Генрих ГУНН

КАРГОПОЛЬЕ – ОНЕГА

Лядины

...Продолжим наш путь в Лядины.

Край этот заселился давно, задолго до исторического упоминания о Каргополе. Первые поселенцы «садились на сыром корени», «где лес от века не пахан», вели подсечнсе земледелие. Выбиралось удобное место, поросшее невысоким смешанным лесом. Лес вырубался, валился рядами - стлался «постелью». Его оставляли на год и затем поджигали. На палу, или огнище, распахивалась нива. Поначалу урожай был большой, но вскоре снижался. Тогда поле бросали, оставляли зарастать, а сами искали новых мест. Такое брошенное заросшее поле называлось лядиной (также - лядо, ледина). Отсюда, видимо, и произошло название села Лядины в тридцати семи километрах от города.

В Лядинах на старом погосте находится целый архитектурный ансамбль: две церкви и колокольня. В «Подлинной дозорной книге по городу Каргополю» (1648) говорится: «Волость Ледина, а в ней на погосте церковь Покрова Пресвятые Вогородицы, да другая церковь страстотерпца Христова Георгия, строение приходных людей...»  Однако церкви эти до нас не дошли, в XVIII веке они были заменены другими, существующими и поныне.

Шатровая Покрово-Власьевская церковь построена в 1761 году (по другим данным - в 1743 году). Хотя на возведение шатровых храмов был наложен запрет еще с середины XVII веха, но на Севере, в глуши, и в XVIII веке воздвигались многие шатровые храмы, в том числе и огромный лядинский. Покровская церковь поражает своими размерами - это величавые хоромы. Срубить такую махину могли только мастера, вооруженные многовековым опытом. Внешне - обычный тип шатрового храма восьмерик на четверике, но увеличенный едва не вдвое, растянутый по боковому фасаду за счет прирубов - двухэтажной трапезной с притвором, алтарной апсиды, квадратной в плане, перекрытой массивной бочкой. Особенно величав шатер храма, едва ли не самый огромный среди сохранившихся шатровых сооружений Каргополья - Онеги, в ясную погоду он виден далеко с печниковской дороги. Храм огромен, но громадность его не давит, он соизмерим с человеком.

Интерьеры церкви также значительны. Здание, как мы сказали, двуххрамовсе. Внизу находилась Власьевская зимняя церковь с трапезной - сумрачное помещение с приземистым потолком. Верхнее помещение Покровской церкви более просторное, облегченнсе. Как в верхней трапезной, так и в нижней мощный брус потолочной матицы поддерживается двумя резными столбами традиционной формы в виде поставленных друг на друга дынек с перехватами в виде жгутов. Вдоль стен тянутся лавки с резными ножками и резной опушкой красивого волнистого профиля.

В верхней церкви сохранился резкой позолоченный иконостас и расписное небо. Небо двенадцатичастное. В центральном круге изображен Бог-Отец на престоле, в косяках - апостолы, архангелы, по четырем углам - трубящие ангелы. Небо всегда придает внутреннему помещению храма нарядность: алые, зеленые одеяния фигур на голубом фоне, позолота - все необычно, ярко, красочно, наполняет полутемный интерьер храма трепетным сиянием.

В иконостасе Покровской церкви было обнаружено несколько интересных икон, как, например, иконы праздничного чина XVI века (Архангельский музей), царские врата (Эрмитаж, Ленинград) . Заслуживает упоминания икона св. Евстафия XVI века (Архангельский музей). Сдержанная манера письма, плавность линий, мягкая моделировка лица, высветленные тона - особенности этого произведения. Здесь нет упрощенной композиции, коктурности в обрисовке фигур, обычно определяющих «северные письма». Икона написана мастером-профессионалом, но безусловно местным, о чем свидетельствует манера наложения красок, некоторая плоскостность изображения и общий лирический склад произведения.

В трапезной верхней церкви в ряду местночтимых святых находились иконы основателей монастырей в Каргополье - Кирилла Челмогорского (XIV век) и Александра Ошевенского (ХV век). Жития этих святых содержат ценный материал как для историка, так и для искусствоведа. Так автор «Жития Кирилла Челмогорского», Иоанн, священник Покровской церкви в Лядинах, живший в середине XVII века, в тексте жития называет себя «иереем изографом» и сообщает, что написал три иконы преподобного.

В «Житии Александра Ошевенского» упоминается «иконописец Симеон именем с сыном Иваном». Все эти факты лишний раз свидетельствуют о том, что авторами «северных писем» были не только профессиональные иконописцы, но в большинстве случаев местные жители, клирики и крестьяне.

Вторая лядинская церковь - Богоявленская - очаровывает своей прихотливой живописностью. По времени она позже Покровской - 1793 года. Церковь эта - прекрасный пример неисчерпаемости форм деревянного зодчества.

Конструктивно здание очень просто: восьмерик на четверике с примыкающей трапезной, но все дело в том, как сумели мастера распорядиться этими традиционными объемами. Распорядились же превосходно: взяли и осыпали ее простой объем двенадцатью главками-шишечками, и стала церковь «преудивленной и преукрашенной», как выражались встарь.

Глядя на нее, вспоминается что-то знакомое - да, Покровская церковь в Кижах (1764). Сходство, разумеется, неполное, но в деревянном зодчестве мы вообще не знаем ни одного памятника, в точности повторяющего другой, даже если тот служил явным прототипом. В отличие от кижской здесь на плоской восьмискатной кровле не девять, а только пять главок, и стоят они не на восьмеричках, а бесхитростно вырастают из кровли. Найдены и свои оригинальные приемы: по углам четверика поставлено по маленькой главке, также и трехчастная апсида на одиннадцать граней имеет одну бочку над центральной апсидой, увенчанную главкой, над боковыми же апсидами изящные главки поставлены на маленькие восьмерички. Затейливая разномасштабность оглавления радует взор.

Но есть у Вогоявлеиской церкви еще одна примечательность, неповторимая больше нигде в памятниках деревянного зодчества - ее «круглое» крыльцо. Исследователи называют его «исключительным в древних деревянных церковных постройках» (В. Суслов).

Крыльцо имеет вид прислоненного к западной стене трапезной широкого растянутого тесового шатра, стоящего на резных столбиках, окруженных резными перильцами. С внешней стороны крыльцо имеет семь граней. Внутри крыльца между перилами и лестницей - дощатый обход - гульбище. Пятигранная лестница в четырнадцать ступенек ведет к церковным дверям. Все это раскрашено скромно, но изящно: лестница, перильца, столбики - красным и синим. Внутри свод шатра изображает синее небо, усыпанное белыми звездами. Когда ходишь по крыльцу, по его скрипучим половицам, испытываешь радостное чувство сказочного, наслаждаешься подлинным артистизмом древодельцев (пусть ато слово и редко применимо к деревянному зодчеству). Крыльцо это, как народная песня, вписанная в древний церковный сборник. Сравнение это правомочно в той степени, что просторное крыльцо у церкви, «дома божьего», служило целям мирской жизни: здесь было пестро и людно в дни больших праздников, здесь сходились сельчане, чинно раскланивались седобородые старики, обсуждали сельские дела и события, степенно шествовали отцы семейств с женами, лебединой походкой проплывали девушки в ярких сарафанах и кокошниках, шитых жемчугом, перешептывались, глядя на них, парни, резвилась детвора, сидя на ступеньках, тянули свои песни калики перехожие про Алексея, человека божьего, про «Голубиную книгу»... Картины давнего, забытого быта оживают здесь, и картины праздничные, потому что таков облик самого крыльца. Оно радует глаз и веселит душу.

Третий памятник ансамбля - колокольня конца XVIII века. Она имеет вид стройной башни с шатро-вым завершением. Колокольня срублена в шап, в лапу. Внутренняя конструкция ее обычна: восемь столбов, соответствующих граням, и центральный столб, проходящий через все сооружение до креста. В отличие от саунинской колокольни сруб основного массива - восьмерик -восходит не от земли, а поставлен на невысокий четверик. Такой прием, довольно распространенный в сооружениях подобного типа, вызывался необходимостью, дабы опорные столбы колокольни не касались земли и не гнили. В нижнем ярусе - четверике -устраивалось небольшое помещение, обычно под склад церковной утвари.

Следует отметить еще одну примечательную деталь в окружающем Лядинский ансамбль деревенском пейзаже - пять старых амбарчиков, вытянувшихся с запада вдоль погоста. Сами по себе амбарчики предельно просты - обычные приземистые срубы, крытые на два ската, с широкими двустворчатыми дверьми, но они так живописно стоят рядком, один к другому, так дружно и простодушно, что без них картина Лядин была бы неполной...

Примечания:
1. Из книги Г.Гунна "Каргополье-Онега", М. "Искусство", 1989 г.
2. Фотографии - из книги Г.Гунна.
3. Другие материалы о Лядинах на нашем сайте - здесь.