Т.М. Кольцова,
доктор искусствоведения,
зав. отделом древнерусского искусства ГМО "Художественная культура Русского Севера", заслуженный работник культуры РФ


ЖИВОПИСЬ КЕНОЗЕРЬЯ


Земли вокруг многочисленных больших и малых озер Кенозерья, а также вдоль реки Кены, впадающей в широкую северную водную магистраль - реку Онегу, были заселены издревле. Известен древний речной путь на Север новгородских переселенцев XII-XV вв. , который во многом определил хозяйственные и культурные связи в данном регионе, а также самобытность искусства Кенозерья. Неудивительно, что под влиянием новгородской живописи написана краснофонная икона «Богоматерь с Младенцем и пророк Илия» конца XV в., происходящая из часовни д. Бухалово на Кенозере (собрание ГМО «Художественная культура Русского Севера») и восходящая к периоду становления традиций северной иконописи. Сегодня эта территория сохраняет преимущественно живописные произведения Нового времени, конца XVII - начала XX в. В эту эпоху русская средневековая эстетика уступает место иной концепции религиозного искусства, которое, подчиняясь эволюции стилей, становится открытым новым технологиям и иконографиям, обогащается элементами светской культуры.

Кенозерье уже во второй половине XIX в. привлекло внимание русских ученых, путешественников, писателей. К описанию быта и культуры населения, проживавшего в районе Кенозера, обращались многие исследователи, особенно во второй половине XX в. . Благодаря этим работам данная территория была введена в русскую науку.

Архивные и изобразительные материалы - важный источник по истории культуры Кенозерья. Среди них стоит выделить описи церквей и часовен XVIII - XIX вв., хранящиеся в фондах ГААО и ЦГА Карелии, в РГИА. Ценнейшими, а подчас единственными документальными свидетельствами об интерьерах утраченных храмов являются отчеты музейных экспедиций.
Часовня в д.Пилюгино
на р.Кене.
Фото Н.Н.Померанцева,
1962 г.


Начиная с 1960-х гг., Кенозерье было обследовано несколькими историко-этнографическими и собирательскими экспедициями. В результате музеи страны пополнились уникальными памятниками. Произведения живописи XV-XIX вв., вывезенные из Кенозерья, хранятся в ГМО «Художественная культура Русского Севера», Каргопольском музее, Музее им. Андрея Рублева, а также частных собраниях. Кенозерский национальный парк и в наши дни сохраняет значительный комплекс произведений искусства.

В бассейне реки Онеги и на Кенозере уже в XV-XVI вв. работали иконописцы, в том числе из числа местных крестьян. Искусство живописи было востребовано в этом крае, поэтому иконопись поступательно развивалась здесь до начала XX в. Кроме того, в Олонецкой губернии в XVIII-XIX вв. расцвело творчество художников-старообрядцев, сложившееся под влиянием знаменитой Выговской пустыни. В результате этого в эпоху Нового времени Кенозерье оказалось на «перекрестке» художественных традиций официальной и старообрядческой Церквей. Кроме того, необходимо учесть, что в XIX в. на Север буквально хлынул поток икон, созданных в иконописных селах Владимирской губернии, которые поступали сюда через многочисленные торжки и ярмарки. В результате иконописное наследие Кенозерья представляет собой весьма разнообразную картину.
Большинство сохранившихся произведений живописи восходит к Новому времени. Наиболее полно художники смогли реализовать себя в оформлении деревянных церквей и часовен.  Художественное решение внутреннего убранства кенозерских храмов формировалось на основе синтеза искусств: архитектуры, пластики, живописи, декоративно-прикладного искусства. Полностью сохранившихся интерьеров нет, поскольку большинство из них было разорено. Наиболее цельно дошло до нас убранство часовен в д. Зехново, Семеновская и Поромское. Кенозерскому национальному парку удалось законсервировать и сохранить в своей музейной коллекции значительную часть иконостасов, вывезенных из часовен д. Горбачиха, Тамбич-Лахта, Рыжково, Минино, а также из каменной Свято-Троицкой церкви Хергозерского прихода.

Ядром интерьера любой Кенозерс-кой часовни является двухъярусный или трехъярусный иконостас. Тябловая форма сохранилась здесь как исключение (в д. Майлахта). В большинстве своем это очень простые каркасные конструкции, иногда с заворотами на северную и южную стены, и, как правило, многоцветные. Например, двухъярусный иконостас часовни Св. Афанасия архиепископа Алек­сандрийского в д. Тарасово раскрашен масляной краской в три цвета: зеленый, красный и белый. Рамы для икон имеют незамысловатые резные профили. Аналогично оформлена домашняя мебель кенозеров (шкаф-заборка жилого дома в д. Рыжково), что явно свидетельствует об участии местных плотников в украшении храмовых интерьеров.

Кенозерские часовенные иконостасы в большинстве своем были традиционными по структуре: состояли из местного и деисусного рядов. Иногда встречались отклонения от общепринятой иконографической программы. К примеру, в часовне д. Рыжково иконы деисусного чина находились в составе как второго, так и третьего рядов. А третий ряд иконостаса часовни в д. Семеновская сугубо индивидуален: он состоит из серии небольших пядничных икон: свт. Николая, избранных святых, Деисуса и Богоматери нескольких иконографических типов.

Особенностью структуры иконостасов было включение образов северных подвижников благочестия, особо почитавшихся в Кенозерье: преп. Макария Желтоводского и Унженского (в часовнях Качиковой горы и д. Рыжково), Пахомия Кенского и Никодима Кожеозерского (в часовнях Поромского и Семеновской). Однако наиболее часто встречались иконы с изображением Соловецких чудотворцев препп. Зосимы и Савватия (иконостасы в д. Тамбич-Лахта, Горбачиха), что можно объяснить большой популярностью этих святых как в среде официального Православия, так и у старообрядцев.

Жители Кенозерья всегда стремились к украшению своих деревенских храмов. Живопись была одним из наиболее доступных художественных средств, она позволяла разнообразить однородную цветовую палитру деревянных стен. Так возникла идея расписывать архитектурные детали и целые конструкции. Уже с конца XVII и вплоть до начала XX столетия в деревянных храмах Русского Севера с успехом возводили и расписывали потолки в форме «неба». В Кенозерье сохранились 15 комплексов «небес» конца XVIII - начала XX в., некоторые из них дошли до нас фрагментарно.

«Небо» - это конструкция потолочного перекрытия, имеющая форму пологой усеченной пирамиды, радиальные грани которой возвышаются к центральному кольцу. Конструкция является сборной и включает жесткий каркас и накладные грани. Такие потолки состоят в основном из восьми, двенадцати или шестнадцати радиальных граней. Происхождение этой формы можно связать с появлением на Севере в XVII в. новых типов деревянных храмов, с увеличением их объемов, а также с желанием создать подобие купола в подражание каменным церквам. Ближайшие аналогии живописным программам «неба» можно найти в купольных росписях каменных храмов. Купол христианского храма является символом неба, и согласно христианским догматам в верхних частях храма изображались только те сцены, которые происходили на небе или были связаны с ним. Северным провинциальным искусством программы росписей каменных куполов были не просто восприняты для подражания - их переработали и дополнили применительно к деревянным храмам.

Живопись зримо разрушает плоскость потолка деревянного храма и визуально увеличивает его внутреннее пространство. Каркас конструкции «неба» напоминает солнце с расходящимися лучами. Преобладающий фон небесных композиций - голубой, а на балках каркаса иногда писали звезды, имитируя реальное небо. Голубой фон активно участвует в образно-эмоциональном строе каждой «небесной» композиции. На «небесах» деревянных часовен и церквей Русского Севера изображали Христа, Богоматерь, ангелов, апостолов, праотцев и других святых. Иконографические программы хоть и разнообразны, но сводятся к нескольким основным вариантам: «Божественная литургия», «Небесное воинство», «небеса» с изображением архангелов, апостолов и их варианты. В отдельных регионах Севера были свои предпочтения: в частности, в Поонежье и Кенозерье распространен тип «небес» с изображением архангелов, евангелистов и композиции «Распятие».

Фигурам семи архангелов («Небесному воинству»): Михаилу, Гавриилу, Рафаилу, Уриилу, Селафиилу, Варахиилу и Иегудиилу в этой композиции отводится ведущее место на радиальных гранях. Они изображаются с характерными атрибутами, признаками их иерархического служения: Михаил - с мечом и пальмовой ветвью; Гавриил - с фонарем, книгой или цветочной ветвью лилии; Рафаил - с алавастром мира или со своим спутником Товией; Иегудиил - с царским венцом; Уриил - с огненным мечом и т.д. Исходным материалом для данной иконографии «небес» послужили стенописи каменных храмов, где фигуры архангелов часто размещались в куполах и между окнами барабана, а также гравюры и иллюстрированные печатные издания.
Никольская часовня в д.Вершинино.
Федор Захаров Иок. "Небо" в Никольской часовне.
Тема росписи  "Небесное воинство".
В состав радиальных граней включали композицию «Распятие». Ее писали обязательно на той грани, которая направлена к иконостасу и строго к востоку. Если «небесная» композиция достигала двенадцати радиальных граней, то ее дополняли фигуры евангелистов. Их изображения следует искать именно на тех четырех гранях, которые направлены к углам перекрываемого объема. Таким образом, евангелисты в системе декорации «небес» занимают положение, сходное парусам каменных храмов.

Второй иконографический тип росписей, характерный для Кенозерья, - «небеса» с изображением апостолов. Целые апостольские ряды написаны в часовне д. Рыжково и церкви в Порженском.

Введенская  часовня
 в д.Рыжково
"Небо" в Введенской часовне.
Тема росписи "Апостолы".
Святые выстроены в строгом порядке, соответствующем деисусному чину иконостаса. Они изображены на «небе» в небольших ракурсах, благодаря чему создается иллюзия движения. Шествие святых начинается от граней, направленных к западу, и, разворачиваясь по кругу, направлено к восточной стене. Вся композиция объединена единым ритмом, общими пропорциями и повторяющимся рисунком фигур и складок.

Часовня Трех Святителей
в д.Немята

Среди «небес» Кенозерья встречаются уникальные иконографические программы. На шестнадцати гранях потолка часовни в д. Немята под фигурами апостолов и святителей написаны сюжеты из жизни Христа и Богоматери.

Создается впечатление, что два ряда иконостаса (праздничный и деисусный) плавно переместились на «небо». Однако это не исключало присутствие деисусного чина и в иконостасе того же храма. Уникальной особенностью кенозерских «небес» является включение в иконографическую канву изображений святых покровителей часовни или церкви и их заказчиков. Это вызвано особым почитанием каждой деревней своего праздника, соименного названию местного храма.
"Небо" в Немяте
Так, на «небе» часовни в д. Минино появился образ вмч. Георгия Победоносца, в часовне Трех святителей в д. Немята - образы святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Богослова, а в часовне Рождества Иоанна Предтечи в д. Рыжково - одноименная композиция. Все перечисленные образы были повторены и в иконостасах соответствующих часовен. В стенописях куполов каменных храмов неизвестны параллели этому необычному явлению. Такая «привязанность» к конкретным сюжетам и святым свойственна замкнутым территориям, где праздник местного храма ассоциировался с праздником села и был необычайно популярен.

Изображение на «небесах» духовных покровителей местных крестьян или заказчиков храмов - это, пожалуй, самая специфическая и удивительная деталь кенозерских росписей.
"Небо" в часовне Рождества
Богородицы,  д.Тамбич-лахта
"Небо" в д.Тамбич-лахта.
Святитель Андрей Критский
и вмч. Андрей Стратилат.
Так, в системе росписи «неба» часовни в д. Тамбич-Лахта появились образы свт. Андрея Критского и вмч. Феодора Стратилата. Долго оставался загадкой дважды изображенный на «небесах» церкви Почезерского погоста преп. Иоанн Лествичник. Грань с его изображением есть и в алтаре, и в основной части храма. Последние архивные находки позволили выяснить, что в 1880-е гг. устроителем новой церкви Происхождения Честных древ Креста Господня стал «торгующий почезерский крестьянин» Иван Красков, святым покровителем которого, вероятно, и был преп. Иоанн Лествичник. >

Кто украшал живописью храмы Кенозерья? Однозначно на этот вопрос ответить нельзя. В собрании Кенозерского национального парка хранятся иконы разного времени, начиная с конца XVII в. («Воскресение - Сошествие во ад», «Апостолы Павел и Иоанн Богослов» из д. Зехново). В XVIII - XIX вв. ряд заказов на живописные работы в Кенозерье выполнили олонецкие мастера, работавшие в живописных традициях Выговской старообрядческой пустыни.
"Небо" в д.Зехнове
К их творчеству можно отнести «небеса» в часовне д. Зехново и алтаре Порженского погоста, деисусный чин иконостасов в д. Семеновская и Зехново, иконостас в д. Рыжково. Все перечисленные произведения написаны «под старину»: в технике темперной живописи на основе древних иконописных образцов. Этой же линии в искусстве придерживался онежский иконописец Павел Максимов, создавший в середине XIX в. «небо» четверика Георгиевской церкви в д. Порженское.

П.Максимов. "Небо" 
в Порженском. Распятие 
с предстоящими.
П.Максимов. "Небо" 
в Порженском. 
Архангел Михаил
и Иоанн Богослов.
После репрессий в период царствования Николая I ужесточился контроль над иконописцами, которых обязали получать соответствующие разрешения, «дабы их образы были непредосудительны». Приходскому духовенству вменялось в обязанность тщательное наблюдение за торговлей иконами. Согласно Уложению о наказаниях писать иконы имели право только цеховые мастера с одобрения начальства, в противном случае они подвергались суду. В этих сложных условиях жители Кенозерья предпочли иметь дело с иконописцами, придерживавшимися официальной линии в иконописи.

Значительную часть кенозерского наследия составляют памятники поздней академической живописи. По официальному мнению Церкви, они наиболее соответствовали понятию высокого искусства. Святой Синод во второй половине XIX в. признал «весьма полезным посредничество Императорской Академии художеств» в создании произведений церковной живописи. Поскольку жители Кенозерья часто уходили на заработки в соседние области и Санкт-Петербург, они, заботясь о «благолепии» своих храмов, имели широкие возможности привлечь художников из других регионов. «Небо» в д. Тырышкино написал в первой трети XIX в. иконописец Владимирской губернии Стефан Кознов.
Стефан Кознов. "Небо" в д.Тырышкино
Художник длительное время работал на Севере, заключая договоры со многими приходами Архангельской губернии. Он обладал хорошим профессиональным рисунком, основанным на знании академических образцов.

В конце XIX - начале XX в. очередным поколением художников академического направления были созданы «небеса» в д. Немята, Тамбич-Лахта и Рыжково, иконостас в д. Минино. Эта группа «небес» и икон имеет ряд общих черт и иконографических особенностей. Выскажем предположение, что они созданы артелью иконописцев Катиновых ", которые были крестьянами Вологодской губернии. Отец семейства Дмитрий Капитонович Катинов в 1874 г. открыл иконописную и живописную мастерскую в Архангельске. Позже с ним работали два сына: Иван и Константин. Известно, что последний из них обучался в Академии художеств, но рано умер. Иван Дмитриевич был широко известен своими иконописными работами на Севере, неоднократно отмечавшимися как художественные произведения «греческого» письма.

В конце XIX в. в храмах Кенозерья активно работал местный иконописец из с. Конево Пудожского уезда Федор Захаров Иок (родился в 1864).
В 2008 г. во время демонтажа «неба» в часовне пос. Усть-Поча сотрудником кен­озерского парка М. Гусевой на одной  из граней была обнаружена надпись: «ПИСАНЫ СИИ НЕБЕСА В 1881 ГОДУ ЖИВОПИСНОМ ФЕДОРОМ ЗАХАРОВЫМ ИОКОМ, УРОЖЕНЦОМ ОЛОНЕЦКОЙ ГУБ. КАРГОПОЛЬСКОГО УЕЗДА МИШКОВСКОЙ ВОЛОСТИ ДЕРЕВНИ БОЛЬШОЕ КОНЕВО ОТ РОДУ 17 ЛЕТ МАСТЕ».
На «небе» изображены фигуры архангелов и евангелистов.
В центральном круге - Новозаветная Троица. На восточной грани вместо традиционного Распятия - свт. Николай, которому посвящена часовня. Необычным является решение заказчиков вынести на расписной свод не только фигуру святого, но и сюжеты из его жития. Житийный цикл состоит из семнадцати композиций, изображенных в прямоугольных клеймах в нижней части граней.

На фоне высоких образцов искусства творчество Федора Иока выглядит недостаточно профессиональным. Не всегда художнику удаются рисунок и органичные пропорции фигур. Однако всем его образам присуща притягательная наивность. Для живописи Иока характерно сочетание архаики и классики, профессионализма и незамысловатого ремесла.

Федор Захар Иок. Архангел Уриил. "Небо" в часовне д.Карпова.
Федор Захаров Иок проявил себя как деревенский иконописец-самородок. Немало часовен Кенозерья было украшено созданными им «небесами» и иконами: в часовнях д. Вершинино, Карпове, Минино и в церкви с. Бережная Дуброва.

Реставрация «небес» - дело трудоемкое, требующее применения новых технологий. Особую сложность представляет то, что «небеса» всегда хранились в условиях неотапливаемого храма. Часть росписей выполнена темперой, большинство - в технике масляной живописи. Деревянная основа многих граней значительно повреждена, иногда со следами гниения. Живопись находится под слоем потемневшей олифы и загрязнений, встречаются поздние записи. Первыми приобрели опыт реставрации «небес» Кенозерья учащиеся Санкт-Петербургского художественного училища им. Н.К.Рериха, которые в 1989-1992 гг. под руководством И.В.Ярыгиной укрепили ряд памятников и завершили полную реставрацию ансамбля часовни Трех святителей в д. Немята и иконостаса в д. Семеновская. Следом за ними эстафету подхватили реставраторы Архангельского филиала ВХНРЦ им. акад. И.Э.Грабаря, которые восстановили «небеса» часовен в д. Зехново и Вершинино, а также Порженского и Почезерского погостов. В 2008-2009 гг. в ВХНРЦ им. акад. И.Э.Грабаря отреставрировано «небо» из Никольской часовни в пос. Усть-Поча.

Группа кенозерских «небес» - одна из самых представительных. Она объединяет пятнадцать комплексов XVIII - начала XX в., происходящих из деревянных церквей и часовен. В Кенозерье на протяжении столетий работали прекрасные мастера-декораторы, создавшие уникальные образцы монументальных росписей. Крестьянская иконопись, утвердившаяся благодаря особому укладу жизни и специфическим социальным условиям, существовала здесь параллельно с творчеством мастеров, привлеченных из крупных посадов и городов Севера и Центральной России. Основными заказчиками в Кенозерье были крестьяне. В соответствии со своими представлениями и средствами они и сформировали свой особый художественный мир часовни.


Примечания:
1. Из каталога "Небеса ручной     работы. Расписные потолки и иконы из храмов Кенозерского национального парка". Москва, 2010.
2. С небольшим сокращением.
3. Иллюстрации - из статьи Т.М.Кольцовой.
4. Библиография опущена.