Из книги "Небеса и часовни Кенозерья. Расписные потолки,
иконы, деревенские часовни и церкви, составляюшие
историко-культурный ландшафт
Национального парка "Кенозерский".
Программа "Первая публикация", 2009 - с разрешения издателя

Ирина Остаркова,
руководитель Программы «Первая публикация», Москва.

НЕБЕСА РУЧНОЙ РАБОТЫ

Когда Кенозерский национальный парк единогласно был избран одним из победителей конкурса «Первая публикация» 2008 года, экспертный совет прекрасно понимал, что формально эта книга не будет полностью отвечать требованиям серии «Первая публикация», посвящённой российским музейным собраниям. И дело не  в  качестве представленного материала, как визуального, так и научного. Большая часть из опубликованного в книге – не музейные экспонаты. Часовни и храмы, описания облика и внутреннего убранства которых помещены на страницах издания, не собраны в очередном музее деревянной архитектуры под открытым небом. Все они, иногда и с сохранившимися интерьерами, стоят там, где были когда-то срублены местными мастерами, – в деревнях по берегам озёр. Самое большое из них, Кенозеро, дало имя всей территории. Кенозерским называется и национальный парк, созданный почти двадцать лет назад на юго-западе Архангельской области на площади 1400 квадратных километров, что чуть меньше размеров графства Лихтенштейн.

В отличие от заповедника, где люди не живут и где запрещена любая деятельность помимо охранной и исследовательской, статус национального парка предполагает сохранение на определённых условиях традиционных форм человеческого бытования. Для Кенозерского парка это естественное и обязательное условие его существования, потому что подавляющая часть того, что составляет уникальность этой территории,  – результат многовекового взаимодействия и  взаимовлияния человека и  природы, так называемый «культурный ландшафт».

Концепция нашего издания менялась по мере знакомства сотрудников Программы с культурным наследием Кенозерья. Национальный парк дважды присылал заявку на конкурс «Первая публикация». В 2007 году это была заявка на публикацию находящихся на территории парка комплексов расписных «небес». Заявка привлекла пристальное внимание, и наше, и экспертов конкурса, однако уже тогда стало очевидно, что подготовка книги потребует очень сложной фотосъёмки. Причём трудности были связаны не столько с отдалённостью территории, но с масштабами работы и коротким периодом, в который, по причине климатических условий, она была возможна. В тот момент организовать такую фотосъёмку не удавалось, и заявка Кенозерского парка была отложена, но не забыта.
В 2008 году парк вновь прислал заявку, но теперь на единственный комплекс «небес» – из часовни Николая Чудотворца в деревне Усть-Поча. В самом конце 2007 года, накануне Николина дня, сотрудник парка Марина Гусева обнаружила на одной из граней «неба» надпись, в которой было указано не только время его создания, но и имя мастера – Фёдор Захаров Иок. Так как до сих пор не было известно ни одного подписанного автором комплекса «небес», находка делала памятник из Усть-Почи уникальным. На сей раз организаторы и эксперты конкурса «Первая публикация», сознавая сложности, которые возникнут во время работы над проектом, решили: книга о кенозерских «небесах» будет издана.

«Небеса», или «небо», – особый тип конструкции в деревянном храме, имеющий форму усечённой пирамиды и в большинстве случаев украшавшийся живописью. «Небеса» получили распространение в архитектуре Русского Севера с XVII века, причём это носило локальный характер. Сегодня расписные «небеса» (в большинстве случаев фрагментарно) можно увидеть в музейных собраниях заповедника «Кижи», Каргопольского историко-художественного музея и Музея деревянной архитектуры «Малые Корелы» под Архангельском, куда они привезены из районов Онеги, изредка – в церквях и часовнях. В Кенозерском национальном парке сохранилось 15 комплексов расписных «небес», причём, даже если в составе комплекса есть утраты, они не настолько значительны, чтобы разрушить характер ансамбля. Количеством комплексов подобной полноты не может похвастаться ни одно другое собрание.
Уникальность кенозерских «небес» ещё и в том, что значительная часть их находится непосредственно в часовнях  – то есть в тех пространствах, для которых они предназначались. И если часовня с «небом» – всё же некоторая редкость и примечательность, то сама по себе часовня – явление в Кенозерье обычное. Часовня, а иногда несколько, есть в каждой деревне. Вернее, даже так: если есть деревня, обязательно есть часовня. Иногда этот простейший сельский храм – единственное, что осталось от деревни и ещё напоминает о том, что здесь когда?то была деревенская община.

Каждая, даже самая разрушенная, кенозерская часовня жива. Она посещаема – то чаще, то реже. Именно жизнь традиции, или, точнее, удивительная жизнеобразующая энергия бытийных устоев этой земли поражает больше всего. Здесь никогда не было помещичьего землевладения, редкие монастыри, упразднённые в большинстве своём во времена реформы Екатерины II, не блистали богатством, священников не всегда хватало на все храмы, комиссии «из центра» были редкостью. Поколениями крестьяне, не знавшие крайностей крепостничества, сами организовывали жизнь своих деревень, и мера их ответственности и степени организации была очень основательна. Самое глубокое уважение вызывает то, что следующие поколения кенозерцев, через все изменчивые обстоятельства XX столетия, сохраняли верность этим жизненным устоям. В Кенозерье отчётливо ощущается, что здешний мир имеет некий стержень, основание которого уходит в истинно былинные времена. И сила этой связующей основы – необычайно мощная. Именно благодаря ей Кенозерье сохранило уникальное число деревянных памятников архитектуры – деревенских часовен и церквей, этих «явлений Неба на земле». Аналогов этому на территории России нет.

Открыв для себя мир Кенозерья, мы поняли, что наша первоначальная проектная задача, конечно же, выйдет за рамки конкурсных заявок. Масштаб и целостность историко-культурного наследия парка определили новую концепцию издания. Мы решили зафиксировать все сохранившиеся на территории парка деревянные часовни и церкви, число которых превышает 40, добавив к ним и три каменных местных храма, и все «небеса» и иконостасы. Осуществить это было непросто. Особой благодарности заслуживает работа наших фотографов. Николай Кулебякин впервые отснял все «небеса», передвигаясь от часовни к часовне с переносным генератором для осветительных приборов, работая в столь невысоких помещениях, что снимать в них можно было только с самого пола. Часть съёмки проводилась в морозное время года в условиях, когда запотевал объектив, а пар от дыхания грозил попасть в кадр. Задачей Юрия Пальмина была фиксация всех кенозерских храмов. 25 километров он нёс оборудование, чтобы сфотографировать Георгиевскую церковь на Порженском озере, куда можно добраться только лесной тропой, и зимой пересёк парк в привязанных к снегоходу санях. Шеф-редактор Программы Татьяна Юдкевич за время работы над книгой несколько раз побывала в  Кенозерье, объехала и  обошла почти все существующие часовни и храмы.

Конечно же, работа над книгой была бы невозможна без помощи сотрудников парка – и его администрации, и тех, кто управлял катером, был проводником, решал вопросы жилья и питания, топил баню. Им – наши самые тёплые слова благодарности.

К работе над описанием архитектурного и живописного наследия парка были привлечены ведущие специалисты архангельских музеев. Хранитель недвижимого фонда Музея деревянного зодчества «Малые Корелы» Елена Заручевская составила описания всех часовен, на основе архивных источников установила время их постройки. Для многих памятников были уточнены даты их возведения.
Описания «небес» и памятников иконописи сделала заведующая отделом древнерусского искусства Государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера» Татьяна Кольцова, крупнейший знаток этих памятников.

В книгу вошли статьи, которые посвящены как парку, так и культуре Русского Севера.
Об истории Кенозерья, о создании и развитии Кенозерского национального парка рассказывает его директор Елена Шатковская.
Николай Теребихин в статье «Религиозно-мифологическая топография Русского Севера» рассматривает архетипические образы креста, часовни и храма.
Наталья Лютикова на основании архивных документов исследует особое место часовни в жизни северного крестьянства.
Андрей Бодэ рассматривает деревянную архитектуру Кенозерья в контексте общего русла развития традиций деревянного храмового зодчества на Русском Севере.
Татьяна Кольцова раскрывает особенности живописного наследия региона.
Елена Заручевская даёт характеристику его приходской жизни на основе архивных документов.
Марина Мелютина рассказывает о местных часовенных традициях, привлекая этнографический материал.

Мы уверены, что все эти тексты помогут читателю лучше понять ценность и значимость Кенозерья.

Удивительная находка в Никольской часовне деревни Усть-Поча – подписанное мастером Фёдором Иоком «небо» – побудила нас инициировать и организовать реставрацию этого уникального комплекса в мастерских ВХНРЦ имени И.Э. Грабаря. Проведение реставрационных работ стало возможным благодаря тому, что они были включены в Федеральную программу «Культура России» (2009), и главное – благодаря поддержке нашего давнего партнёра – Гуманитарного проекта Ивана Полякова.

Отреставрированное «небо», а также подробный рассказ о реставрационных процессах, зафиксированных во время работы видео- и фотосъёмкой, и многочисленные экспонаты, специально привезённые в Москву, Программа «Первая публикация» и Кенозерский национальный парк представили на выставке в ВХНРЦ имени И.Э. Грабаря в январе 2010 года.
Все участники сложного, но столь прекрасного проекта надеются, что эта книга откроет для многих читателей ранее неизвестные памятники Русского Севера и привлечёт в Кенозерье новых единомышленников – людей, искренне любящих родную историю и культуру.

(выделение фамилий участников проекта - наше.- М.З.)