополье; воссозданная в графической реконструкции Благовещенская церковь в Троицкой волости (1639 г.) на Двине; Преображенская церковь (1690 г.) на Ольховском погосте и часовня ХУIII в. в д. Нижний  Маркомус  (Плешковская).
Часовня из д.Н.Маркомусы
Рис. из книги Г.В.Алферовой
Сруб этой часовни с выразительным повалом, обнесенный с трех сторон приветливой галереей, венчает бочка чудесной, изысканной формы. Автору удалось обнаружить еще одно фотоизображение этой постройки. Вероятно, первая фотография часовни была сделана на рубеже ХIХ-ХХ вв., а вторая — в 1930-е гг., когда ее использовали в каких-то хозяйственных целях — в восточной стене устроен широкий дверной проем. 

Обнаружена еще одна фотография церкви с «бочкой» в «пустыни Спасо-озерской Каргопольского уезда  Олонецкой  губернии». К сожалению, каких-либо данных об этой постройке не обнаружено. Исследователь А.Б.Бодэ высказывает осторожное предположение о постройке этого храма в первой пол. ХVIII в. Можно лишь отметить, что это единственная бочечная церковь, имевшая звонницу над притвором, и отличается от других бочечных храмов высотой.

Автором выявлено еще одно изображение деревянного храма с бочечным завершением в составе ансамбля — на заставке, выполненной художником И.Я.Билибиным к своей же статье «Народное творчество русского Севера» в журнале «Мир искусства» за 1904 г.
Идентифицировать этот храм не удалось, вероятно, эта графическая миниатюра — все-таки художественный образ, созданный живописцем на основе его путешествий по Северу. Значит, не так уж редки были на Севере храмы с бочечным завершением. Необходимо заметить, что во всех отмеченных храмах «бочками» крыты и основной объем и алтарь, что придает постройкам дивную пластичность и выразительность. В коллекции ГМО «Художественная культура Русского Севера» (Архангельск) имеется икона, привлекшая наше внимание. Особенна она иконописным изображением  первосвятителя  северного края преподобного Кирилла  Челмогорского,  запечатленного  на фоне двух хорошо прорисованных белых монастырских храмов. Один из храмов — бочечный, одноглавый!
Установлено, что икона была написана в середине ХIХ в. К этому времени в монастыре уже были построены кирпичные храмы. Однако своеобразие  архитектурного решения обоих храмов позволяет усомниться в том, что сооружения, изображенные на иконе, выполнены из кирпича. Так могли быть возведены лишь деревянные храмы, причем характерные для  ХV - начала ХVIII вв.
Кирилл Челмогорский
Фрагмент иконы XIX в.
Каким же образом на поздней иконе оказались изображены древние храмы? Несомненно, что образ высокочтимого на Каргополье местного святого был неоднократно «списан» с более древних икон. Можно предположить, что и храмы на иконе «списаны» с какой-то более древней иконы и в соответствии с требованиями Синода на иконе «побелены». На это также указывает отсутствие кирпичной ограды и других монастырских построек XIX в. Тогда, возможно,  перед  нами предстает облик челмогорских храмов, построенных не позднее середины  ХVIII в., до упразднения монастыря в 1764 г., и это тем более ценно. Но действительно ли такие храмы были построены в обители или это художественный образ, созданный иконописцем? До недавних пор этот вопрос оставался без ответа.

В журнале «Христианское чтение» за 1889 г. был опубликован очерк каргопольского  краеведа К.А.Докучаева-Баскова «История  Челменской  пустыни». В работе автор приводит полный текст «Книг Росписочных Строителя иеромонаха Макария», датированных 1687 г.: «церковь Богоявления Господня, холодная, на верху рублен четверик, вершен клином, глава, на главе крест железный, а глава крыта чешуею, в церкви... гробница Кирилла Чудотворца... Да на монастыре же другая церковь теплая с трапезою во имя Успения Пресвятой Богородицы, верх бочкой, на главе крест паян белым железом…». Еще одна исчезнувшая бочечная церковь! Может быть та, которая изображена на иконе?
Удалось установить, что описанные в «Книгах  Росписочных...» храмы были построены:  Богоявленский, клинчатый — вскоре после 1632 г., Успенский, бочечный - вскоре после 1673 г. Значит, один из храмов Кирилло-Челмогорской обители, с бочечным завершением, был запечатлен иконописцем «с натуры»: на иконе достаточно правдоподобно прорисованы не только «верх бочкой», но и «трапеза теплая». Вероятно, клинчатый храм позднее погиб в одном из пожаров и был заменен шатровым, показанным на иконе.
Фотография нач. XX в.
Из архива Кенозерского НП.
Прорись
В архиве Кенозерского национального парка отыскалась фотография с видом храмов Кирилло-Челмогорского монастыря, сделанная, по крайней мере, до 1930-х гг.: «внутри  двора высится небольшая каменная Богоявленская церковь с колокольней, а далее, на восток, приютилась старинная, миниатюрная размером деревянная церковка -  Успенская». Фотография очень плохого качества но, тем не менее, можно разглядеть «деревянную церковку» у которой «верх бочкой». Невероятная удача! Конечно, маловероятно, что это та самая Успенская церковь, которая была построена вскоре после 1673 г. (все-таки 250 лет прошло!), но можно с уверенностью сказать, что сменившая её постройка в архитектурном облике в точности повторила предшественницу (поэтому, кстати, и такая маленькая). Во-первых, это было связано с особым почитанием местного святого и всего, что связано с его именем. Во-вторых, известно, что каргопольские  и  пудожские  крестьяне были чрезвычайно упорны в своем желании «строить, как прежде было».
Елгомский погост
Фото из книги
Г.В.Алферовой
Где-то мне уже встречалась такая пара храмов, как в Кирилловой пустыни — клинчатый и бочечный… Да на Елгомском погосте! «Поднимаю» все известные литературные источники. Точно! И там тоже один храм «вершен клином», а у другого «верх бочкой»! Интересно отметить, что завершения алтарных прирубов обоих храмов в с. Елгомском в точности повторяют завершения  кафоликонов. Богоявленскую церковь с запада и частично с севера охватывает бревенчатая галерея. Крылечки храмов на консолях- выпусках. Эти замечательные сооружения в исторической памяти сохранил известный исследователь зодчества Севера архитектор Д.В.Милеев, выпускник петербургской Академии художеств. В 1911 г. архангельская духовная консистория просила у Императорской археологической комиссии (ИАК) разрешения на переустройство Троицкого храма. В связи с этим в село был послан архитектор Д.В.Милеев. Он сфотографировал храмы, сделал точные обмеры, а на их основе — чертежи строений. Только после этого ИАК разрешила переустройство храма «с сохранением существующего плана и фасада»...
Троицкая церковь Елгомского погоста. По Д.В.Милееву.
Из книги М.Красовского
Богоявленский клинчатый храм Елгомского погоста был выстроен в 1643-1644 гг. на месте бывшего монастыря «тщанием строителя Тарасия Москвитина». Троицкий храм, бочечный, построен в 1714 г. или 1716 г. «тщанием строителя Феодосия».  Была еще на погосте шатровая колокольня ХVII в., «возобновлена в прежнем виде» (перебрана) в 1843 г. Вероятно, в конце ХIХ в. обе постройки были обшиты досками, что видно на сохранившихся фотографиях. Получается, что  храмы Кирилловой пустыни являются предшественникам храмов Елгомского погоста!  Даже  храмоименование  главных храмов (клинчатых, «летних») одинаковое — Богоявленские! Кроме того, при внимательном рассмотрении «бочечных» храмов Елгомского и  Почозерского  погостов также улавливается  поразительное сходство сооружений, особенно их южных фасадов. 

Легко заметить, что, несмотря на  различия объемно-планировочного решения рассмотренных сооружений, оригинальная бочечная форма завершения храмовой части локализуется лишь в одном определенном районе — в бассейне верхней и средней Онеги — и больше почти нигде не встречается. Каждому району Русского Севера был свойственен и любим свой тип архитектурного решения как жилых, так и храмовых построек. Несколько выбивается из этого ряда храм в Троицкой волости на средней Двине, но это территориально недалеко. Кроме того, в северном зодчестве известны примеры заимствования архитектурно-планировочных решений  сооружений из других регионов. Значит,  во вт. пол. ХVII в. на Каргополье уже сложилась самобытная архитектурная школа. Уж не одна ли плотницкая артель подвизалась в то время на Каргополье,  возводя  последовательно  храмы в Кирилловой обители, на Ольховском, Елгомском погосте, в Ямецкой пустыни и на Почозере, а может быть, и в других местах? Это, конечно, только предположение, но ведь известно, что уже к нач. ХVII в. на Севере при возведении крупных сооружений, в т.ч. храмовых, строительный подряд получил широкое распространение. По крайней мере, тесные связи между монастырями и приходами  каргопольского  края, взаимовлияние архитектурных форм строений северных обителей — налицо.

Одним из главных факторов, определивших специфику исторического развития северного зодчества, было старообрядчество. Известно, что Прионежье, Кенозерье и Верхнее Поонежье  с конца  ХVII в. были территорией поморского старообрядчества, центром, организующим ядром которого становится Даниловский скит на Выг-реке. Судя по известным изображениям ХVIII-ХIХ вв., в центре Даниловского Лексинского скита находилась клетская часовня. Скит был обнесен красивой бревенчатой оградой, а над широкой аркой ворот (причем не главных, не Святых) поверх двускатной крыши ограды насажена аккуратная маленькая бочка. При этом бочка была «повернута её днищами по линии стен, а не по линии проезда, как это делалось обычно». Нельзя утверждать, что появление данного типа завершения напрямую связано со старообрядчеством. Можно лишь  сказать, что использование формы бочки в завершениях старообрядческих построек было предпочтительным. Можно предположить также, что и архитектура выговских скитов могла оказать влияние на храмостроительство широких окрестностей. При этом не надо забывать, что возводили храмы на средства прихожан, по решению мирского схода, т.е. заказчиком выступали все крестьяне волости, поэтому архитектурный облик строения не мог не отражать их вкусы.
 
Таким образом, в  ХVI - ХVII вв. на каргопольской земле появилась оригинальная форма завершения центрального объема деревянных клетских храмов - килевидная бочка, которая локализуется лишь в этом районе и больше почти нигде не встречается. Каргопольские храмы крыли  бочками, по крайней мере, еще во второй половине ХIХ в.
Во-первых, это объясняется особым консерватизмом  каргополов, а особенно жителей Лекшмозерья и Кенозерья, приверженностью их к старообрядчеству. Во-вторых, — широким  распространением строительного подряда.

Следующей ступенью развития архитектурного облика северных деревянных храмов можно считать великолепные сооружения, увенчанные  «шатром на крещатой бочке». Это примечательность,  главным образом, храмов земель по Пинеге и Мезени, что территориально достаточно далеко от Каргополья — между  Каргопольем  и  Пинежьем расположена обширная двинская земля. Почему приверженность к бочечному завершению храмов проявилась совсе м в другом районе северного края — новая загадка, которая ждет своих исследователей.

(с незначительными сокращениями)

Примечания:
1. Текст - из сборника материалов IX научной конференции в Каргополе “Историко-культурное наследие Русского Севера. Проблемы изучения, сохранения и использования»,  Каргополь, 2006.
2. Подбор иллюстраций и фотографии без подписи - М.Зак.
3. Рисунок палат Строгановых - из книги "Сольвычегодск", Сев.-зап. книжное изд-во, 1973.
4 Подробнее о Почезерском погосте в д.Филипповская, в который входит Предтеченская церковь, см. здесь.

5 "Из книги М.Красовского" - Михаил Красовский. Энциклопедия русской архитектуры. Деревянное зодчество. Сатисъ, С.-Пб, 2005.