Н.И.Решетников

МОНАСТЫРИ КАРГОПОЛЬЯ (фрагмент путеводителя)

Как и на всём Русском Севере, монастырское заселение Каргополья началось с XIV века и активно продолжалось в XV—XVII веках. Монастыри после секуляризации церковных земель, проведённой при Екатерине II в XVIII веке, закрытые и превращенные в приходы, они продолжали выполнять свою христианскую миссию. В годы советской власти их окончательно ликвидировали. Ныне часть из них возрождается.

В основном это были удаленные от населенных мест Пустыни, деревянные строения которых к XIX веку постепенно заменялись каменными. Пустынность. Отдаленность. Суровые условия жизни. Неимоверные усилия по добыванию пропитания. Казалось бы, никаких перспектив развития. И княжеские вклады, которыми нередко оделялись монастыри центральной Руси, здесь бывали не так часты. И царская милость оказывалась северным монастырям редко. Самодержцы российские вспоминали о них тогда, когда нужно было сослать в места отдалённые опальных бояр, неугодных соперников-родственников да своих непокорных служилых людей. Так что северные монастыри не отличались особенным материальным достатком. Пашенные угодья были скудны. Монахи промышляли охотой, рыболовством да солеварением. Зато отличались они духовным богатством, твердостью веры, крепостью духа. Не случайно многие подвижники, основатели и наставники северных монастырей стали всеобщими для Руси святыми.

Монастыри не только памятны сами по себе, но и, как отмечают исследователи, становятся центрами культового пространства. Это фиксируется в названиях окружающей местности: «озеро, на берегу которого был Кирилло-Челмогорский монастырь, называется Монастырским, одно из озер, окружавших Макариевский монастырь,— Келейное,... а святые родники в селах Поздышево и Река называют Александровскими».

На Русском Севере было много монастырей. Среди них особо почитались: Ставропигиальный Спасо-Преображенский Соловецкий, Александров Валаамский, Свирский, Нило-Столбенский, Кирилло-Белозерский, Ферапонтов, Спасо-Каменный, Нило-Сорский, Спасо-Прилуцкий Вологодский, Михайло-Архангельский Великоустюжски й и др. Многие монастыри располагались и на территории Каргополья.

Какие подвижники там подвизались? Чем прославились? Сегодня полностью и всеобъемлюще мы не можем ответить на эти вопросы. Еще в XIX веке К. А. Докучаев-Басков отмечал, что от многих монастырей, монастырьков и пустыней не осталось ни следов, ни памяти. Только в Поонежье из 23 их осталась половина. Что касается подвижников, то К. А. Докучаеву-Баскову известны были имена 55 основателей монастырей и пустыней, а жития были написаны только о пяти из них. Тем важнее сегодня восстановить о них память и поведать о монастырях и подвижниках всем, кто ин­тересуется отечественной историей и культурой.

Желающих получить более подробную информацию о монастырях, церквах, приходах и подвижниках Каргополья мы отсылаем   к   творческому   наследию К. А. Докучаева-Баскова. «Он описывал жизнь, деятельность, хозяйственный уклад, архитектуру, иконы северных монастырей, издавал документы, грамоты и описи монастырского   имущества,   приходо-расходные книги, что является важным источником для ученых, дает достаточно полное представление о хозяйстве, формах и способах его ведения».


Примечания:
1. Из Путеводителя "Русского севера храмы. Каргополье". Москва, Демиург-Арт. 2009.

2. С небольшими сокращениями.
3. Библиография опущена.