А.В.Ополовников

МАЛЫЕ АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ
(из книги "Русское деревянное зодчество")

В северных русских деревнях и сейчас еще можно встретить своеобразные маленькие открытые часовенки, возведенные над памятными крестами. Памятные обетные кресты и надгробия представляют собой малые архитектурные формы.

Ничто так не консервативно, как погребальный обряд. В этой области более, чем где-либо, сказывется приверженность людей к стародавним обычаям и, следовательно, к возведению над могилами своих отцов таких же надгробий, какие ставили их прадеды. В отдаленных районах России эти обычаи сохранялись долго, вплоть до начала нашего столетия.

Из века в век перекочевывали и традиционные художественные формы народного деревянного зодчества, хотя созданы они были давным-давно и корни, вскормившие их, тоже давным-давно ушли в историческое небытие.

Примеров, подтверждающих это, - великое множество. Один из них - резной декор на сравнительно поздних произведениях народного деревянного зодчества, относящихся к концу XVIII и даже к XIX веку. Общеизвестно, что многие элементы этого декора сложились еще в глубокой древности как символы, отражающие языческие верования. Среди них, например, круглая розетка на причелинах, олицетворяющая бога жизни - солнце; конская голова на шеломе и «курицах» - символ пути в бессмертие; зубчатый «городок» - один из атрибутов изображения символа плодородия - богини Берегини; резное, словно вышитое, «полотенце» под коньком - символ жизненной чистоты и т. п.

Все эти и многие другие декоративные мотивы, пришедшие из глубины веков, прочно утвердились в народном зодчестве более позднего времени и переродились в его характерные и типичные формы. Однако на них мы не видим и тени религиозного мистицизма и суеверий, которые породили их и довели до законченной художественной формы. Для нас, как и для народных зодчих XVIII—XIX веков, они были и остаются просто красивыми, тонко прорисованными и тектоничными архитектурно-конструктивными формами. То же можно сказать о памятных крестах и древних надгробиях.

Памятными крестами в старину на Руси отмечали различные места, имевшие какое-то особое значение. Их ставили там, где сгорела или упразднена церковь, где кто-то был убит молнией или внезапно, без покаяния, умер, у въездов на мосты, у перекрестков или развилок дорог, просто на деревенской улице и всюду, где считали нужным осенить себя крестным знамением. Вне зависимости от скромности или богатства их отделки они украшались с тем же тактом и пониманием свойств материала, что и наружные детали зданий.

Для предохранения крестов от дождя и снега над ними иногда делали двускатные крыши самых разных форм и размеров. Крыши, если они были большими, опирали по краям на столбы, врытые в землю или укрепленные в низком срубе. Получалась как бы открытая часовенка.


Обетный крест-часовня
в д.Наволок, Карелия
Обетный крест-часовня
в дТерусельга, Карелия
Во всем облике таких часовен с точки зрения общепринятых канонов архитектуры нет ничего особенного, формы их и конструкции предельно просты. Причем среди них нет ни одной, которую нельзя было бы встретить в каких-либо других памятниках народного деревянного зодчества. Здесь все тот же знакомый нам и по культовым и по гражданским постройкам набор традиционных архитектурно-конструктивных приемов, но композиционно переосмысленных; все те же тесовые кровли «по потокам и курицам», те же коньки, шеломы и «сороки», те же причелины и «полотенца».

Конечно, далеко не каждая постройка обладает полным набором этих традиционных элементов. Есть и такие, у которых всего одна, едва заметная декоративная деталь, а есть и вовсе без декора. В часовне из деревни Наволок причелины с едва заметной, очень деликатной резьбой прикрывают подкровельную конструкцию.  Причелины придавали облику постройки законченный вид, простой и по-домашнему привычный.

В облике часовни из деревни Тёрусельга, насыщенном декоративной резьбой, нет и намека на строгость и аскетизм. Напротив, она выглядит радушно-привлекательной. И только массивный крест под ее кровлей заставляет задуматься, сменяя впечатление светлой праздничности глубокой, печальной сосредоточенностью. В такой смене впечатлений, в радужной оболочке вещей, в общем-то очень грустных, видится тонко осмысленное восприятие жизни, мировоззрение, построенное не только на знании, но и на мужественном, непоколебимом приятии всех ее суровых законов и вместе с тем восхваляющее жизнь как праздник, которым ежеминутно должен дорожить человек.

Есть у заонежской часовни одна деталь, которая в русском деревянном зодчестве встречается уже почти только на захоронениях, да и то редко. Это - резной гребень, поставленный вдоль конька кровли и укрепленный на нем узорчатыми сороками». Подобные гребни на стыках кровель - и прямоскатных и криволинейных - были в Коломенском дворце. В культовое зодчество этот прием перешел, по-видимому, от жилых хоромных древнерусских построек.

Все часовенки-навесы из карельских деревень являются сравнительно поздними сооружениями, созданными, правда, в разное время. В целом это сугубо христианские постройки. Но к очень давним отголоскам язычества можно отнести саму идею захоронения (и постановки креста) в срубе, как бы в домике. В глубокой древности, по языческим верованиям такие постройки, установленные над могилами,  символизировали жилище «души» покойника. По существу, это были маленькие часовни. В них устраивалась дверь, а иногда и небольшие оконца; внутри на полках размещались иконы и кресты, по бокам стояли лавки. Многовековая эволюция древних обычаев и форм привела к возникновению открытых часовен, или, точнее, навесов над крестами. Есть в этом типе построек и четко утилитарное начало - предохранение креста от дождя и снега.

Двускатные тесовые кровли устанавливались не только над памятными (обетными), но и над кладбищенскими крестами и над могильными «столбиками». Только делались они неширокими, без дополнительных опор.

Кладбище в селе Усть-Яндома,
Карелия
«Всякое кладбище - показатель поэтического и художественного вкуса народа. Люди стараются украсить то, что им дорого» А северные старинные кладбища - их еще называют городинками или погостами - это особый, сказочно-таинственный мир, защищенный от реального тишиной былых жизней.

Удивительны старые северные кладбища и тем, что на них мирно соседствуют отзвуки далеких языческих времен и философский аскетизм христианского средневековья. Одно из таких кладбищ есть в поморском селе Ковда.

Кладбище в селе Ковда, Карелия
Таким же примерно было кладбище  и близ Никольской церкви Муезерского монастыря.


Кладбище близ Троицкой церкви Мукзерского монастыря, Карелия
Все реже и реже в наше бурное время можно встретить подобные реликвии далекого прошлого. Подкупает очарование самобытно-чистых форм. Столь же остро воспринимается их органическая слитность с природой, будто они были ею самой и созданы, как расцвеченные лишайником валуны и раскидистые сосны. Немало удивляет и воплощенная в них неподвижность бытового уклада жизни поморов и какая-то истовая приверженность к традиционным образам, сумевшая пронести через многие века обычаи, формы и эстетические идеалы, сложившиеся еще в далекие языческие времена, задолго до крещения Руси. 

Каждое такое надгробие составляют две части - домовина и столбец


Домовина на кладбище в селе Ковда, Карелия Захоронение в селе Шалга, Арханельская. обл.
Домовина - это вытянутый прямоугольник, покрытый двускатной тесовой кровлей. Она укладывается на могильный холм и по отношению к нему выполняет две основные функции: защищает его от повреждений и служит для него своего рода архитектурно-декоративной облицовкой и оформляющим футляром. Кроме того, у домовины есть и другая функция - идейно-символическая. По древним поверьям, в домовине обитает дух умершего, и поэтому ей придаются формы, характерные для жилья, но, разумеется, в условно-символическом виде и меньшем масштабе. Та же конструкция сруба и кровли; тот же неизменный шелом с конской головой, чуть дополненной фантазией; те же резные причелины и их традиционные декоративные мотивы - круглое «солнце», ступенчатый «городок», мягко изгибающийся «бегунок», лапчатые «кисти» и другие. И даже в общей форме домовины условно воспроизводится конфигурация избы типа «брус» - самого распространенного и количественно преобладающего типа, в котором все жилые, хозяйственные и вспомогательные помещения нанизаны на продольную ось и сблокированы в один вытянутый прямоугольник, перекрытый общей двускатной кровлей.

Обращает на себя внимание еще одна типичная деталь, несущая тоже весьма любопытную символическую нагрузку, - небольшое оконце на западном торце домовины Через него, полагали, душа умершего общается с оставшимися в живых близкими и через него же в поминальные дни она получает от родных дары, необходимые для беспечальной жизни на «том свете». Женщинам через такие оконца родственники передавали шерсть для пряжи, кусочки разноцветной материи, иголки, нитки и т.п.; мужчинам - принадлежности рыбацкого и охотничьего промысла; детям - игрушки; а всем вместе - пищу и даже мелкие деньги. И все эти приношения, трогательные в своей наивности, никогда не брались посторонними. Оконца в домовинах невелики - в них с трудом проходит только кисть руки взрослого человека; по рисунку они тоже очень скромны: круг, полукруг, квадрат, прямоугольник и ромб - вот и весь набор их традиционных форм.

Домовины встречаются двух конструктивных типов - рубленные из бревен, или «срубцы», как их еще называют, и сбитые из досок
Первые из них, более древние и редкие, представлены здесь уже только в руинах. А вторые, более поздние, сохранились гораздо лучше, и по количеству они преобладают.

Кровли домовин тоже имеют две разновидности. На срубцах кровельный тес укладывается вертикально, как и на всех других постройках, то есть так, что его верхние концы опираются на коневую слегу, а нижние концы - на продольные стены. А на дощатых домовинах, не имеющих коневой слеги, тес кладется горизонтально «внахлест» и опирается на торцовые стенки. И наконец, надо отметить, что общие размеры домовин неодинаковы. Хотя в большинстве своем они мало отличаются одна от другой, но среди них нередко можно увидеть и значительно меньшие, очевидно женские, а то и совсем маленькие, детские.

Другая составная часть надгробия - его столбец


Столбец на кладбище близ Никольской церкви Муезерского монастыря, Карелия Резной крест на могильном столбце близ Никольской церкви Муезерского монастыря, Карелия
Он ставится в голове могилы, вплотную к восточной стенке домовины, и представляет собой невысокий (до полутора метров высотой) столбик прямоугольного, круглого или восьмигранного сечения, не превышающий в поперечнике восемнадцати сантиметров. Символический смысл столбца ещеболее значителен, чем домовины. По самой идее, заложенной в нем, он заменял надмогильный крест и тем самым сознательно и дерзко противопоставлялся этому самому высшему символу христианства.

Таким образом, столбец - не только пережиток язычества. Он выступает и как прямой отголосок эстетических идеалов наших далеких предков, как элемент самобытной художественной культуры, которую русский народ пронес через века. Он же еще раз свидетельствует о религиозном двоеверии русских, в сознании которых «византийские погребальные обряды с учением о бессмертии души и воскресением, легко соединялись с первобытным культом мертвых.

В каждый столбец  с западной стороны, обращенной к домовине, врезана небольшая медная иконка - из тех, что ныне принято считать "поморским литьем", которые в XVIII-XIX веках в огромном количестве производились  в выговских скитах и оттуда расходились по всей России.


Кладбище в селе
Шуерецкое, Карелия
А ниже иконы, в средней части столбца,   вытесаны простые, крупные и сочные формы, почти такие же, как на резных столбах крылец и галерей самых различных старинных зданий. Вариации этой резьбы бесчисленны: что ни столбец, то свой особый ее рисунок,         свое индивидуальное лицо.



Фрагменты надгробий близ Кемского погоста, Карелия
Но почти на всех столбцах резьба построена по одному общему принципу - принципу контрастного сочетания крупных, лаконичных, упругих линий и форм с мелкими, ритмично чередующимися деталями.

Есть столбцы вообще без резьбы. Если бы не иконки и кровельки, они были бы похожи на простые межевые стлбы на лесных делянках и пожнях. Если внимательно присмотреться к столбцам, то можно различить среди них два типа. Между собой их сближает только одинаковость миниатюрных кровель и коньков, а разделяет совершенно разная структура художественной формы. В столбцах первого типа основой тектонической структуры служит объемная форма и круглый всефасадный декор. А в столбцах второго типа за эту же основу приняты плоская форма и двухсторонний профильный декор.  Но обе разновидности художественной формы столбцов не только не диссонируют между собой,  а, напротив, дополняют друг друга и создают своеобразный микроансамбль, глубинно-народный в своей основе.

Деревянные надгробия в Ковде - это, наверное, уже последние на всей планете реликвии такого рода. Новое кладбище в Ковде, отделенное от старого неширокой луговиной, в основном мало отличается от всех других современных сельских кладбищ. И лишь в одном углу этого кладбища, самом глухом и заросшем, сгрудилась обособленная группа надгробий старого образца. Но здесь домовин уже нет, только один столбцы и несколько крестов того особого типа, который и до сих пор в Поморье встречается часто и повсюду. Огромные, массивные, до четырех метров высотой, поставленные словно не людьми, а титанами, покрытые, будто сплошным ковром, неглубокой, выемчатой резьбой, сотканной из символических знаков. Этот полузаброшенный и необычайно поэтический уголок, пронизанный духом Древней Руси, - своеобразный старообрядческий филиал кладбища.

Массивные кресты ставились когда-то над поморскими захоронениями не только на кладбищах, но и прямо на берегу Белого моря


Отдельные захоронения в  селе Ковда, Карелия
Сильное и даже жуткое впечатление производит такое кладбище, где вокруг - неумолчный рокот моря, свежий ветер да голые, слегка волнистые пески...Такие образы, исполненные титанической силы, достоинства и самоутверждения, мог создать только сильный и мужественный народ, вся жизнь которого - суровая героика повседневных будней.

В образах древних надгробий и памятных крестов видится не просто символическое действо, облаченное в традиционную форму. В их содержании было и нечто более глубокое - осмысление длящейся жизни во времени и в отношении к вечности.

Примечания:
1. Из книги А.В.Ополовникова "Русское деревянное зодчество". Москва "Искусство" 1986.
2. С небольшими сокращениями.
3. Фотографии - из книги.