Андрей ПОНОМАРЕВ

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНОЗЕРУ С РЮКЗАКОМ И БЕЗ…
(Захарово – Рыжково – Федосово – Минино – Немята -- Кенозеро)

Каждый раз, приезжая сюда, ощущаю какое-то волнение. Может быть потому, что этот северный край глубоко запал в душу, и сейчас даже не представляю себе, что лето можно провести без поездки сюда.

В этом году мы остановились в Вершинино у Елизаветы Николаевны и совершали радиальные походы по Кенозеру. Сразу отмечу – это оказалось очень удобно и «неизведанными» остались только некоторые наиболее удаленные уголки Кенозерья.
Конечно, нам очень повезло с погодой (как, впрочем, и в прошлом, и в позапрошлом году). Почти не было дождливых дней (хотя, как нам сказали, погода стабилизировалась за неделю до нашего приезда). Впрочем, июльские дожди оставили свои следы на лесных тракторных дорогах.
Самое поразительное, что наиболее сложной и мокрой оказалась дорога от Горбачихи до Порженского. От Горбачихи примерно 3 километра дороги мы прыгали с одной стороны колеи на другую (обратно мы возвращались уже через Видягино по замечательной лесной тропе).

Но все-равно, мне кажется, что наиболее оптимальное время для посещения Кенозера -- это конец июля - начало августа. Уже нет назойливой мошки, становится меньше комаров и слепней и по-прежнему тепло, можно купаться и отдыхать. Нет солнечного пекла, а в путешествии это тоже очень важно – ведь большая часть дорог и тропинок проходит не только через лес, но и по многочисленным полям.

Не скажу, что поход из Немяты в Немяту был самым памятным. Просто, он оказался наиболее нестандартным (что, впрочем, кажется странным). Интересно, что проводник Национального парка, проводивший нас по этим местам, сам последний раз ходил по этому маршруту, как он признался, лет 20 назад. Большинство памятников этого маршрута входит в экскурсионную программу по северной части акватории Кенозера. Для нас же интерес представлял именно пеший переход, наслаждение не только памятниками деревянного зодчества, но и лесными тропами, полными в этом году грибами и ягодами.

Путешествие наше началось ранним утром 6 августа 2006 года с посадки на катер Кенозерского национального парка. На протяжении всей поездки с нами работал капитан катера Сергей Никифоров (которому огромное и искреннее спасибо!).

Противоположный берег Кенозера отлично виден из Вершинино. Но вот по воде он получается долгим (минут 35), ибо приходится обходить мель и несколько островов напротив вершининского мыса.

Высадились мы в районе деревни Захарово. На берегу стоит жилой дом (правда, мы не спросили – живут там все время или только летом). В окрестностях Захарово много сенокосов, куда приплывают на моторках из Вершинино.
Тракторная дорога на Рыжково начинается практически от самого берега. Километра через полтора встречается и первый памятник. Слева от дороги, в лесу, лежит большой обработанный камень, когда-то составлявший часть механизма водяной мельницы. От Захарово до Рыжково примерно 4 километра с одной развилкой, на которой надо уйти вправо.
Деревня Рыжково - одна из немногих жилых. У околицы стоит часовня Введения Богородицы. Несколько лет назад здесь закончились реставрационные работы и сейчас восстановленная главка уже хорошо «пообветрилась» и выглядит почти одновременной памятнику. В часовне сохранились интересные небеса XIX столетия.
Хранителя в деревне не было, и внутрь попасть не удалось. Именно поэтому не удалось осуществить и еще одну задумку – перебраться на другой берег в Глазово к Духовской часовне. Сразу оговорюсь, если вы хотите посетить часовни, стоит договориться заранее в администрации Плесецкого сектора Парка в Вершинино, чтобы проводник взял с собой ключи от часовен, ибо август – пора сенокоса и порой очень сложно найти хранителей в деревне.

Остановка в Рыжково оказалась одной из самых продолжительных. Мы поднялись на колокольню, полюбовались видом деревни с высоты птичьего полета, с берега посмотрели на Глазово, расположенное на противоположном берегу Шуйлахты.

Дома в Рыжково интересные – добротные и хорошо сохранившиеся. Впрочем, сразу видно, что деревня жилая.

Выйдя за околицу мы отправились дальше – в Федосово. Дорогу сразу найти не удалось. Мы несколько раз заходили в лес, но абсолютно безрезультатно, и возвращались назад, на кромку поля. Оказалось, что тракторка успела капитально зарасти. Проводник нашел ее лишь в лесу, после преодоления настоящего бурелома. Впрочем, и тракторка очень плохо проходима (здесь я искренне порадовался, что пошел не в кроссовках, а в походных ботинках). Дорогу преграждают поваленные деревья. Этот двухкилометровый путь оказался, наверное, самым тяжелым участком пути.

Деревня Федосова встретила нас выкошенным полем, часовней, несколькими домами, и возгласом: «О, Господи, - туристы!!!» Оказалось, что кричала маленькая девочка – жительница единственного целиком сохранившегося дома деревни. Да, судя по всему, туристы здесь – крайняя редкость!
Часовня святого Архистратига Михаила датируется XVIII веком. Впрочем, она была практически с нуля восстановлена несколько лет назад. Этот памятник считают примером одной из самых неудачных реставраций Кенозера. Особый восторг вызывает ходящий ходуном пол внутри часовни! Она открыта, ибо еще не успела обрести святыни. С колокольни открывается замечательный вид. На противоположном берегу Шуйлахты видна часовня в Глазово (причем, даже лучше, чем из Рыжково).
Около часовни стоит интересный, правда практически развалившийся дом, с полотенцем в форме солнца (часто встречающийся на Кенозере символ). На окраине деревни есть родник, но вода в нем весьма специфического вкуса.

Отдохнув на стоянке, что рядом с Федосово, у кромки поля, мы отправились дальше. Наша дорога пролегала в Минино. Как нам сказали – искать тракторку бесполезно! Впрочем, есть очень хорошая лесная тропинка, которая в результате и выходит на заросшую тракторку. Чтобы попасть в Минино надо пройти через целый куст деревень (Поварницыно, Кожевниково), которые воспринимаются как одна деревня, и перейти ряжевый мост. Отсюда до мининской святой рощи уже рукой подать!
Печально, но мост практически развалился. Он перекрыт с двух сторон (впрочем, скорее для того, чтобы по нему не проехали машины). Переходя надо внимательно смотреть под ноги – можно легко провалится в прогнившие бревна. Практически прогнил и верхний настил.

В святой роще близ Минино находятся сразу две часовни – святого Георгия Победоносца (здесь мы гордо вспомнили, что приехали из Москвы!) и Казанской иконы Божией Матери. Обе часовни закрыты. На колокольню Георгиевской часовни подняться тоже не удалось (вход на нее изнутри часовни).
Здесь следует отметить, что несколько лет назад часовня святого Георгия Победоносца, где сохранялся старинный иконостас, была ограблена. Из иконостаса были выломаны иконы. Воров быстро нашли, иконы вернули. К сожалению, сейчас иконы находятся в Архангельске, а сама святыня словно осиротела.
Стоящие рядом друг с другом в святой роще, часовни дополняют друг друга, составляя своеобразный композиционный ансамбль (большой и малый объемы сопоставленные рядом друг с другом).

Отдохнув недалеко от святой рощи, мы отправились в Немяту, на берег Кенозера. Дорога начинается опять-таки от ряжевого моста. Сначала тракторка идет по слегка заболоченным местам, а потом выходит на пригорок и отсюда уже замечательная сухая лесная дорога! От Минино до Немяты около 4-х километров, которые преодолеваются достаточно быстро и легко.

Часовня Трех Святителей в Немяте стоит сейчас среди чистого поля. Деревня полностью исчезла, деревянный памятник культового зодчества – единственное, что от нее осталось. Небеса часовни уже давно находятся в музейной экспозиции. Совсем ветхой выглядит лестница на колокольню. Но подняться все-равно стоит. Вид с колокольни поистине потрясающий – гладь озера, леса, поля! И все вместе – потрясающий край Кенозерский!

В Трехсвятительской часовне мы впервые присмотрелись к надписям, оставленным на стенах. Самые старые «автографы» – двадцатых годов прошлого века. Сейчас даже они воспринимаются как часть нашей истории. Отрадно, что часовня смогла устоять в страшные годы богоборчества.Вот так и завершилось наше небольшое путешествие. Примерно 13 километров пути (не всегда очень удобного, но всегда интересного), примерно половина летнего дня.
Пока ждали катер, обнаружили на березе бутыли с собранным березовым соком, которые по весне забыли снять с дерева. Естественно, пить сок уже нельзя, но зато подробно изучили способ крепления бутылки к дереву. Рядом с берегом стоит развалившаяся банька (внутри сохранились фрагменты интерьера, печь).

Вернуться в АВТОГРАФЫ