Андрей Дементьев

ТРИ ДНЯ НА МАКАРИИ

Долги надо отдавать, и оставшийся в прошлом году в стороне Макарий нет-нет да и приходил на память. Наступил конец августа, вместе с ним и свободная неделя… Чего же медлить?

Итак, поезд до Няндомы. Автобусами с пересадкой в Каргополе до Лёкшмозера. В 7-м часу вечера на следующий день я в Морщихинской. Пара вопросов местным – и вот она, пешая тропа на Макарий, по которой на транспорте проехать можно разве что зимой на буране.

Бодро протопав километров 6, я оказался на развилке: 2 км до оз. Вильно, 1,5 км до оз. Разлив. День шел к вечеру, и, по идее, можно было на стоянку встать на Разливе, но для верности свернул на Вильно. Оказалось – совсем не зря. В дер. Вильно сохранилось 2 дома. Один из них – старосты Макария Николая Яковлевича Ушакова. Как ни удивительно, именно его-то я там и встретил: с двумя работниками, они шли с Макария и заночевали на Вильно.

Случайных встреч не бывает, и общение со старостой возрождаемой Хергозёрской Макариевой пустыни как-то по-другому позволяло взглянуть на это особое место. Неспешный разговор настраивал на восприятие этой совсем негородской жизни, но обо всём и не расскажешь…
В былые времена, до самой революции, на престольный праздник со всех сторон к Макарию шло 7 крестных ходов, 11 дорог сходилось туда. При Макарии постоянно жило 2 священника, окрестные крестьяне приходили трудиться по обету.

Время то протекло, и в советское время 2 храма из 3-х и все дома были разобраны, на месте колокольни - руины. Единственный оставшийся Троицкий храм в плачевном состоянии. Тем не менее, трудами почитателей прп. Макария, постепенно идёт восстановление храма; как ни удивительно, но в 2008 году на день его памяти (7 августа) пришло до 60 человек, пусть большинство из них и не были местными жителями.

На следующий день, преодолев оставшиеся 13 км, вышел на Хергозеро, к Макарию. Лес, надо сказать, не московский. Грибов, ягод в августе – сколько угодно. Комаров почти нет, клещей вовсе. И, наконец, стало понятно, почему все без исключения местные ходят в лес только в резиновых сапогах: даже в хорошую погоду всегда попадётся то болото, то лужа по колено. Так что безотказный рецепт – резиновые сапоги и лёгкие кроссовки для стоянки или подобных сухих мест.
Обойдя озеро, вышел к полуострову. В начале – поклонный крест. Потом показался и белый пятиглавый храм…
Следующие три дня прошли, можно сказать, в полном уединении. Ни одного человека – лишь озеро, храм, шаг солнца, небо, да разве что шум ветра. Ритм дня и ночи, заката и восхода, серебрящееся озеро и волнующийся лес.

Крест на месте
монастырских ворот

Крест у алтарной
части храма

На полуострове есть парковская стоянка, но по разрешению Николая Яковлевича я остановился в пристроечке к храму (где сам староста, кстати, целый год один прожил). Вечером, прочитав в храме вечернее молитвенное правило, через открытую дверь смотрел на заходящий за вершины елей красный диск солнца. Утром – молитва, завтрак на костре; по просьбе старосты окоривал брёвна для строительства дома…

Обратно решил двинуться на Ошевенский погост и уже оттуда на Каргополь. Предстоял путь в 40 км. Рядом с Ошевенском нет озёр, и местные жители издавна ходят рыбачить на Макарий. Идут два дня, ночуют в избушках на оз. Чёрном.

Рюкзак не особо оттягивал плечи, и этот путь удалось пройти за день: выйдя в 9 утра, к 20 я уже был на Погосте. По пути встретил двух рыбаков – первые люди за 4 дня. Когда вышел за границу Парка, в глаза бросилась смена характера леса. Старые вырубки поначалу даже принял за последствия пожара. Насколько же нетронутый лес красивее.

В Ошевенском порадовало начавшееся активное восстановление Александро-Ошевенского монастыря. Ночевать остановился в «казарме» - так в шутку называют дом, подаренный местной православной общине офицерами с космодрома в Плесецке, которые часто там и останавливаются. Приняли очень тепло, а главное – люди оказались очень интересные и незаурядные. В Ошевенске живут два священника, которые и окормляют военную часть в Плесецке и Мирном. В самом селе православная община небольшая, и едва ли не большей частью из приезжих – по всему, оскудение деревни идёт в ногу с духовным безразличием.

На следующий день на почтовом УАЗике отбыл в Каргополь и оттуда в Няндому.

2008 г.Андрей Дементьев, kraegranesie@gmail.com

(фотографии И.Демина и из архива сайта)

РS. Н.Я.Ушаков, о встрече с которым сообщает Андрей Дементьев, - правнук последнего священника обители. Он, по словам Андрея, сейчас пытается восстановить Троицкий собор в таком виде, в каком он его запомнил. Он с помощниками перекрыли в храме крышу и строят рядом дом. для тех, кто приходит к храму.

Другие материалы о Макарьевской Хергозерской пустыни на нашем сайте:
1. Макарий
2. А.В.Пигин. Материалы к истории Макарьевской Хергозерской пустыни в Каргопольском уезде

Координаты для навигатора, предоставленные А.Дементьевым:

61°30'11'' СШ 38°57'01,1'' ВД Родник в Каргополе
61°39'44,2'' 40°12'03,0'' Няндома
61°46'08,8'' 38°02'35,5'' Морщихинская
61°48'26,7'' 38°04'36,4'' Вильно, озеро и деревня.
61°48'10,8'' 38°06'59,7'' Развилка между Лёкшмозером и Разливом. Поворот на Вильно.
61°48'18,3'' 38°08'42,1'' Разлив. Дом Степана. Здесь важно правильно взять направление. Тропа к Макарию поворачивает на север, вдоль речки.
61°49'11,9'' 38°11'41'' Стоянка между Разливом и Макарием. Нет воды, только скамейки.
61°50'27,3'' 38°15'15,9'' Макарьева пустынь на Хергозере.
61°51'18,5'' 38°23'04,4'' Стоянка между Макарием и Ошевенском. Очень маленькая избушка. Если идти от Макария, то сразу после небольшой речки она будет стоять слева от дороги, под деревом. С дороги не видно.
61°51'32,7'' 38°28'17,8'' Поворот на тропинку к избушкам на озере Чёрном (между Макарием и Ошевенском).
61°51'14,6'' 38°30'42,4'' Другой поворот на тропинку к избушкам на озере Чёрном (между Макарием о Ошевенском).
61°52'29,3'' 38°36'36,3'' Переправа через речку на дороге от Макария к Ошевенску. Удобное место для стоянки.
61°51'55,2'' 38°46'33,2'' Погост (Ошевенск).