Н.А.Макаров,
кандидат исторических наук

 ИЗУЧЕНИЕ КЕНОЗЕРЬЯ

«Во Владимире-Ополье,
В Вологодской-Белозерье...
Мы поедем в Каргополье
И заглянем в Кенозерье...»
 

Кенозеро — самое глубокое озеро в Архангельской области — 91 метр. Площадь водной глади — 68,6 км2. Озеро находится в юго-западной части Плесецкого района.
 
В XI—XVI веках через Кенозеро, как мы уже говорили, проходил водный путь новгородского освоения Севера.
-----

Из «Платежной книги Каргопольского уезда» 1555/56 гг. Я. Сабурова и И. Кутузова мы узнаем, что «волость Кенозерская на Кене озере, а в ней... тяглых 39 деревень да трет деревни да полчети деревни...»

Уже в XVI веке на Кенозере был церковный приход: «...В той ж Кенозерскои волости на Кено озере на острове погост...»

К началу XX столетия в Кенозерском приходе сложился удивительный ансамбль — Кенозерский погост. Венчал его  главный — однокупольный (? -или пятиглавый - М.З.)— каменный храм Успения Пресвятой Богородицы, освященный в 1903 году. Строительство этой церкви (после пожара деревянного храма) стало возможным лишь после пожертвования двух тысяч рублей торгующим крестьянином Алексеем Нечаевым, который многие годы был церковным старостой в приходе. Помимо этого вклада, он на свои средства выстроил каменную ограду вокруг погоста и приобрел праздничный (главный) колокол для колокольни весом в 109 пудов (1744 килограмма) — почти две тонны....

Остатки Успенской церкви сохранились до наших дней.
------
У стен погоста в XIX— начале XX века шумели весело ежегодные ярмарки — Крещенская, 6—13 января (19—26 по н. ст.)  и Благовещенская, 25—31 марта (7—13 апреля).
------

В 50—60-е годы XVII века в юго-восточной части Кенозера, на реке Порме, появились старообрядческие скиты. Об этом отдельный рассказ ниже. Несмотря на карательные преследования царской власти и самосожжения раскольников в 80-х годах XVII века, в начале следующего столетия старообрядцами вновь на Кенозере были разработаны обширные земельные наделы, дававшие хорошие урожаи. На лесных «поскотинах» (пастбищах) они держали большие стада скота. В 20—30-е годы XVIII века на Порме вновь значительно увеличилось число старообрядческих скитов. В 1734 году раскольники подверглись преследованию за незапись в «двойной оклад» — налог, учрежденный Петром I для борьбы со старообрядчеством. На Порме вновь произошло массовое самосожжение: сгорело 200 старообрядцев.

Спасаясь от преследований, староверы уходили на Выг, в Карелию и даже в другие страны. В ревизской сказке Выгорецкого раскольничьего жительства имеется, в частности, следующая запись: «Григорий Андреев Каргопольского уезду Кенорецкой волости деревни Козминской государственный крестьянин в прошлом 746 (1746 — Н.М.) году бежал за границу в Дацкую землю и жил там на морских берегах в Норвегии».
-----
Жизнь Кенозера текла размеренным чередом. Его берега превратились в естественный заповедник народного быта и творчества. Более 200 лет район Кенозера привлекает исследователей, писателей.

Подлинное открытие Кенозера как уникального места бытования былин принадлежит выпускнику Московского университета, известному русскому фольклористу и этнографу Павлу Николаевичу Рыбникову (1831—1885). В 1859 году он был сослан в Петрозаводск за революционную пропаганду, где служил секретарем статистического комитета, а с 1863 года — советником при губернском правлении. Во время служебных разъездов по Олонецкой губернии в 1860 году ему удалось записать на Кенозере былины, исторические песни, баллады эпохи Киевской Руси. Сборник «Песни, собранные П.Н.Рыбниковым» в 4 томах выдержал несколько изданий и составил целую эпоху в русской фольклористике и был удостоен Демидовской премии. П.Н.Рыбников открыл для науки и культуры замечательных исполнителей былин — И.П.Сивцева-Поромского, И.М.Кропачева-Лядкова, М.И.Тряпицына и других. Характеристику эпических традиций Кенозера П.Н.Рыбников дал в «Заметках собирателя» в 1864 году.

За шесть лет, 1859—1866 годы, П.Н.Рыбников сумел хорошо изучить местный край. В «Олонецких губернских ведомостях» и в «Памятных книжках Олонецкой губернии» он публикует статьи по археологии, этнографии и фольклору, бытовые очерки о населении Кенозера («О рыболовстве и охоте в Пудожском уезде» и др.).
------
В августе того же года на Кенозере по следам П.Н.Рыбникова побывали известные русские ученые: фольклорист, историк, член-корреспондент Российской Академии наук, профессор Петербургского университета Александр Федорович Гильфердинг (1831—1872) и географ И.С.Поляков.

А.Ф.Гильфердинг прослушал 70 сказителей, записал 318 былинных текстов, в т. ч. с 10 по 18 августа 1971 года — 84 «старины» у 22 сказителей-«пятарей» на Кенозере (7 былин записал от первого сказителя на Кенозере И.П.Сивцева-Поромского, также записал П.А.Воинова, И.М.Кропачева-Лядкова, И.Д.Калитину, отца и сына  Гусевых, М.А.Завалова, М.Иванова, М.Меншикову, А.Д.Костина, М.И.Тряпицына, Ф.В.Патрикеева и др.

Сборник А.Ф.Гильфердинга «Онежские былины» впервые вышел в свет в 1873 году. А.Ф.Гильфердинг первым применил принцип расположения фольклорного материала по сказителям, с тех пор ставший общепринятым.

Через год А.Ф.Гильфердинг вновь отправился в Олонецкую губернию за былинами, прибыл в Каргополь, где внезапно заболел брюшным тифом и скончался.

И.С.Полякова, сопровождавшего неутомимого собирателя, также ждали интересные открытия: орудия неолита II тысячелетия до н. э. Путешествие по Кенозеру настолько захватило географа, что он повторил его через несколько
лет и неоднократно публиковал результаты своих исследований в различных изданиях. И.С.Поляков упомянул вскользь и о поверьях и обычаях кенозеров. Тему эту восполнили этнографы брат и сестра Вера Николаевна и Николай Николаевич Харузины. Молодые ученые провели обширные исследования народных обычаев, религиозных верований и фольклора на Кенозере в 1884 году. Как и их предшественники, В.Н. и Н.Н. Харузины шли с запада, из Пудожа, мимо огромных валунов. Об их происхождении Н. Н. Харузин (1865—1900) услышал такую легенду: кенозерский водяной посватался к дочери владыки Водлозера, получил отказ, рассердился и завалил дорогу к соседу большими камнями.

Вера в водяных, леших, в дворовых — память о культах древнейших обитателей края. Мифические эти существа представлялись кресть­янам даже не духами, а кем-то вроде людей, только «почерней нашего». Следы язычества были заметны в обряде «увода невест», обожествлении камней и животных и т. п. Даже православие причудливо уживалось здесь с пережитками более древней религии. Устные сказания отражают не только поверья местных охотников и рыболовов, некоторые из них восходят к истокам общерусского эпоса.

Н. Н. Харузин позднее, с 1898 года, первым в России читал курс этнографии в Московском университете и Лазаревском институте восточных языков. Он автор известного сочинения в четырех томах «Этнография» (СПб. 1901—1905), в котором есть ссылки на примеры, связанные с Севером, с Кенозерьем.

По свидетельству В. Н. Харузиной (1866—1931), первой женщины-профессора этнографии в России, высокий холм, возвышающийся над селом Вершинино, является заповедным. По старинной традиции, в летние вечера молодежь собиралась на холме на гулянье. Место это называлось «полем». Как проходили гулянья в «поле», можно лишь догадываться, но вид с холма сейчас такой же, каким описывала его В. Н. Харузина в книге «На Севере. Путевые воспоминания» (М., 1890): «Светлыми струями капризно и грациозно разлилось Кенозеро в мягких, низких и зеленых берегах. Тут большой залив; там узкий, длинный наволок (мыс). Вот оно пропадает совсем, и вдруг с другой стороны поля покажется снова, светлое, смеющееся. Вот опять забежит за большой зеленый остров и снова блеснет уже в третьей стороне. Вот на горизонте мелькнет едва заметная светлая полоска... и это Кенозеро».

В. Н. Харузина также отмечала, что «...крестьяне с любовью относятся к небольшой рощице, окружающей часовню. Такую любовь к так называемым «священным рощам» мы замечали и в других местах. Некоторые из них действительно отличались своим живописным местоположением, как, например, Священная роща около деревни Шишкино на Кенозере». Исследовательница сделала вывод: «Нет сомнения, что тут мы имеем дело с местами, освященными раньше языческими святилищами...»

Впоследствии, с 1907 по 1923 год, В. Н. Харузина читала в Москве курс этнографии на Высших женских курсах, в Археологическом институте, в Московском университете
------
Летом 1903 года на Кенозере по заданию этнографического отдела Русского музея побывал художник Иван Яковлевич Билибин (1876—1942). Выполненные им многочисленные фотоснимки и зарисовки кенозерских часовен, образцов резьбы по дереву, вышивок, набоек, лубочных картинок вошли в важнейшие научные издания: «Историю русского искусства», «Русское деревянное зодчество Севера», «Историю русской литературы», «Известия императорской археологической комиссии». По результатам поездки И. Я. Билибин опубликовал несколько статей: «Народное творчество Русского Севера» в журнале «Мир искусств» (№ 11 за 1904 год), «Остатки искусства в русской деревне» в «Журнале для всех» (октябрь 1904 года), «Несколько слов о русской одежде XVIII века». Билибин собрал на Севере замечательную коллекцию произведений художественных ремесел, составившую основу этнографического отдела Русского музея. И. Я. Билибин написал серию пейзажей северной русской природы.
------
В 1921 году Кенозеро обследовал известный советский гидробиолог и озеровед Глеб Юрьевич Верещагин (1889-1944).
------
В 1927 году Кенозеро исследовала совместная фольклорная экспедиция Государственной Академии художественных наук и Музея народоведения. Советские фольклористы братья Ю.М. и Б.М. Соколовы записали былинных текстов не менее, чем А.Ф.Гильфердинг. Позднее академик Академии наук Украины Юрий Матвеевич Соколов (1889—1941) отмечал, что Кенозерье — не только былинный край, здесь, «в полном расцвете разные фольклорные жанры, в том числе и сказочное творчество».
------
Один из участников экспедиции искусствовед, архитектор Михаил Андреевич Ильин исследовал жилые постройки села Вершинино, опубликовал статью, в которой подробно описал крестьянскую избу на материале не дошедших до нашего времени курных домов начала XIX века.
------
В 1932—1936 годах на Кенозере работал заведующий сектором этнографии Карельского научно-исследовательского института языка и литературы Александр Николаевич Нечаев (1902—1986), уроженец Кенозерья, впоследствии известный писатель-фольклорист. По итогам экспедиции издал в 1936 году работу «Танцы и песни танцевальные в Кенозере» и в 1937-м — «Избранные былины».
------ Летом 1939 года в деревне Першлахта известный ленинградский фольклорист В.Попов (открывший знаменитую русскую сказительницу М. С. Крюкову) записал множество былин, сказаний и песен от девяностолетней сказительницы Агафьи Васильевны Артемовой.
------
Вновь обследовала Кенозеро в 1946 году экспедиция Института истории и теории архитектуры Академии архитектуры СССР. Были выявлены не известные прежде памятники.
------
В 1948 году ученый А.В.Ополовников обследовал и разработал проект реставрации интереснейшего памятника деревянного зодчества — Почозерского храмового ансамбля.
------
Большой труд по учету архитектуры Кенозера проделанВ.Алферовой. В ее книге «Каргополь и Каргополье» наряду с большими храмами рассматриваются и скромные часовни, избы и хозяйственные постройки. Возглавляемая Г.В.Алферовой экспедиция обследовала на Кенозере более семидесяти объектов, в том числе целые деревни, имеющие историко-архитектурное значение.
------
В 1952 году выдающаяся исследовательница первобытной археологии Севера европейской части России Мария Евгеньевна Фосс произвела на Кенозере более двенадцати раскопок (обнаружены каменные орудия труда, керамика), из них четыре стоянки первобытного человека эпохи неолита и II—I тысячелетия до н. э. (на Филипповом ручье, на острове Поромском, в деревнях Горы (Трихнова Гора) и Вершинине.
------
В 1958 году С.Ожеговой и Ю.Смирновым была записана от Аксиньи Петровны Калитиной редкая былина о Василии Буслаеве. Собранные тогда в Кенозере памятники устного народного творчества составили немалую часть сборника «Новгородские былины», вышедшего в серии «Литературные памятники».
------
В результате экспедиции Государственного Русского музея 1963 года Н. В. Мальцев выявил тип прялок, делавшихся только в районе Кенозера. Большинство кенозерских прялок связаны с именами трех мастеров — рыбака И. И. Врагова (1841—1900) из деревни Тырнаволок, мельничного плотника Петра Пугачева (1850—1919) из Горбачихи и его ученика Завьялова по прозвищу Заовражный (род. в 1879 году) из Зихново. Их искусно выполненные изделия широко распространены на Кенозере и почти не встречаются за пределами Кенозерской волости.

Известны росписи домов и прялок на Кенозере работы живописцев братьев Таракановых из Малого Конево Александровской волости Каргопольского уезда.
------
Найдены редкие книги в кожаных переплетах, они вошли в собрание Пушкинского дома.
------
Летом 1962 года на Кенозере побывал известный советский писатель Владимир Федорович Тендряков. Знаменитый кенозерский охотник Иван Васильевич Глущевский, лучший охотник Архангельской области (74 медведя на его 22 счету!), дважды участник Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, свез гостя из Москвы на Тесовое озеро, за Глущевскую лахту Кенозера. В. Ф. Тендряков в очерке «Тесовый ручей» с восхищением писал об одном из чудес природы — Кенозере. Впервые очерк был опубликован в июле 1964 года в журнале «Сельская молодежь».
------
Значительный вклад в изучение топонимики Кенозерья внес известный ученый-филолог Виктор Яковлевич Дерягин (1937—1994). С 1957 по 1993 год он организовывал диалектологические и топонимистические экспедиции на Север.

В. Я. Дерягин является автором более полутора сотен научных трудов, значительная часть которых посвящена исследованию памятников письменности Русского Севера.

Многие годы В.Я.Дерягин работал в Институте русского языка Академии наук, профессором Московского государственного историко-архивного института, с 1972 года участвовал в издании фундаментального многотомного труда «Словарь русского языка XI—XVIII веков». 32 года он вел популярную ежемесячную воскресную передачу на Всесоюзном радио «В мире слов».

При содействии В. Я. Дерягина в Поморском государственном университете создана кафедра истории русского языка и диалектологии, на филологическом факультете — отделение лингвистического краеведения. В работе В. Я. Дерягина «Топонимика Кенозера» (по результатам поездок ученого в 1983—1985 годах) мы находим расшифровку таких топонимов, как Першлахта — Задний залив (по отношению к Карелии), Тамбичлахта — Дубовый залив, Почозеро — Свиное озеро, Майлахта — залив с жилищем, Ровручей — Железный ручей (указывает на существование болотной железной руды), Куклахта — Петушиный залив, Тырнаволок — мыс, поросший осокой, Найдовский ручей — ручей колдуна, Лепручей — ольховый ручей, Мяндручей — ручей с берегами, поросшими молодой редкослойной сосной, Шуй-лахта — залив с заболоченными берегами, Каренгской (Каренской) ручей — ручей, по берегам которого растут низкорослые сосны, Мневец — мыс, Совисельской ручей — ручей, стекающий с глиняной горы...
------
В 1974 году на Кенозере побывала группа ученых, историков, искусствоведов, архитекторов, художников. Началась работа по созданию в Кенозере природного и архитектурного музея-заповедника.

А после того как в 1977 году побывала группа известных специалистов: академик, историк Б. А. Рыбаков, академик, художник А. А. Пластов, писатель О.Волков, искусствовед Г.В.Алферова, архитектор А.В.Ополовников и другие, о Кенозерье стали говорить как о будущем национальном парке.

В 1982 году началось комплексное обследование территории будущего национального парка и учеными Архангельского педагогического института (ныне Поморского государственного университета).

Археологическая экспедиция под руководством А. Я. Мартынова открыла семь новых и обследовала четыре уже известные стоянки неолита — III - I тысячелетия до н. э. Несколько известных по литературе мест случайных находок каменных орудий труда оказались местами стоянок с солидным культурным слоем и большим количеством наконечников стрел, скребков, ножей, проколок — на Свином озере, на острове Медвежьем, в деревнях Глущевская, Карпово, Першлахта и других.
-----
В 1985 году участниками археографической экспидиции Архангельского краеведческого музея на Кенозере было найдено одно из первых изданий первой русской печатной книги «Апостол» Ивана Федорова — московское 1564 года.

Значительный вклад в изучение Кенозера внесли также этнограф А.Н. Давыдов, гидролог Б.В.Ермолин, филолог Л.В.Федорова и другие.
-----
11 мая 1989 года в плане подготовки к созданию Кенозерского национального парка были образованы два ландшафтных заказника — Кенозерский и Лекшмозерский.

28 декабря 1991 года Постановлением правительства России был образован Кенозерский национальный парк площадью 121 тысяча гектаров, в т. ч. на территории Плесецкого района — 76 789 гектаров.Началась новая история Кенозера — «северной Венеции...».>

Примечания:
1.Текст - из книги Н.А.Макарова "Земля Плесецкая", Архангельск, 2002.
2.
С некоторыми сокращениями.

Перейти на страницу Н.А.Макаров.