Л.Г.Шаповалова,
кандидат технических наук(Архангельск)

ЧАЖЕНСКАЯ НАХОДКА

О старообрядческой «стране Выгореции» писали многие и много. Преданность вере отцов и дедов - освящённой веками национальной церковной традиции - и жестокое преследование властей после реформы патриарха Никона вынуждало «ревнителей древнего благочестия» во множестве бежать из центра России на окраины. Северный край был самой «раскольничьей» территорией Руси, а Выговская обитель - центром, организующим ядром и высшим авторитетом в делах веры и религиозно-общественного устройства всего поморского старообрядческого согласия.

Стремление построить во враждебном мире свое «прибежище верных» и известное старообрядческое трудолюбие совершили настоящее чудо. Уже через четыре года количество выговских поселенцев достигало двух тысяч человек, а общежительство располагало хорошо налаженным многоотраслевым хозяйством. Оно состояло из двух монастырей: мужского Богоявленского (Данилова) на реке Выг (официально оформившийся в 1694 г.) и женского Крестовоздвижекского на реке Лексе (1706 г.), а также нескольких десятков скитов и до сотни деревень. Жизнь в монастырях и скитах строилась по монастырскому уставу, а в выговских деревнях жили семьями. Однако и монастыри, и скиты представляли собой не какие-то убежища, а обычные северные деревни с полным крестьянским обиходом. Быт поселений свидетельствовал: уходили староверы в леса и обживали отдалённые места не для того, чтобы вести аскетическую жизнь или сжигаться. Они всего лишь желали остаться верны той вере, по которой жили и умирали отцы и деды, и не хотели, чтобы кто-либо мешал соблюдать то, что составляло смысл их жизни.

Поселения Выговского общежительства граничили на западе с Каргопольским и Онежским уездами на всём протяжении с юга на север, местами заходя на территорию Поонежья.

На рубеже XVII - XVIII вв. для обители настал сложный период, а первое десятилетие XVIII в. стало переломным периодом в истории старообрядческой республики. С 1705 г в Повенецком уезде семь лет были неурожайные годы: «великий был хлебный недород». Очень остро встал вопрос о переходе на другие, более плодородные земли. Люди уходили с Выга семьями. Андрей Денисов, настоятель общежительства, решил исключить самую возможность голода. Из обители разослали людей «пашенной земли искать, где 6ы поселиться житии, и пахать». Разведчики побывали в Поморье, в Мезенской земле, даже в сибирских краях и поволжских губерниях, однако подходящее место нашли совсем рядом - «близ Задней Дубровы на речке Чарженьге», в 82 верстах на северо-восток от Каргополя. Земля была «никому не надобна» и «лежала оная всегда впусте» и потому в 1710 г отвели ту землю «во все стороны на 16 вёрст».

Эта местность так понравилась выговцам, что они задумали перейти туда жить все, всем северным старообрядческим обществом. Семёна Денисова, младшего брата настоятеля, с челобитной послали в Новгород для оформления покупки земли и получения разрешения на переселение. Но в Новгороде он был по доносу, как расколоучитель, схвачен и заточен в тюрьму, где ему пришлось провести четыре года. От исхода этого дела, в котором оказались задействованы самые высокие духовные и государственные власти - новгородский митрополит Иов и царь Петр I - зависела судьба всего общежительства. В это трудное четырёхлетие выговцы пережили истинный духовный переворот. Они почувствовали себя как единое целое, осознали свою преемственность по отношению к раннему старообрядчеству, значение общежительства как последнего оплота древнего благочестия и, отказавшись от задуманного плана переселения, окончательно связали свою судьбу с Выгом. Именно тогда северные старообрядцы, приняв Выг как свою духовную родину и отечество, обрели «культурную оседлость».

Итак, общее переселение на каргопольскую землю пришлось отложить, однако Выговский монастырь «дал бытие» Чаженскому (вариант - Чарженский) скиту, который был организован в 1710 г. Чаженские насельники были «бойкие, предприимчивые, дальновидные люди, которые взяли на оброк эту огромнейшую землю». Выговцы не обманулись в своих надеждах на эту землю - она стала огромным подспорьем. В Повенецком уезде из-за более сурового климата хлебные посевы часто не вызревали и жители голодали, а в Каргопольском уезде «хлеб был велми добр» . Теперь уже можно было жить, не думая о зяблых годах.

Выговцы стали прокладывать дороги, строить мосты. В то время в Повенецком уезде дороги как таковые практически отсутствовали, поэтому деятельность общежительства была большим благом для края. Из Выговской обители в Чаженский скит после 1723 г был устроен зимник (летнего пути не было) длиной около 220 вёрст. Дорога пролегала обширным таёжным безлюдным пространством по Пудожскому тракту на Водлозеро, затем на Кенозеро, затем берегом реки Кены

Основным источником сведений о6 этом поселении до сих пор является исторический очерк «Чаженский раскольничий скит (1710 - 1854)» каргопольского краеведа К.А.Докучаева-Баскова, основанный на материалах земского уездного суда и опубликованный в 1912 г  Сведений по численности поселениев Чаженского скита автору обнаружить не удалось, но, несомненно, он относился к категории самых крупных в общежительстве.

Ещё в первый год основания, в 1710 г, в Чаженге была устроена часовня. Собственно говоря, она и положила начало скиту. Он быстро развивался. Чаженские старообрядцы имели в оброчном содержании 13 десятин земли и монопольное право на обеспечение Выговского общежительства недостающим хлебом. Скитники держали много скота, часть которого, за остатком от продажи, вместе с хлебом отсылали на Выг, а взамен получали рыбу, образа, книги, богослужебную утварь. Уже через сорок лет, к середине XVIII в., Чаженский скит стал житницей Выго-Лексинского общежительства и имел поразитель-ные экономические показатели.

Как в старообрядческой столице существовали мужское и женское общежительства, так и в Чаженском скиту имелись «две часовни с колокольнями, в виде церквей, для богомоления; отдельно для мужчин и женщин». Очевидно, фразой «в виде церквей» здесь подчёркнута особая высота часовен, ведь известно, что выговские старообрядцы лишь часовни признавали зданиями для Богослужения. А вот как были устроены колокольни - отдельно стоящими или в виде звонниц над притворами - неизвестно. Но то, что над Чаженгой разливался колокольный звон - несомненно, ибо несколько малых колоколов, пожертвованных в 1739 г заводчиком Демидовым, выговцы «раздали на Чаженгу».

Благополучно просуществовало Выговское общежительство вплоть до суровых времён императора Николая I, который проводил политику «полного искоренения раскола». Правительство уничтожило «страну Выгорецию» именно тогда (в 1850-х гг.), когда старообрядцы бьии только полезны России. Старообрядчество, это удивительное создание самостоятельного народного духа, просуществовав более полутораста лет, погибло без следа. Часовни и другие здания обителей были разрушены на глазах их владельцев.

Чаженский скит разделил судьбу Выга. Он прекратил своё существование в 1838 г; в том же году женская часовня была преобразована в православный храм. Вероятно, в то время мужчины бьии высланы из обители вовсе - К.А.Докучаев-Басков сообщает, что «до 1854 г в мужскую часовню собирались только одни женщины». Старообрядцы были высланы под надзор полиции, дома их заселены крестьянами близлежащих деревень. Известно, что в 1873 г в Чаженге оставалось «дворов 28, мужчин 91, женщин 83». В том же году по распоряжению епископа Ионафана Чаженский православный приход был упразднён, а селение приписано к Заднедубровскому приходу.

Сведений о Чаженском ските сохранилось очень мало, и это, пожалуй, всё, что было известно. Оказывается, не всё. В архиве автора имеются два старых фотоснимка.
Часовня в Чаженге. Фото 1971 г.
На них, в центре большого луга - частично разрушенный деревянный храм. На обороте снимков надпись: «д.Чарженьга. Скитская церковь. 1971 г». Несомненно, это одна из тех двух «часовен с колокольнями для богомоления». Если предположить, что в основе её - первая часовня обители, то возведена эта постройка в 1710 г, а, значит, к моменту съёмки ей «исполнилось» 260 лет. Это вполне возможно, это разумный срок эксплуатации деревянного строения. Если это вторая часовня в обители, её возраст также внушает уважение. Храмовая часть постройки - высокий, компактный, стройный сруб под двускатной крышей, увенчанной маленькой главкой на тонкой шейке. Эта клеть - «классика жанра», основа всех храмовых построек севера Руси. От этой клети произошло всё разнообразие часовен Заонежья и Поонежья. Судя по известным рисованным изображениям Выговской и Лексинской обителей, старообрядческие часовни отличаются в первую очередь именно высоким, компактным срубом кафоликона.

Лексинский женский
монастырь  на Выге.
Неизв. художник. ГИМ.

Нет сомнения, что сначала чаженские скитники построили только одну клеть, а по мере увеличения численности населения обители ко клети добавили трапезную с притвором.

Поздние пристройки были значительно шире, но ниже, чем основная клеть, и композиционно подчинялись ей. Над притвором была выстроена звонница, от которой остался лишь деформированный нижний ярус. Звонница была очень высокая. Во-первых, на это указывает её мощный нижний ярус-четверик. Во-вторых, высокие колокольни или звонницы, иногда даже гипертрофированные (как, например, у часовни в д. Кавгора в Карелии), - также примечательность выговской архитектуры.

В 1838 г эту постройку преобразовали в православный храм путём пристройки алтаря и освятили во имя Иоанна Предтечи. В трапезной были устроены ещё два престола. Возможно, в то же время были прорублены окна второго света в кафоликоне, хотя нельзя исключать того, что чаженская часовня изначально была двухсветной, ведь часовни в Данилове и Лексе были двухсветными. Дощатую обшивку (от которой на фотоснимке видны направляющие бруски) строение получило, несомненно, при переделке её в храм. У чаженской часовни было и крыльцо, от него видны штрабы в брёвнах.

Были ли строения - аналоги храму в Чаженьге или имеющие какие-либо параллели? Возможно. Обращает на себя внимание некоторое «родство» этой постройки и храма Иоанна Предтечи на Почозерском погосте, который находится территориально недалеко от Чаженьги.

Храмовый ансамбль
Почозерского погоста.
Фото И.Я.Билибина

Храмовые части обеих построек клетские - высокие, компактные срубы под двускатными крышами («бочка» на Почозерском храме - разновидность двускатной крыши). Достоверно известно, что эти клети более древние, построены раньше, чем другие части строений. Их трапезные ниже и шире. Обе постройки «сопровождаются» колокольнями, только в Чаженьге звонница устроена над притвором, а на Почозере колокольня устроена отдельно, но почти впритык к притвору храма.

Приверженность прихожан Почозерского погоста старообрядчеству известна издавна. Здесь почитали Выгорецкие обители и Чаженский скит. Местные жители «указывают только на Даниловский монастырь и, называя его святой обителью, отзываются с чувством благоговенияи. Почозерцы «жили в своём замкнутом мире с его исключительной преданностью старинному укладу и недоверием ко всему постороннему и новому...Консерватизм почозерцев отразился и в храмовом строительстве».

Без сомнения, почитание Выговского общежительства и следование его примеру во всех областях жизни, в том числе и в зодчестве, на Чаженге было выражено ещё более ярко. Вообще «каргопольские и пудожские крестьяне были настолько упорны в своём желании «строить, как прежде было», что Министерство госимуществ, бдительно следившее за исполнением построек по утверждённым планам и чертежам, в 1858 г предписало местным светским и духовным властям, в порядке исключения, «сообразовываться с простым бытом и их [крестьян] желанием, заботиться, сколь возможно, о6 успешном ходе [строительства], избегать бесполезной переписки». Именно благодаря консерватизму старообрядцев донесены до нашего времени древнейшие правила и приёмы деревянного храмостроения.

Таким образом, на фотоснимках представлен ранее неизвестный внешний вид часовни Чаженской обители. В истории деревянной северной архитектуры это строение займёт своё достойное место. Храм ценен не только древностью своей, архаичным обликом, но и как неоспоримый пример одной из старообрядческих храмовых построек.

Примечания:
1. Из сборника материалов XI научной конференции в Каргополе “Культура Поонежья X-XXI веков: общерусские черты и региональные особенности»,  Каргополь, 2011.
2. Иллюстрации - из сборника и архива сайта. 
3 Подробнее о Почезерском погосте в д.Филипповская, см. здесь.