Е.С.Кутукова
канд. экономических наук, доцент,
зам. пред. Попечительского совета при Александро-Ошевенском монастыре.


ДУХОВНЫЕ СВЯЗИ ПРЕПОДОБНОГО АЛЕКСАНДРА ОШЕВЕНСКОГО

Более шести веков отделяют нас от времени, когда ушел из земной жизни великий старец — препо­добный Сергий Радонежский, который не оставил будущим поколениям русских людей писаний и поучений; возможно, их не сберегло безжалостное время. Но он оставил большее — незримые духовные традиции, живущие до сих пор.

Одним из носителей традиций преподобного Сергия Радонежского стал Александр Ошевенский, постриженик Кирилло-Белозерского монастыря, основатель Александро-Ошевенского монастыря в Каргопольском крае...


Преподобный Александр родился 17 марта 1427 г., за три месяца до кончины преподобного Кирилла Белозерского — одного лучших учеников великого Сергия Радонежского, основателя Кирилло-Белозерского Успенского мужского монастыря.
Преподобный Кирилл Белозерский за тридцать лет трудов в своей обители сумел создать из нее один из наиболее мощных духовных, книжнокультурных и хозяйственных центров Великой Руси.

На Севере образовалась целая монашеская область, которую А.Н.Муравьев назвал «Русской Фиваидой» — по аналогии с Фиваидой Египетской, колыбелью раннехристианского монашества. «Преподобный Сергий стоит во главе всех, — писал А.Н.Муравьев, — на южном краю сей чудной области и посылает внутрь ее своих учеников и собеседников, а преподобный Кирилл, на другом ее краю, приемлет новых пришельцев и расселяет обители окрест себя, закидывая свои пустынные мрежи даже до Белого моря и на острова Соловецкие».

 

Самым драгоценным наследием Белозерской обители от ее блаженного основателя являются общежительный устав и строгий подвижнический дух братии, хранимые сначала учениками преподобного, его «самовидцами», а потом их преемниками, как некое священное предание, нерушимо и неизменно. Время, протекшее от кончины преподобного до первой половины XVI столетия, было золотой эпохой Кирилло-Белозерского монастыря, когда он блистал не столько своими богатствами, сколько великой жизнью иноков. «Заботою преемников преподобного Кирилла, игуменов монастыря, было исполнить все, что они видели делающим своего отца, чтобы ничто не разорилось из общего жития и обычая монастырского, им установленных»...

В период расцвета обители, в 1445 г., в восемнадцатилетнем возрасте сюда попадает блаженный отрок Алексий — будущий преподобный Александр Ошевенский. Игумен Трифон, четвертый настоятель обители после преподобного Кирилла, духовным взором увидел его смирение и душевную чистоту и понял, что «благодать Божия на нем». В 1452 г. игумен Кассиан, пятый настоятель Кирилло-Белозерского монастыря, постриг Алексия и нарек ему имя Александр.

Благодаря крепости духа в обители она широко раскинула свое духовное влияние на весь северный край Руси. Первыми знаменитыми подвижниками, вышедшими из обители, были преподобные Савватий Соловецкий и Мартиниан Белозерский, ученики самого преподобного Кирилла, покинувшие обитель после кончины ее основателя, «убояшись славы». Пострижениками Кириллова
 монастыря были Игнатий Ламский, Нил Сорский и его ученик Иннокентий, Корнилий Комельский. Многие основатели других монастырей приходили в Кириллову обитель, чтобы видеть ее порядки. Таковы Иосиф Волоцкий, Феодорит, просветитель лопарей, Кирилл Новоезерский. Основанные ими монастыри, кроме пустыни Нила Сорского, положившего начало на Руси скитскому житию по образцу афонских подвижников, были общежительные, устроенные по образцу Кирилловой обители.

Тем временем, в 1446 г., родители преподобного Александра с детьми ушли в г. Каргополь, где провели год. Согласно Житию Александра Ошевенского, в 1447 г. они переселились в д. Волосово, а вскоре нашли место над рекой Чурьегой и остались там. Слобода Ошевнево была основана в 1448—1449 гг. Через некоторое время по пострижении (видимо, в 1453 или 1454 г.), испросивши благо­словения у игумена, преподобный Александр посещает своих родителей, которые просят его возвести монастырь на берегу Чурьеги. «Уйдешь в монастырь — один спасешься, здесь же, если угодно Богу, многие души ко Христу приведешь и спасешь».

Александру было видение, после которого преподобный дал обет построить на указанном  месте обитель. По возвращении в Кириллов монастырь Александр был принят игуменом, который, несмотря на задержку с возвращением, сделал его клириком, а затем удостоил и священства. Житие преподобного Александра не содержит в данной части указания на определенные даты, но, возможно, в 1455—1456 гг. преподобный Александр «умолил» игумена отпустить его строить монастырь, получив в напутствие образ Пречистой Богородицы (Одигитрию) и образ Николая Чудотворца...


Обитель со временем наполнилась, и братство во Христе
  умножилось.

Преподобный Александр был игуменом обители 19 лет, до своей кончины 20 апреля 1479 г.

В Житии Александра Ошевенского описаны два явления преподобного Кирилла Белозерского в Александро-Ошевенском монастыре и множество явлений самого преподобного Александра по его завету: «Хотя телом отхожу от вас, братья, но духом с вами   неотступно буду»
.

...
Александр Ошевенский почитался в древности не только в самом Ошевенском монастыре, но и во всем Каргопольском крае.

Обитель преподобного Александра благотворно влияла как на богомольцев, привлекаемых славою о чудесах святого, так и на окрестный Каргопольский край, создавала в нем, по словам архимандрита Никодима (Кононова), «чисто русский строй жизни».  Распространению влияния обители значительно содействовали ее земельные владения, ибо жители монастырских сел и работники при них и на солеварнях усваивали у иноков взгляды на жизнь.

В дозорной книге Шуерецкой волости 1598 г. имеются сведения о владениях «Ошевнева монастыря» в этой волости. Монастырь владел здесь двором и сенокосами, солеварней и мельницей....

Перепись 1648 г. содержит описания владений Александро-Ошевенского монастыря на реке Чюрьеге. «Монастырь Ошевнев на речке на Чюрьеге, а в нем три церкви древяные Успение Пречистой Богородицы да Николы чюдотворца, да преподобнаго отца нашего Александра Ошевенского чюдотворца. Да в церкве Успения Пречистой Богородицы в пределе служба Кирила Белоозерскаго чюдотворца... И всего в Ошевневе монастыре три церкви да четырнатцет келей, а в них тринатцет человек старцов... А в слободке и в деревнях сто четырнатцат дворов крестьянских, а людей в них... 324 человека, да 10 дворов бобылских, а людей в них и их детей 19 человек».

Из переписной книги Ошевенской слободы Каргопольского уезда 1712—1713 гг. следует, что «за Ошевенским монастырем» стоит
Спасская церковь деревянная Преображения Господня, кругом той церкви ограда деревянная...

Одновременно отчетливо прослеживаются примеры духовных связей Александра Ошевенского. Например, преемственность, идущая от ученика Александра Ошевенского преподобного Пахомия Кенского, покинувшего обитель вскоре после кончины своего учителя, к преподобному Антонию Сийскому. Обитель преподобного Пахомия к 1508 г., т. е. ко времени прихода в нее мирянина Андрея, впоследствии преподобного Антония Сийского, была уже вполне благоустроенной. В центре монастыря стояли две церкви — холодная пятиглавая во имя Преображения Господня и теплая одноглавая во имя Чудотворца и Святителя Николая с колокольней, вокруг них располагались монашеские кельи. В конце XVII в. была отстроена трехглавая церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Монастырь был огражден оградой. Над входными воротами была установлена икона престольного праздника обители.

Игумен Александро-Ошевенского монастыря Максим, знавший при жизни преподобного Александра, постриг «Кирияка, попова сына, и дал имя ему Кирилл — сей Кирилл основал впоследствии монастырь на Сырие горе».

Духовные линии преподобного Александра подтверждаются также неизвестным книжником Выговского старообрядческого монастыря XVIII в., который прославил святых в «Слове похвальном отцем Александру Ошевенскому, Кириллу Челмогорскому, Пахомию Кенскому, Антонию Сийскому, Никодиму Кожезерскому, Диодору Юрьегорскому, чудотворцем каргопольским».

Ведомости монашествующих Александро-Ошевенского и Кирилло-Челмогорского монастырей, хранящиеся в НА РК*, свидетельствуют о том, что обители постоянно пребывали в тесной духовной связи. Более того, после закрытия Александро-Ошевенского монастыря в 1922 г. многие монашествующие перешли в Кирилло-Челмогорскую обитель...  В конце 1920-х — начале 1930-х гг. иеромонах Ошевенского монастыря Павел (Распутин Дмитрий Иванович) в течение небольших периодов служил в разных еще сохранявшихся, но закрывавшихся один за другим каргопольских храмах: Ошевенском, Речно-Георгиевском, Полуборском. С конца 1930 г., после того как крестьяне отстояли от закрытия Красноляжскую церковь, иеромонах Павел служил в ней, сохраняя тесные связи с братией Кирилло-Челмогорского монастыря.

Духовную связь с преподобным Александром можно почувствовать в полной мере, если проехать на машине из Москвы до Каргополя по старинному северному пути через Троице-Сергиеву Лавру и Кирилло-Белозерский монастырь, завернуть на Пудожский тракт, поклониться кресту у поворота к Кирилло-Челмогорской пустыни, посетить старинное село Ошевенское и, конечно же, возрождающуюся обитель преподобного Александра.

Примечания:
1. Из сборника "Святые и святыни Обонежья". Материалы всероссийской научной конференции "Водлозерские чтения-2013".
Петрозоводск. Изд-во ПетрГУ, 2013.
2. С небольшими сокращени
ями.
3. * Национальный архив Республики Карелия.