< Кенозерье

Т.М.Кольцова

КАРГОПОЛЬ. КЛАДОВАЯ СЕВЕРА.
РАСПИСНЫЕ "НЕБЕСА"


Культура Каргополья многолика и разнообразна так же, как и удивительная природа. Плавное течение реки Онеги, иногда прерываемое порогами, дополняют храмовые ансамбли, живописно расположившиеся по берегам в окружении селений. Красота северных ландшафтов в сочетании с самобытной архитектурой привлекли многих путешественников, писателей и исследователей.


Каргополье – это былинный, песенный край. Не случайно здесь работали русские фольклористы А.Ф.Гильфердинг, П.Н.Рыбников, А.Д.Григорьев. Еще в XIX веке Каргопольем заинтересовались русские ученые, посвятившие свои труды быту и культуре местного населения. Именно сюда отправились в поисках редких этнографических типов и характерных северных пейзажей художники И.Я.Билибин и И.Э.Грабарь. Начиная с 1970-х годов, на волне возросшего туристического интереса к наследию Русского Севера, специалисты обратились к изучению церковной архитектуры и самобытной культуры Каргополья. Ведущими музеями страны организовано несколько собирательских экспедиций. Благодаря этому были не только сохранены важные исторические сведения, но и собраны уникальные памятники, хранящиеся ныне в музеях Каргополя, Москвы, Санкт-Петербурга и Архангельска. Несмотря на большие потери церковного наследия, Каргополье и сейчас сохраняет значительный пласт уникальных памятников архитектуры, живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства.

Первое упоминание о Каргополе относится к 1379 году. Город занимал промежуточное положение между Обонежьем, к которому тяготел в административном отношении, и Вологодскими землями, в силу их географической близости. Каргополье в древности - крупный регион, расположенный вдоль течения реки Онеги, начиная от ее истоков из озера Лаче до Белого моря. Онега - важная северная водная артерия, открывающая путь в древнее Заволочье - привлекала русских переселенцев. Еще в XII—XIII вв. новгородцы стали осваивать путь к низовьям Онеги. Следом за ними - посланцы ростово-суздальских князей. С конца XV века Каргопольский уезд подчинялся Московскому княжеству под управлением московского наместника. Это и определило истоки и ориентацию каргопольской культуры.

В XVI веке Каргополь становится крупным торговым посадом, который активно застраивается. Через Каргополь идет активная торговля с Поморьем солью и рыбой. В городе процветает купеческое сословие. Согласно переписи, к началу XVIII века в городе числились 1380 купцов! Они торговали пушниной, льном, кожей, железом. Портреты каргопольских купцов и предпринимателей В.Серкова, А.Лаврентьева и К.Зейслера хранятся в собрании Каргопольского музея. В XVI веке в Каргополе появились ремесленники: медники, оловяннишники, иконники.

Значительный пласт каргопольского наследия составляют памятники христианской культуры. Художественный образ северного приходского храма определялся, прежде всего, достатком заказчика. Основными заказчиками в Каргополье были монастыри и приходские крестьяне. Они часто становились и исполнителями заказа.

Первые монастыри появились здесь в XIV веке, постепенно давая жизнь новым обителям: Челмогорский, Александро-Ошевенский, Кенский, Кожеозерский и другие. Церковное строительство было приостановлено польско-литовскими набегами 1612-1614 годов. После этого оно вновь активизировалось, и к 1710 году в Каргопольском уезде уже насчитывалось 167 церквей. Визитной карточкой Поонежья становятся знаменитые храмовые ансамбли-«тройники», состоящие из двух деревянных церквей и колокольни - в Лядинах, Турчасово, Пияле. На Онеге получили наибольшее распространение редкие храмы с кубоватым завершением. И, конечно же, венцом каргопольского храмосоздания стали мощные белокаменные храмы, начиная с древнейшего собора Рождества Христова (XVI в.).

Расцвет каргопольской иконописи относится к
XVI-XVIII векам. В Каргополье сложился свой круг наиболее почитаемых святых; были сформированы сюжеты, составлявшие специфику иконописного наследия. В частности, особо почитаемыми среди каргопольских крестьян были иконы покровителей животноводства и земледелия: святых Флора и Лавра, Модеста и Власия, пророка Илии. Их иконография разрабатывалась каргопольскими мастерами с особым пристрастием. Лики икон иногда наивны, но всегда эмоциональны и выразительны.

Для Каргополья становится актуальной воинская тематика, нашедшая отражение как в живописи, так и в скульптуре. Символом русского воинства становится образ Николы Можайского, а русские святые князья-воины Борис и Глеб почитались как покровители Каргополья. Мастера-резчики разработали свой тип образа Николы Можайского. Резные иконы - вид совместного творчества живописцев и резчиков по дереву, процветавший в Каргополье в XVI-XVIII веках. Массивные резные иконы стояли во многих церквах и часовнях: в Каргополе, Волосове, Пияле, Турчасово. Население необычайно почитало их, приравнивая к чудотворным образам.

В православной среде  бережно сохранилась память о подвижниках благочестия, подвизавшихся в монастырях уезда в XV XVII веках: преподобных основателях северных монастырей Никодиме Кожеозерском, Александре Ошевенском, Кирилле Челмогорском и Пахомии Кенском. Первые иконописные изображения святых часто создавались людьми, знавшими их, помнившими их облик. Есть сведения, что житие и образ преподобного Кирилла Челмогорского написан в XVII веке священником каргопольского села Лядины Иоанном.

Крестьянские иконописные артели составляли лицо местной иконописи. Манера некоторых мастеров была столь яркой и устойчивой, что сохранялась в традиции последователей на протяжении нескольких десятилетий. В нижнем течении реки Онеги, в вотчинах Крестного монастыря, в XVII веке трудились иконописцы Мишка Алексеев с сыновьями. Архимандрит Никодим, создатель знаменитого Сийского иконописного подлинника, был родом из Каргополья. Активное строительство церквей стимулировало возведение высоких иконостасов. Целые комплексы икон, ставшие музейными предметами, происходят из церквей сел Саунино, Ошевенское, Волосово, Лядины, Большая Шалга. Сравнивая эти иконы, убеждаемся, что одни и те же иконописные образцы передавались в пределах региона из рук в руки, из поколения в поколение.

Наиболее значительный и масштабный иконостас сохранился в соборе Рождества Христова г. Каргополя. Древний храмовый образ «Рождество Христово», написанный в XVI веке, сейчас хранится в собрании Государственного Русского музея. Остальные иконы созданы после масштабного пожара двумя столетиями позже, в 1770-е годы, иконописцами онежской артели И.И.Богданова-Карбатовского. Ведущий мастер артели трудился в соавторстве с другими иконописцами - И.В.Мининым и И.А.Богдановым-Карбатовским. Эта коллективная работа свидетельствует о высоком профессионализме живописцев, резчиков по дереву и позолотчиков. Письменные источники утверждают, что иконописной артели Карбатовских принадлежат иконы из церквей Иоанна Предтечи, Входа Господня в Иерусалим, Воскресенской церкви Каргополя, а также храмов Каргопольского уезда. Их характерным почерком отмечены живописные «небеса» деревянных церквей в Большой Шалге Волосове, Саунино, хранящиеся в собрании Каргопольского музея.

В
XVIII-XIX
веках в Каргополье под влиянием знаменитой выговскои пустыни расцвело творчество художников-старообрядцев, продолжавших хранить древнерусские традиции. Их поддерживал и скит староверов в Чаженьге, расположенный в Каргопольском уезде. Несмотря на запрет литых и резных икон еще при Петре I, старообрядцами Каргополья создан и широко бытовал в XVIII-ХIХ веках особый тип икон в виде резного креста, изображенного под сенью храма. Такие незамысловатые плоскорельефные раскрашенные доски, иногда с изображением Распятия, стояли в домашних моленных и в промысловых избах.

Экспедиции Каргопольского музея зафиксировали Крестовую пещеру в селе Архангело, которую староверы использовали еще в 1950-е годы. В окрестностях села и других местах района собрана коллекция старообрядческих рукописей.

Наследие Каргополья составляет богатейшая крестьянская культура. Крестьяне занимались хлебопашеством, скотоводством, сбором грибов и ягод, а также перевозили грузы и уходили на заработки в Санкт-Петербург. Дома жителей Каргопольского уезда отличались достатком. Благодаря обширным торговым связям, в XIX веке сюда активно проникают предметы городской культуры: мебель и осветительные приборы, фарфоровая посуда и ткани. Но архаика долго сохранялась в культуре быта.

Перечень художественных ремесел Каргополья очень представителен: резьба и роспись по дереву, вышивка, ткачество, гончарный промысел и другие. В музейных коллекциях представлены преимущественно предметы быта ХIХ-ХХ веков. Но можно утверждать, что формы многих изделий пришли из Средневековья.

В XIX веке в Каргополье сложилась благоприятная среда для развития народной декоративной живописи. Как и в других северных регионах, древние традиции иконописи стали базой для формирования профессиональной среды мастеров народной росписи по дереву. На этот процесс оказали влияние и декоративные мотивы работы с тканью (ткачество, вышивка, набойка). Местные живописцы обращаются к украшению жилых домов, предметов быта.

Художественное решение домовых интерьеров всегда формировалось на основе синтеза искусств -архитектуры, пластики, живописи и декоративно-прикладного искусства. В этом проявилась большая любовь к народной росписи по дереву на Севере, ее глубокие традиции именно в крестьянской среде. Орнаментальные и сюжетные росписи украшали в домах подшивку балконов и выносов кровли, фронтоны, наличники окон и ставни. Фигуры львов и единорогов на фасаде были символами мужского и женского начала, они имели охранительную функцию. Преобладал цветочный орнамент: бутоны, букеты, цветы в вазонах. Эти же элементы были характерны и для декора предметов быта, в частности прялок, где встречается древнейшее изображение солярного знака, дополненного простыми ромбовидными узорами. Совмещение резьбы и росписи характерно для украшения предметов крестьянского обихода Каргополья.

Еще и сейчас в каргопольских домах иногда можно увидеть расписной шкаф или перегородку с филенками растительного узора. Компактная удобная резная и расписная мебель отличалась устойчивостью форм и надежностью конструкций: столы и стулья, лавки и скамьи, кровати и люльки. Их устройством часто занимались те же плотники, которые возводили дом. Многофункциональные встроенные каргопольские шкафы-заборки делили жилое помещение на две части. Иногда они становились подлинным произведением искусства: парадная сторона украшалась расписными и резными орнаментами.

Ни одна другая территория Русского Севера не сформировала столько характерных и узнаваемых крестьянских символов: «каргопольский кокошник», «каргопольский золотный плат», «каргопольские пояса», «каргопольская игрушка». У каждого, кто хоть раз видел праздничный костюм каргополки, осталось в памяти высокое, выдающееся вперед очелье кокошника со спускающейся на лоб поднизью из бисера или жемчуга, а также надетый поверх белый плат со сложными узорами, вышитыми золотными нитями. Ткали и вышивали мастерицы во многих волостях Каргопольского уезда и в рукодельной мастерской Успенского монастыря в Каргополе. Их изделия имели широкую известность за пределами региона.

В силу промежуточного географического положения Каргополье на разных этапах своей истории было тесно связано с Олонецкой, Вологодской и Архангельской губерниями. Это во многом определило своеобразие хозяйственного уклада в данном регионе, а также самобытность его художественной культуры. Здесь сложился свой патриархальный крестьянский мир, связанный общностью традиций, что обеспечило единые формы ремесла и искусства.

РАСПИСНЫЕ "НЕБЕСА"

Собрание Каргопольского музея обладает редкой коллекцией северной монументальной живописи XVIII-XIX веков - «небес». «Небо» - расписное потолочное перекрытие деревянного храма, состоящее из отдельных частей (граней). Живопись каждой грани выполнена в иконописной традиции, и в силу специфической конструкции и расположения в храме требует от исполнителя высокого профессионального мастерства. На всем Русском Севере осталось не более двух десятков деревянных церквей и часовен с сохранившимися «небесами».

На территории Каргополья в подлинной среде, в деревянных храмах сохранились потолочные перекрытия «небес» в церкви Иоанна Златоуста Саунинского погоста, представленные в этом издании, а также в Покровской церкви Лядинского погоста и в Богоявленской церкви Ошевенского погоста.

Наше музейное собрание насчитывает более ста граней «небес», которые происходят из других церквей и часовен Каргопольского района: из Георгиевской часовни деревни Низ, из Никольской часовни деревни Киселево, из церкви Рождества Христова села Большая Шалга.

В 1997 году в музей поступили «небеса» из Никольской церкви села Ловзанга. Иконописец Павел Петрович Булатов (роспись 1888-1889) в качестве иконописного подлинника использовал картины Юлиуса Шнорра фон Карольсфельда*, которые бытовали в России в виде фотолитографированных копий, собранных в альбомы. Иллюстрации к Библии Ю. Шнорра в то время были популярны по всей России.

Северный мастер оставил композицию в точном соответствии с оригиналами Шнорра. Лишь иногда он позволяет себе убрать второстепенного персонажа или несколько изменить выражение лиц. Остальные детали всех тридцати композиций: позы, жесты и даже рисунок складок одеяния - воспроизведены очень точно. В чем мастер действительно дал волю своей кисти, - это колорит картин. Грани потолка Никольской церкви в Ловзанге отличаются приглушенной цветовой гаммой, преобладанием охристых, голубых, розовых и белых оттенков.

Примечания:

1. Из книги "КАРГОПОЛЬ. Государственный  историко-архитектурный и художественный музей. Каталог-путеводитель". М., Три квадрата, 2011 г.
2. С небольшими сокращениями.
3. Статья о Каргопольском музее из этого же источника - здесь.
4. Ссылки на литературу опущены.