Т.М.Кольцова,
доктор искусствоведения ,
музейное объединение "Художественная культура Русского Севера

«НЕБО» И ЕГО РОСПИСИ В ПАМЯТНИКАХ
ДЕРЕВЯННОЙ КУЛЬТОВОИ АРХИТЕКТУРЫ
АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Многие памятники архитектуры русского Севера сохраняют монументальные росписи. Они представлены расписными декоративными порталами, живописными композициями на стенах, потолках. К сожалению, подавляющее большинство этих росписей остается не только не систематизированным, но и недостаточно тщательно зафиксированным. Быстрое же исчезновение таких памятников делает изучение монументальных росписей совершенно неотложной задачей, данная работа касается одного из видов интерьерной живописи в культовых памятниках Архангельской области — росписей «неба».
 
«Небо» — это перекрытие потолка церквей и часовен, устроенное в форме пологой усеченной пирамиды, имеющей возвышение к центральному кольцу, от которого радиально расходятся грани.

Ряд памятников с расписными «небесами» описаны в трудах, посвященных деревянному зодчеству Севера, в научно-популярной литературе]. Однако специально этому вопросу посвящена лишь статья Б.В.Гнедовского «К вопросу о происхождении перекрытия «небом» в древнерусском деревянном зодчестве» (сб. Культура средневековой Руси, 1974), в которой особый интерес представляет список памятников с «небесами» —28 названий. Появление первых «небес» автор относит ко второй половине ХIV — началу ХV вв. Большинство же специалистов считают, что расписные «небеса» появились не ранее ХVII века. Среди сохранившихся памятников подавляющее большинство относится к ХVIII—ХIХ вв. Надо отметить, что выводы о датировке и классификации «небес» делаются на основании изучения памятников только одного Заонежъя, а это не может дать цельной картины, ибо последние имеют специфические черты как в иконографическом, так и в стилистическом плане.
 
Не менее интересны и не менее разнообразны «небеса» на территории Архангельской области, где их до нашего времени сохранилось более тридцати. Встречаются они преимущественно в культовых памятниках по реке Онеге, в Каргополье, хотя отдельные примеры известны в Поморье, на Двине. Наибольшее число церквей и часовен с расписными потолками сосредоточены в районе Кенозера и примыкающих к нему территорий (около 15 памятников). Однако вопрос о том, насколько зафиксированные памятники отражают реальную географию распространения таких потолков в прошлом, пока остается открытым. На основании анализа сохранившихся росписей «небес в культовых памятниках Архангельской области можно сделать выводы о хронологических рамках бытования, о специфике иконографии «небес» данного региона, о некоторых живописных особенностях.

«Небом» перекрывалось обычно основное молитвенное помещение как больших церквей, соборов, так и маленьких часовенок ХVII—ХIХ вв. Однако в памятниках на территории Архангельской области известны примеры, когда «небо» устраивалось для перекрытия алтаря и боковых приделов, например: церковь Иоакима и Анны 1726 г. в д. Моржегоры на Северной Двине (памятник утрачен - Т.М.К.);  церковь Происхождения Честных древ Христовых 1700 г. в д. Филипповская и Георгиевская церковь ХVII в. в д. Порженское в районе Кенозера.
ц.Происхождения Честных древ Христовых (справа)
Порженский погост. Георгиевская ц.
В каждом из названных памятников находим двое, а иногда и трое «небес».

Потолки в форме «неба» характерны для всех типов деревянных храмов: клетских, кубовых, ярусных, многоглавых, шатровых. Количественно же преобладают клетские часовни ХVIII— ХIХ вв., а также шатровые храмы типа «восьмерик на четверике». Вне зависимости от общей высоты сооружения «небеса» устраивались невысоко. Устройство низких потолков связано со спецификой церковного строительства на Севере.

Хронологические рамки существования расписных «небес» можно определить как конец ХVII—ХIХ вв. Датировка самого памятника часто не является достаточным основанием для датирования росписи. Многочисленные примеры говорят, что в памятниках ХVII века могут встречаться росписи, стилистически восходящие к более позднему времени: так, в церкви Рождества Богородицы д. Бережная Дуброва 1678 г. живопись «неба» относится к ХIХ веку; в церкви Иоанна Златоуста 1665 г. д. Саунино под Каргополем — живопись второй половины ХVIII века.
"Небо" в д. Б.Дуброва.
Фото Е.Шелковникова, 2010 г., сайт sobory.ru
"Небо" в Саунино.
Фото М.Ильина,
2013 г., сайт sobory.ru
В ХVII веке «небеса», как правило, не расписывались, а забирались досками «вкосяк» (Никольская церковь ХVII в. с. Пурнема в Поморье). Появление росписей на потолках можно объяснить, с одной стороны, тенденцией к усилению декоративного начала в культовом интерьере рубежа ХVII—ХVIII вв., а с другой стороны, стремлением имитировать купол каменного храма, визуально увеличивая небольшой внутренний объем деревянного сооружения и создавая иллюзию большого пространства. Неудивительно, что ближайшие аналогии декоративной программе «небес» находим в купольных росписях каменных сооружений.

В христианских храмах купол символизирует небо, а потому в верхних частях здания изображались только те сцены, которые происходили на небе, или же изображались персонажи, находящиеся на высшей ступени духовной иерархии (Христос, Богоматерь, ангелы). Северным провинциальным искусством монументальной росписи эта традиция была переработана применительно к живописной программе «небес». Желание создать буквальное подобие неба в деревянном храме обусловило то, что фигуры архангелов, евангелистов и других святых чаще всего изображались на облаках, балки и грани украшали звезды (Владимирская церковь 1757 г. д. Подпорожье на реке Онеге, часовня Трех Святителей ХIХ в. д. Немята в районе Кенозера, Георгиевская церковь ХVII в. д. Порженское).
"Небо" в д. Подпорожье
сайт "temples.ru"
Преобладающий фон небесных композиций — голубой. В деревенских часовнях встречаются подлинно народные трактовки «небес». Например, в Макарьинской часовне ХIХ века д. Иваново Плесецкого района «небо» окрашено голубой краской, в центре помещено желтое солнце, а на гранях нарисованы красные и желтые пятиконечные звезды.

Техника живописи росписей на «небесах» разнообразна. Наряду с традиционной темперной живописью по левкасу встречается смешанная техника (темпера, масло). А в ХIХ веке— масляная живопись. Иногда росписи выполнялись без левкаса, непосредственно по дереву.

Остановимся теперь на иконографических типах «небес», встречающихся в изучаемых памятниках: с изображением праотцев, с апостолами, а также несколько вариаций на тему Божественной литургии. Группа «небес» с праотцами немногочисленная, такие росписи, относящиеся к концу ХVII—ХVIII вв., известны только за пределами Архангельской области, в Заонежъе. Вторая группа — с изображением апостолов получила распространение в районе Кенозера в ХVIII—ХIХ вв. И, наконец, композиция «Божественная литургия» встречается и в Заонежье, и в Каргополье, и в низовьях реки Онеги. Она представляет небесные силы различных ангельских чинов, восхваляющие Христа и шествующие с дарами на жертвоприношение. Эта сцена известна в нескольких вариантах. Так, например, в росписях Заонежья центральный круг «неба» отводится изображению Великого архиерея, а радиальные грани — ангелам, представленным в рост, с характерными атрибутами: с иконами, потиром, кадилом и пр. (Такое «небо» сохранилось в Успенской церкви г. Кондопоги). Другой вариант Божественной литургии — изображение «небесного воинства», архангелов,— распространен на обширной территории, преимущественно Архангельского Севера.

Все перечисленные композиции, надо полагать, заимствованы из стенописей каменных храмов. Можно увидеть фигуры праотцев, изображенные в одном из куполов Софийского собора в Вологде (роспись 1669 г.), «небесное воинство»—в росписи ХIХ века купола Преображенского собора Валаамского монастыря. Композиция с фигурами апостолов на «небе» также сложилась под влиянием росписей каменных храмов.

В центральном медальоне «неба» чаще всего помещается фигура Вседержителя.
"Небо" в ц.Параскевы Пятницы , д.Тырышкино
"Вседержитель",
д. Тырышкино
Его окружение составляет целый сонм серафимов, которые изображались на каждой боковой грани «неба», близко к медальону. Они писались киноварью и создавали горящее пламенеющее кольцо вокруг центральной фигуры Вседержителя. Как известно, храмовая декорация с Пантократором в куполе широко утвердилась в каменных памятниках на Руси начиная с ХI века. В центральном медальоне «неба» встречаются еще две композиции: «Новозаветная Троица» или «Отечество» и «Коронование Богоматери». Эти сюжеты характерны и для росписей куполов каменных храмов в ХVII— ХVIII вв. К примеру, «Новозаветная Троица» изображена в куполах Софийского собора в Вологде (росписи 1688 г.), Крестовоэдвиженской церкви г. Ярославля (1735 г.); композиция «Коронование Богоматери» — в церкви Иоанна Златоуста в Коровниках (1732 г.).
Евангелист
Иоанн Богослов на
угловой грани в д.Зихнова

Угловые треугольные доски «неба» чаще всего располагались без наклона, параллельно плоскости пола. На них изображались фигуры ангелов, властителей стихий. На угловых сегментах писали также  четырех евангелистов или их символы (Ильинская церковь 1786 г. в д. Вазенцы, Георгиевская часовня ХIХ в. в Ошевенском). По расположению в системе декорации деревянного храма угловые доски близки к парусам каменных храмов. Поэтому неудивительно появление на них изображений фигур евангелистов. Правда, иногда они помещались на радиально расходящихся гранях «неба». Но и в этом случае фигуры евангелистов всегда следует искать именно на тех радиальных сегментах, которые направлены к углам перекрываемого объема (четверика). Это еще раз указывает на то, что истоки перечисленных композиций «небес» — в монументальных росписях каменных храмов.

Самый распространенный тип росписей на «небесах» — изображение «небесного воинства», архангелов. По-видимому, на Архангельском Севере он сложился ранее, чем другие типы «небес». В Каргополье такая иконография известна уже к середине ХVIII века: в церкви Рождества Христова 1745 г. в д.Большая Шалга, в часовне Иоанна Богослова ХVIII в. в д.Зехново. Фигуры архангелов изображены на отдельных гранях «неба» и представлены фронтально, в рост. Иногда они сопровождаются пояснительными текстами: «Михаил — победитель есть супостатов», «Гавриил — вестник божеских тайн»,  «Рафаил — есть недугов исцелитель», «Уриил — просветитель есть во темницех». Такие изображения с надписями можно видеть во Владимирской церкви 1757 г. в д.Подпорожье, в Покровской часовне ХVIII века в д.Чоково на реке Онеге. Ангелы изображаются с характерными атрибутами, признаками их иерархического положения: Михаил с мечом и пальмовой ветвью, Гавриил с фонарем, книгой или цветочной ветвью лилии; Рафаил с алавастром мира и со своим спутником Товией, Иегудиил с царским венцом, Уриил с огненным мечом, Селафиил с кадилом или четками, Варахиил с виноградными гроздьями или цветами. Одежды на небесных воинах традиционные, как на ангелах, исключая архангела Михаила, который представляется воином в короткой тунике и кольчуге.

В живописную программу «неба» наряду с архангелами включалась композиция «Распятие». Ее писали на восточной грани «неба», направленной к иконостасу. В том случае, если сцена «Распятие» была без предстоящих, то на примыкающих гранях «неба» писали фигуры Богоматери, Марии Магдалины, Иоанна Богослова, Логина Сотника (церковь Рождества Богородицы 1678 г. в д.Бережная Дуброва, Преображенская часовня ХIХ века в д.Глазово, часовня Рождества Богородицы ХIХ в. в д.Тамбичлахта в районе Кенозера).
"Небо", д.Тамбич-лахта. Вседежитель в кольце ангелов
"Небо", д.Тамбич-лахта. Распятие.
Количество фигур архангелов на «небе» менялось в пределах семи, в зависимости от количества граней. Как правило, ближе всего к композиции «Распятие» писали фигуры архангелов Михаила и Гавриила, затем Рафаила, Уриила и др. В эту декоративную программу «небес» включали иногда фигуры евангелистов. Об их местонахождении в структуре «неба» уже говорилось выше.

Живописная программа с фигурами архангелов, евангелистов и «Распятием» на восточной грани—самая устойчивая декорация «небес». При разнообразных вариациях эта система декорации просуществовала до конца ХIХ века. В Никольской часовне ХIХ века в д. Глазово в районе Кенозера росписи «небес», выдержанные в целом в системе указанной декорации, написаны маслом, в духе академической живописи конца ХIХ —- начала ХХ вв.

Второй тип декорации «небес» Архангельского Севера представляет собой композицию с фигурами апостолов. Такие «небеса» мало распространены, они встречаются только в районах, примыкающих к Кенозеру.
"Небо" в часовне Введения Пресв. Богород., д.Рыжкова
Они сохранились в памятниках района Кенозера: в часовне Введения Богородицы во храм ХIХ в. д.Рыжково; в Георгиевской церкви ХVII в., д. Поржинская; в часовне Трех Святителей ХIХ в. д.Немята; в Пятницкой часовне ХVIII в. д.Федоровская (перенесена в музей «Малые Корелы»). По стилистическим особенностям, технике живописи (большинство «небес» выполнено в смешанной технике — темпера, масло) перечисленные живописные комплексы можно отнести к ХVIII—ХIХ вв. На восточной радиальной грани «неба», направленной к иконостаcу, помещалась традиционная композиция  «Распятие». На угловых радиальных гранях изображались апостолы-евангелисты. Иконография апостолов соответствует типам деисусного (апостольского) ряда иконостаса. В живописную композицию «неба» иногда включались фигуры только двух апостолов — Петра и Павла—как в часовне Александра Невского ХVIII в. в с.Конево и в Преображенской часовне ХIХ в. в д.Глазово в районе Кенозера.

В отдельную группу можно выделить памятники с уникальными по иконографии, неповторимыми «небесами», которые не могут быть отнесены ни к одному из перечисленных типов. Такие «небеса» нам встречались только в небольших деревенских часовнях, которые были меньше связаны требованиями церковных канонов. В формировании художественного образа деревенской часовни на Севере особенно была велика роль заказчика, которым чаще всего становились местный крестьянин или община. Часовни строили, спасаясь от «морового поветрия», от «чревной немощи», от падежа скота», в память о родителях и пр. Часовни посвящались целителям — Власию, Николе, Флору, Лавру. Почитание святого или праздника, именем которого названа деревенская часовня, было очень велико. Церковный праздник покровителя местного храма считался деревенским праздником. Видимо, этим можно объяснить то, что в нескольких часовнях храмовый образ мы находим не только в иконостасе, но и в росписях потолков. Александр Невский включен в живописную композицию «неба» часовни Александра Невского ХVIII в., с.Конево; Григорий Богослов, Василий Великий, Иоанн Златоуст—в часовне Трех Святителей ХIХ в., д.Немята; Николай Чудотворец—в Никольской часовне ХVIII в., пос. Усть-Поча в районе Кенозера. «Небо» последней часовни интересно еще и тем, что на каждой из двенадцати граней, помимо архангелов, евангелистов я других святых, помещены клейма из жития Николы. Совмещение разных сюжетов на одной доске: двухрядные, а то и трехрядные иконы характерны для северных иконостасов. Поэтому неудивительно появление сложных разносюжетных композиций и на гранях «небес». В Георгиевской часовне ХIХ в. в Ошевенске на восьмигранном «небе» представлен развернутый цикл сюжетов из Ветхого Завета (32 композиции) —«Всемирный потоп», «Грехопадение первых людей», «Попа в пустыне», «Моисей принимает закон от бога», «Изгнание из рая Адама и Евы» и другие.

В деревне Немята в часовне Трех Святителей создан очень нарядный, не имеющий повторений по иконографии, живописный комплекс. Это тем более удивительно, что данное «небо» сочетается с малыми размерами часовни и перекрывает пространство, едва превышающее 10 кв. м.
"Небо" в д. Немята
Композиции на радиальных гранях расположены в несколько рядов: верхний ряд — святители, апостолы, нижний ряд—двунадесятые праздники, стра- сти. Эти «небеса» написаны маслом в духе позднего академизма. Фон композиции золотой, что придает живописи особую торжественность, делает ее яркой красочной доминантой интерьера, хотя в часовне был еще небольшой двухъярусный иконостас. Вообще в системе декорации интерьера небольшого деревенского храма иконостас и «небо» играли ведущую роль. Они были тесно связаны между собой и едины в художественном и смысловом отношении. Иконографическая программа росписей «неба» являлась завершением сложной церковной истории, заложенной в иконостасе.

О влиянии иконостаса можно судить и на основании расписных каркасов «небес» (церковь Входа Господня в Иерусалим 1758 г. в д. Верховье на реке Онеге). Их орнаментация, несомненно, заимствована от иконостасных тябл. Здесь сказалась высокая культура орнаментальной росписи по дереву на Севере.

Роспись «неба» требовала большого искусства: навыков монументальной живописи, умения объединить различные сюжеты в единый живописный комплекс, подчинить их общему решению интерьера. Мы пока не знаем имен живописцев, расписывавших «небеса». Можно лишь по стилистическим особенностям отметить родственность некоторых памятников. Учитывая иконописную основу сюжетов «неба», их, скорее всего, выполняли мастера иконописцы. Видимо, стилистические аналогии «небес» следует искать в живописи поздних иконостасов на Севере. Изучение северной живописи ХVIII—ХIХ вв. в дальнейшем, будем надеяться, позволит выявить имена художников-монументалистов, работавших над созданием живописных комплексов «небес».

(из сборника «Проблемы исследования, реставрации и использования архитектурного наследия Карелии и сопредельных областей". Межвузовский сборник. Петрозаводск, 1986)

Более подробно о "небесах" на нашем сайте:
1. "Небеса" (тематическая подборка).
2. Подбор иллюстраций - ведущий сайта.
3. Иллюстрации - из архива сайта.
4. Другие статьи Т.М.Кольцовой - здесь.