И.Е.Гришина,
зам. директора НИИ историко-теоретических проблем
народного зодчества ПГУ, г. Петрозаводск


АРХИТЕКТУРА ЖИЛЫХ И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПОСТРОЕК КЕНОЗЕРЬЯ
(по материалам полевых исследований 2008—2009 гг.)
The architecture of men and household houses by I.Grishina

1. Особенности домов-комплексов.
2. Структура жилой части.
3. Декоративные детали жилища.
4. Хозяйственные постройки (бани, амбары).
5. Заключение.

Первое и наиболее глубокое описание традиционного жилища Кенозерья представлено в работе М.А.Ильина (1927)… В дальнейшем это направление в изучении народного зодчества Кенозерья не было поддержано историками архитектуры, а ограничилось включением отдельных образцов жилища в обзорные историко-архитектурные и краеведческие описания территории. Весьма скудно освещены в литературе и хозяйственные постройки — сохраняющиеся до настоящего времени амбары и бани.
При планировании экспедиционного обследования Кенозерья нами учитывалось, что в условиях современной лавинообразной утраты массовых типов традиционных деревянных построек требуется оперативный сбор типологических и иных сведений по возможно большему числу сооружений.
Результатам первого осмысления таких данных, собранных в 2008—2009 годах, и посвящена настоящая статья.

1. Особенности домов-комплексов

Новизна полученных в экспедиции данных о жилище связана с фиксацией деталей, отражающих особенности формирования местных типов домов-комплексов. Дом-комплекс (дом-двор), объединяющий под одной крышей или под системой крыш жилые и хозяйственные помещения, является традиционным типом жилища на обследуемой территории. Отсутствие отдельно стоящих жилых и хозяйственных блоков свидетельствует о достаточно длительном бытовании комплексного жилища в местной строительной культуре.
Преобладающим типом дома-комплекса в Кенозерье является «брус» (с однорядной последовательной связью жилой и хозяйственной частей и общим направлением коньков крыши).
Дом-брус из д.Шишкина Дом-брус из д.Спицына
Обращают на себя внимание встречающиеся дома-комплексы с поперечной связью (Т-образной или Г-образной), например дом Вахрамеевых в д. Карповой (в данном случае с Г-образной связью).
д.Карпова.
Дом Вахрамеевых,
с Г-образной связью
Фото 2002 г.

В некоторых других деревнях поперечная связь хорошо реконструируется по следам (д. Горбачиха, Тырышкино).

На более широкое и относительно недавнее распространение домов-комплексов с поперечной связью в Кенозерье указывает наличие в структуре домов-комплексов типа «брус» своеобразного планировочного элемента — вторых, черных или дворовых, сеней… Заметим, что при образовании дома-комплекса типа «кошель», который тоже формируется на основе «двухконечного жилища» такой элемент не нужен и закономерно отсутствует.
Наиболее известные примеры домов с дворовыми сенями в Кенозерье: дом-комплекс с поперечной связью - уже упоминавшийся дом Вахрамеевых в деревне Карповой; дом-комплекс типа "брус" -  
описанный в 1927 году М.Ильиным дом Баженова в д. Вершинино.

В Карелии в домах-«брусах» дворовые сени в своем полном виде (на уровне двора и на уровне сарая) ранее были зафиксированы нами лишь в домах-комплексах вепсов Прионежья, в Водлозерье и в южном и юго-восточном Обонежье. Позднее они были обнаружены нами преимущественно в неполном виде (лишь на уровне сарая) в Беломорском Поморье и на Онежско-Беломорском водоразделе (Сумозерье, Выгозерье). Дополнение ареала распространения дворовых сеней территорией Кенозерья дает возможность, с одной стороны, детальнее исследовать этот планировочный элемент дома-комплекса, с другой связать проявления строительной культуры Кенозерья с традициями сопредельных с ним земель — как северо-западных, так и юго-западных.

Как показали наши предшествующие исследования, важным признаком северного крестьянского жилища является конструктивное решение хозяйственной части дома-комплекса — двора-сарая… В Карелии дома-комплексы с опиранием верхнего яруса двора-сарая на столбы, позволяющим заменять быстро гниющие хлева без разборки вышележащего сруба, абсолютно преобладают в Заонежье и Пудожье. Последнее непосредственно примыкает к Кенозерью с запада, и мы ожидали, что столбовые конструкции дворов-сараев будут распространены и на обследуемой нами территории. Предположения оправдались, но серьезную конкуренцию столбовой конструкции двора-сарая в Кенозерье составили бесстолбные решения (62 против 38% при анализе 61 дома-комплекса).
д.Спицына.
Сарай на столбах
д.Минина.
Сарай "на углах"
...Такие же соотношения характерны для ныне русских территорий Водлозерья, Выгореции и Выгозерья, в культуре которых достаточно выражены проявления прибалтийско-финских компонентов, а также в карельском Сегозерье, которое напротив, испытало значительное влияние со стороны русского Заонежья.
Такие аналогии могли бы свидетельствовать, что строительная культура Кенозерья неоднородна и включает как русские, так и прибалтийско-финские элементы. Однако в ходе нашего исследования в Кенозерье зафиксирована и временная динамика смены двух конструктивных систем дворов-сараев. На историческом отрезке, к которому принадлежат обследованные дома, более старым решением является столбовая конструкция двора-сарая.…Из других особенностей дворов-сараев в обследованных домах Кенозерья обращают на себя внимание разные варианты устройства бревенчатых связей над сараем для установки на них передвижных настилов для хранения сена.
 
2. Структура жилой части

По структуре жилой части наиболее старыми жилыми постройками в Кенозерье являются так называемые «двухконечные дома» (изба – сени -  изба), которые служат основой домов-комплексов с поперечной связью. Как правило, избы в составе такой жилой части подразделяются на летнюю и зимнюю. На широкое распространение в недавнем прошлом «двухконечных» жилых частей косвенно указывает бытование до настоящего времени, но уже в рамках домов-комплексов типа «брус», пристроенных зимников (зимних изб), наличие которых сохраняет традицию сезонной дифференциации жилища, хотя и при другой пространственно-планировочной схеме дома.

Другим признаком, ведущим свое начало от «двухконечного дома», является встроенная в сени дома-«бруса» боковая изба (анализ генетической связи боковой избы и «двухконечного дома» выполнен нами ранее на материале Карелии), представленная в Кенозерье в вариантах примыкания боковой избы к передней или расположения ее за сенями.
д.Поромское
Домов с такими избами в Кенозерье и ближайшем окружении зафиксировано немного: в д. Бухалово, Поромский Остров, Враниковской (на Кене), Кузьминской (за северной границей Кенозерья). С одной стороны, по этому признаку обследованный субрегион объединяется с обширной территорией восточных, ныне русских, районов средней и северной Карелии, некоторых карельских ареалов (Сегозерья, Беломорской Карелии), а кроме того с Каргопольем, в частности с южными окрестностями озера Лача. С другой стороны, расположение в отдельных кенозерских образцах под «боковым» жильем пространства двора (отсутствие самостоятельного подклета) и использование помещения в качестве горницы позволяет отнести происхождение такого жилья к клетям, встроенным на сарае. Особенно отчетливо это прослеживается в «брусах» с уширенным сараем. Возможно, в Кенозерье представлены результат обоих упомянутых направлений формирования «бокового» жилья в составе домов-комплексов.
д.Вершинино
Собственно жилые помещения в домах на обследованной территории представлены избами-четырехстенками северно-среднерусского типа — с постановкой печи у входной стены и ориентацией устья к передней, лицевой стене (прямая ориентация) с тремя-четырьмя окнами по лицевому фасаду. Пространственное развитие и функциональное усложнение таких изб связано с разгораживанием их перегородками, часто шкафными, филенчатыми, устанавливаемыми в створе с боковыми гранями печи с устройством обширного бокового запечья- прилуба или с выгораживанием зоны перед устьем печи и отделением ее от чистой, входной части избы. Такие решения считаются переходными к переднему жилью дома в виде пятистенка с продольным перерубом —  симметричным или несимметричным, включающим избу и горницу (распространенная в Карелии структура жилого передка дома)…

3. Декоративньие детали жилища

Из декоративного убранства на обследованной территории более всего привлекают внимание резные кронштейны — выпуски бревен, поддерживающие выносы крыши над главным фасадом дома. Эти элементы по праву относятся к наиболее самобытным декоративным деталям. Известно, что многие детали архитектурного декора выполнялись в деревнях пришлыми мастерами, специализировавшимися на причелинах, наличниках и прочем резном уборе домов. Подкрышные кронштейны относятся к архитектурно-декоративным деталям, которые выполняются во время рубки стен самими крестьянами — строителями дома, поэтому в большинстве случаев кронштейны могут служить исключительно точным индикатором этнолокальных традиций и художественных пристрастий местного населения.
Во время экспедиции зафиксировано около 130 кронштейнов. По композиции деталей и мотивам резьбы они представляют все известные в Карелии типы. Выполненные нами ранее ареальные исследования кронштейнов Карелии позволили в первом приближении истолковать разнообразие этих деталей в Кенозерье.
Самым распространенным типом кронштейна (41% от всех зафиксированных деталей) является так называемый «модульон» — кронштейн с доминирующим крупным мотивом валика на конце консоли, в общих чертах напоминающий известную классицистическую архитектурную деталь.
д.Карпова,
Кронштейн
д.Шишкина,
Кронштейн
В Карелии такие кронштейны господствуют в Пудожье и распространяются по территории края в северозападном направлении. Нами замечено, что в этом же направлении в Карелии распространяются и уже упоминаемые нами выше «сараи на столбах», что позволяет отнести оба явления к единому комплексу архитектурно-строительных традиций и, добавим, предположить то же самое применительно к Кенозерью....

4. Хозяйственные постройки

Бани

Самым массовым типом хозяйственных построек на обследованной территории являются бани. В этноархитектуроведении бани рассматриваются как часть строительной культуры: фиксируется их объемно-планировочная структура, конструктивные решения, приемы группировки построек и их расположение на местности. Закономерности развития бань соотносятся с общими закономерностями развития народного зодчества и могут существенно уточнить последние. В этом плане особенно ценно выявление последовательных этапов эволюции общей структуры и конструктивных элементов бань, а также определение территорий распространения отдельных типологических признаков или их комплексов как правило, достаточно точно маркирующих ареалы локальных строительных культур.
Традиционные северные бани являются также источником для изучения истории жилища так как повторяют в своей структуре его древние черты: камерность, планировочный тип, определяемый постановкой и ориентацией устья печи, расположение окон, конструкции стен, покрытий, перекрытий…

Одним из важнейших признаков бани является ее планировочный тип, определяемый постановкой и ориентацией устья печи, позволяющий отнести баню к определенному этническому или региональному комплексу традиционной строительной культуры. В Кенозерье зафиксированы бани двух планировочных типов —«западно-русского» (по известной этнографической  классификации типов изб — с постановкой печи в углу рядом со входом и ориентацией устья к боковой стене) и «южно-восточно-русского» (с печью в дальнем от входа углу и ориентацией устья ко входу). Бани обоих планировочных типов встречаются на всей обследованной территории, однако соотношение типов в разных ее частях неодинаково. Так, южная часть Кенозерья представляется зоной преобладания бань с постановкой печи в дальнем углу, в северо-западной части доля бань этого планировочного типа среди всех обследованных — чуть меньше, а в центральной зоне (Вершинино и окрестности) зафиксирована только одна такая баня.

д.Зехнова. Баньки
Южно-восточно-русский планировочный тип выглядит в Кенозерье недостаточно устойчивым и соответственно недостаточно укорененным, т.е. не слишком древним. Нет выраженных различий и в соотношении этих типов в южной и северо-западной частях территории. Принимая во внимание, что, по нашим исследованиям в Карелии и юго-восточном Обонежье, постановка печи в дальнем углу бани является более архаичным приемом по сравнению с постановкой ее у входа, предварительно можно сделать следующий вывод: смена планировочных типов бань в Кенозерье, по крайней мере в обозримой ретроспекции, проходила от южновосточно-русского к западно-русскому. Такое предположение подтверждается также сообщениями информаторов, которые утверждают, что в старых банях печи чаще ставили в дальнем углу.
Отметим: активнее переход к западно-русскому типу бань происходил в деревнях, находящихся в зоне влияния местных администратиных центров — погостов, где архитектурное развитие всегда было более интенсивным. В этих же деревнях отмечаются и другие признаки модернизации бань — большее количество окон в торцовой стене (при абсолютном преобладании на обследованной территории расположения окна в боковой стене), а также примеры постановки бань с ориентацией торцовой стены с окном в сторону водоема, что читается как подражание прибрежно-рядовой планировочной структуре поселения (Вершинино, Погост).

В целом же следует подчеркнуть, что бани Кенозерья оставляют впечатление достаточно архаичных, о чем свидетельствует широкое бытование черных бань, которые абсолютно преобладают в небольших периферийных деревнях и составляют существенную конкуренцию белым в многолюдных развивающихся поселениях — Усть-Поче, Вершинино, Погосте.
Примечательно, что дымоудаление в черных банях Кенозерья, за исключением нескольких построек, где оно не организовано (дым выходит через дверь), производится через потолочный дымоволок и дощатую дымницу, установленную на перекрытии. И только в д.Семеново зафиксированы стенные дымоволоки.
д.Семенова.
Баня по-черному.
Удаление дыма через
отвестие в стене
д.Спицына.
Баня по-черному.
Удаление дыма
через дымницу
Если обратиться к Карелии, то разные виды дымоудаления имеют здесь не прямую, но все же отчетливо читаемую этническую окраску. Ярко выраженный ареал стенных дымоволоков отмечается только на юге края у олонецких карел-ливвиков. У русских Заонежья, карел-людиков и собственно карел преобладают потолочные дымоволоки, однако в некоторых местностях они дополняются стенными дымоволоками. В Северной Карелии такое дополнение становится правилом в ареале расселения собственно карел, и только в поморских русских деревнях сохраняются решения исключительно с потолочными дымоволоками. Описанная картина может свидетельствовать о том, что в русских районах Карелии строительная культура испытала сильное влияние прибалтийско-финской традиции. Что же касается олонецкого юга Карелии, то в данном случае можно говорить об обратном процессе — о русских влияниях на зодчество прибалтофиннов. Не проводя прямых параллелей с Карелией, отметим, что происхождение разных видов дымоудаления в черных банях Кенозерья требует дальнейшего более детального изучения, в том числе с подключением дополнительного материала из окружающих территорий.

Амбары

Приходится констатировать, что к настоящему времени в Кенозерье почти полностью утрачены амбары. Все обследованные амбары являются однокамерными в плане постройками под двускатным самцово-слеговым покрытием, с торцовым входом, поземными или на низком опорном основании. Абсолютное большинство из них — хлебные, о чем свидетельствуют сусеки для зерна (или их следы) и отверстия для кошки в дверном полотне или в стене около двери.

На примере сохранившихся построек можно описать их полярные типичные образцы — наиболее старый и относительно молодой. Первый представляет собой высокую двухэтажную постройку с внутренней стационарной лестницей в углу у входа, с отесанными изнутри стенами нижнего этажа (полностью или в пределах сусеков), использовавшегося для хранения зерна, и неотесанными стенами верхнего этажа для хранения домашних вещей (однако в Видягино зафиксирован амбар с сусеками и на верхнем этаже) с щелевыми продухами во фронтонах; покрытие — слеги со сплошным бревенчатым накатом между ними. Облик относительно новой постройки предопределен постепенно проходящими изменениями: уменьшается высота постройки за счет  превращения второго этажа в чердак; иногда чердачное перекрытие (стационарное или передвижное) устраивается только над частью помещения и превращается в используемую для складирования полку, а при отсутствии перекрытия амбар превращается в одноэтажный; не производится внутренняя отеска стен; исчезает бревенчатое заполнение между слегами, слеги врубаются реже (увеличивается расстояние между ними). Так же как и в случае с банями, старые, наиболее выразительные амбары сохраняются в периферийных деревнях.
Во всех кенозерских амбарах сусеки (засеки), как правило, одноярусные не пересыпного типа (следы двухъярусных сусеков зафиксированы только в одном амбаре в Минино). Из локальных особенностей отмечены бревенчатые накаты сводчатой формы (Минино, Печихино) и опорные основания, рубленные «в реж» (Зихново, Семеново, Горбачиха). Многие кенозерские амбары сохраняют архаичные детали — элементы безгвоздевой кровли, трехкосящатые колоды дверей с гребнями, заплечиками, лучковой подтеской вершника.
д.Семенова. Амбар
Среди всех обследованных амбаров следует отметить наиболее выдающиеся: типичный «старый» двухэтажный амбар в д. Семеново (ил. 10); амбар рубленный с повалами в д. Кузьминской (используется в качестве хлева, пристроенного к двору дома-комплекса, но хорошо сохранил свой внешний облик); древний двухэтажный амбар в д. Минино, в настоящее время реконструированный до двухкамерного с закрытым предмостьем, а в предшествующем виде представлявший собой тип амбара, больше не обнаруженный нами нигде в Кенозерье, — с широким навесом-антресолью («пятрами») над незакрытым предмостьем и лестницей, ведущей с него на второй этаж. Кроме того, амбар имеет такую выразительную особенность, как сводчатый бревенчатый накат покрытия..
Хотелось бы обратить внимание на необходимость сохранения этих построек.

5. Заключение

В заключение отметим, что детальное обследование Кенозерья наряду с восточным Пудожьем, Лекшмозерьем и побережьями реки Кена дает возможность выявить пути проникновения на территорию Карелии и достаточно продуктивного в ее пределах комплекса архитектурно-строительных традиций, наиболее яркими признаками которого являются столбовая конструкция двора-сарая в составе дома-комплекса, кронштейны-«модульоны», планировка бани с постановкой каменки в дальнем углу, конструкция самцовой крыши с бесперерубным фронтоном.
В то же время результаты обследования свидетельствуют о существовании в Кенозерье иных, отличающихся от перечисленных признаков, которые в Карелии атрибутируются как прибалтийско-финские элементы строительной культуры населения. Являются они местными субстратными или привнесены с возможными переселенцами из западных прибалтийско-финских ареалов, могут показать дальнейшие исследования, в том числе междисциплинарные сопоставления.

Примечания:
1. Сокращенная версия. Полностью статья опубликована в сборнике "Кенозерские чтения-2009", Архангельск, 2011.
2. Фотографии
И.Е.Гришиной и из архива сайта.
3. Дополнительный материал: тематическая подборка Северный дом.

Вернуться на стр. ГЕОГРАФИЯ, ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА КЕНОЗЕРЬЯ