Е.П.Бронникова,
Архангельск

ПАМЯТНИКИ  КЕНОЗЕРЬЯ В СОБРАНИИ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ

 

Коллекции Архангельского областного краеведческого музея в нашей области являются самыми большими по количеству экспонатов и разнообразными по их составу. Их комплектование началось в первой трети XIX в. и на сегодняшний день (статья опубликована в 2009 г. - М.З.) включает в себя материальные памятники, документы, изобразительные источники, объекты природы. Наиболее полно представлены Архангельск с окрестностями, Холмогорский, Шенкурский, Пинежский, Мезенский, Каргопольский районы. К сожалению, территория, которая относится к Кенозер:кому национальному парку, представлена небольшим количеством предметов. Этому есть определенные объяснения. Территория, где сейчас располагается Кенозерский национальный парк, относилась к Олонецкой губернии, поэтому комплектование предметов музеем не проводилось.

В 1960-1970-е гг. музей организовывал интересные историко-этнографические экспедиции, но Кенозерье, к сожалению, в них почти не обследовалось. В значительной степени привлекали внимание Каргополь, Онега, и именно в эти годы коллекции пополнились интересными памятниками из этих мест: образцы вышивки, ткачества, прялки, предметы домашней утвари.

В 1970 г. музей приобрел интересную коллекцию фотографий Н.И.Розова, руководителя историко-этнографической экспедиции МГУ им. М.В.Ломоносова в Каргополье. Среди полученных музеем фотографий есть сюжеты и по Кенозерью. Сегодня эти снимки довольно часто используются в различных публикациях о Кенозерском парке. Они хорошо атрибутированы автором и, безусловно, представляют интерес. К сожалению, многих памятников архитектуры, которые были зафиксированы Розовым летом 1968 г., сегодня уже не сохранилось.

В 1970-е гг. предпринимается попытка осуществить проект переброски северных рек. Начинают обследоваться неперспективные населенные пункты. Управлением культуры Архобисполкома разрабатывается программа обследования территорий, которые могли попасть под затопление. Кенозерье входило в состав этих земель. Музею поручено проведение экспедиций. В 1979 г. состоя-3 две экспедиции в Плесецкий район (Я.П.Кошелев, С.Б.Братковская и В.П.Соломина). В результате экспедиции Кошелева - Братковской в фонды поступили: кресты из часовен Егория Храброго в д. Минино и д. Измайловская; медное литье (иконы) из д. Самково; прялки, полотенца, пряничная доска.

Из экспедиции поступила коллекция документов и фотографий Константина Кузьмича Шишкина. Он родился в 1898 г. на Кенозере. В 1917 г. был призван в действующую армию, являлся участником I Мировой войны. Но события в России не обошли стороной и его. В автобиографии К.К.Шишкин пишет, что после
ранения в августе 1917 г.  находился на лечении, а в ноябре «освобожден домой». После установления Советской власти в феврале 1920 г. начал службу милиционером в Почеозерской волости Пудожского уезда. В 1922 г. - помощник начальника милиции 3-го района с. Кенозеро. Сохранились документы эпохи. Например, удостоверение, выданное 3 апреля 1927 г. Шишкину, что «за время его службы в Кенозерской в/милиции в должности мл. милиционера с 15/Х.1927 по 3 апреля 1927 г. ни в каких злоупотреблениях замечен не был, к работе относился честно и аккуратно» (даты указаны по тексту документа). В деле есть и фотографии периода его службы в армии в 1917 г.  и в милиции в 1920-1930-е гг. На почетной грамоте Управления НКВД СССР по Архангельской области, которой в 1938 г. был награжден «учинспектор Приозерного РОМ» Шишкин К.К. «за долголетнюю, безупречную службу в органах Рабоче-Крестьянской милиции, за самоотверженную активную борьбу с преступностью, за высокую дисциплинированность, за образцовое выполнение своего долга». Также сохранилась фотография Константина Кузьмича. В научном архиве музея сохранилась рукопись брата Константина Кузьмича Шишкина, Афанасия Кузьмича "Записки из жизни. Воспоминания о дореволюционной и послереволюционной жизни Кенозерья». Она была написана в 1980 г. и представляет сегодня очень интересный документ.

По результатам экспедиции сотрудниками музея велись дневник и тетрадь рассказов. Сегодня они хранятся в научном архиве музея. В них записаны воспоминания о ссыльных, о названиях некоторых населенных мест, особенностях жизни местного населения, их занятиях. Еще в 1979 г. Лукерья Николаевна Шишкина, 1898 г. рождения, говорила: «...рано осталась без отца, но просить детей мамонька не пустила, сама билася. Однако пришлось идти в работницы к чужим людям... работала у местного богача Василия Евсеева (прозвище -Собакин). Он три часа давал поспать. Правда, хоть и старик, и сам много трудился. Позднее его раскулачили. А из Рыжкова раскулачили Поповых да Щукиных. А за что? Они работали, как каторжники... Вот нынешних работничков надо бы раскулачить. В 10 утра выйдут на работу, а в 4 дня уж заканчивают. Это гулянье, а не работа...». Местные жители часто вспоминают староверов «скрытны люди»: «В Кенской стороне раньше встречали староверов. Еще песню такую пели:

Девки Кена, девки Кена,
Девки Кенушка больша.
Как на Кене староверы
Не напьются из ковша»
.

Марья Васильевна Тишинина, д. Першлахта: «В моем доме раньше староверы жили. В наших краях они есть еще, только там - у Троицы. А раньше в Кене уж не напьешься из ковша». Михаил Ильич Кичаков, д. Рудниковская (Пилюгино): «Рудниковская - это три деревни: наша Иевлевская, а через реку Овчинковец и на Горушке. В нашей деревне особенно много было староверов»; Зыков Михаил Александрович, д. Измайловская: «.. .Староверы были. В церковь они с нами не ходили. В Наволоке их главный куст. А книг много старых пропало. Когда учились, писать было не на чем, так писали на церковных старых книгах».

В результате экспедиции в коллекцию музея поступил комплекс документов и фотографий охотника Ивана Федоровича Худякова. В книге рассказов есть воспоминания о нем, записанные у вдовы, Анны Васильевны Худяковой, проживавшей в д. Рыжково.

По результатам экспедиции старшего научного сотрудника В.П.Соломиной в Плесецкий район, в коллекцию музея поступило тридцать пять предметов . Большая часть это ткани: полотенца, подзоры, женская одежда. У мастера Михаила Васильевича Варварского из д. Конево были приобретены пять шаркунков. Из школьного музея с. Конево от Василия Ефимовича Сидорова был передан Псалтырь начала XVII в.

Особо хотелось бы отметить коллекцию старопечатных и рукописных книг XVIII-XX вв. Она поступила в 1985,1986 гг. из д. Корякино Плесецкого района. Вывезена внештатным сотрудником музея П.Е.Овсянкиным, научно обработана заместителем директора музея по научной работе В.А.Любимовым. Это «крестьянская старообрядческая библиотека Анастасии Васильевны Кухтиной (1906-1984 гг.). Всего коллекция составляет девяносто девять единиц хранения. Следует отметить: Часослов. Перепечатка с издания 1662 г. в Москве в Преображенском богадельном доме в 1910 г.  На полях сохранились записи карандашом, чернилами, шариковой пастой, которые носят, вероятно, поминальный характер с именами, фамилиями людей.

На листке ученической тетради сохранился рукописный текст: «Тропарь и кондак Александру Ошевенскому» (время создания текста - конец 1970-х -80-х гг.). На первый взгляд весьма поздний документ, вроде и не представляющй большого интереса. Но с точки зрения сегодняшнего дня, при той идеологии, которая была в стране, документ можно трактовать и как пример сохранения культурных традиций.

В 1986 г. из той же деревни вывезены: книга рукописная, Ирмолой, середина XIX в. и книга старопечатная Шестиднев, Вильно. 1802 г. (Перепечатка с 1651 г.). К числу уникальных, безусловно, можно отнести «Апостол», отпечатанный в типографии И.Федорова в 1564 г.. В краткой характеристике коллекции А.Любимов отметил: «...Библиотека Кухтиной А.В. имеет уникальное собрание книг и рукописей, начиная с XVI по XX век. Эта коллекция позволяет проследить, как зарождались и складывались крестьянские библиотеки на Русском Сквере. Библиотека Кухтиной А.В. позволит глубже изучить книжное наследие Севера и традиционно высокую грамотность северян. Отдельные книги будут представлены в новой экспозиции музея».

По количеству памятники Кенозерья, представленные в коллекции Архангельского областного краеведческого музея, не столь многочисленны. Уникальность коллекции в том, что сохранились памятники, которые сегодня собрать практически невозможно. Рабочие экспедиционные материалы (дневник, книга рассказов) и материалы научного архива (воспоминания) существенно дополняют информацию о вещественных источниках.

Приложение
Записи из экспедиций (выдержки): (Плесецкий район. 1979):

Ольга Николаевна Старицына, род. 1920 , дер. Конево:

- В Кенской стороне раньше встречали староверов.
-  Раньше я жила в д. Рыжково.  Председателем колхоза был мой дед (муж) Старицын Александр Федорович, (год рож. 1918). Был отправлен поднимать колхоз как коммунист (с 53 по 56 г.).  Жили на островах, кругом озера. Переплавлялись все на лодках. Жили худо, бедно. Сеяли, да растили хлеб. Ловили много рыбы - леща. Ловили сетями. Сеяли коноплю и плели из нее сети. Караулили, когда пойдет лещ. Солили на зиму ушатами.


Екатерина Ивановна Аникеева, 51 год, учительница Рыжковской начальной школы:

-  В эти места я приехала с Ошевенского, к мужу. Жила в Глазове, потом переехала в Федосово.
-   Я слыхала, что деревне Першлахте дали название ссыльные поляки. На их языке першая - значит первая. Выходит, первая лахта, первый залив
-   В старину Федосово было побольше, дворов 14, а теперь 4 дома да часовенка, с высоким на крыше крестом. Приезжали как то сюда архитекторы, так говорили, что часовня построена в конце XVII века. В ней были очень старые иконы, особенно одна. Поп говорил, что за нее можно две каменные церкви построить. Все растащили...

 
Сивцов Александр Михайлович 1901 года рождения, дер. Першпахта.:

Смолоду я занимался хлебопашеством. Много тогда затрачивали сил на подсечное хозяйство. Землю чистили, а потом сеяли рожь. Молотили зерно привузами (цепами). Говорили: «Иду мучить» - т.е. иду молотить зерно.
-  Много ловили рыбы неводами и сетками.
- Мужики осенью, в сентябре, шли на охоту. Ловили рябчиков и сдавали. Каждый рябчик стоил 10 коп.

-
Зимой занимались лесозаготовками. В лес уезжали со своим хлебом и сеном. Хлеба хватало не больше, чем на 2 недели. Когда выходили все запасы, приезжали обратно.

Тишинина Анна Павловна, около 60 лет, дер. Першлахта:

-  Нашу деревню раньше называли Устьей. Устье Кены. В старину здесь многие прялки делали. Мой отец Павел Сергеевич Тишинин (1878-1920) - тоже. А лучшим мастером был Степан Алексеевич Старицын (умер около 1920 г.).

 Тишинина Марья Васильевна 1901 года рождения, дер. Першлахта:

-   Я из Рощи, что около Кенозера (т.е. Вершинина). Помню (мне лет 16 было), у нас много ссыльных было - евреи, поляки, всякие-всякие. Они песни революционные пели, а их пресекали. За эту власть они были.

Мария Николаевна Балдина 1898 года рождения, дер. Самково:

-   Занимались раньше пашней, сенокосом. Зимой уходили на лесо­заготовки.
-   Деревня была большая - 180 дворов. 3 раза под пожарами была. Двадцать три года назад весь центр сгорел, все кулацкие дома.
-   Колхоз у нас большой был - «Смена». Кони - лучше всех! Подъезжает кто сюда: «Ой, колхоз «Смена», - и своих лошадей в сторону, а то наши-то сшибут.
-  Лен сеяли, много.

- Ловили рыбу. Целые поезда были. Связаны 2 лодки, а между ними сеть на шестах. Всегда ехали на лодке вниз по течению.

Местные ходили бурлачить в Лен
инград.
-  Еще ходили в Плесецкую, тесать шпалы на месяц, полтора. Заработают копейку и придут.

Мария Михайловна Шумилова, 1926 гола рождения, дер. Самково:

- Раньше в нашей деревне праздновали Успенье (23 августа). В честь Успенской Пресвятой Богородицы и церковь у нас поставили.
-   
В Коровино церковь была св. Пахомия. Высокая, красивая с колокольным звоном, как лебедушка. По ту сторону реки стоял Девичый монастырь. Монастырю принадлежали большие коровьи дворы. Вот деревню и назвали Коровино. В Коровино праздновали 3 праздни­ка: 1) Миколо Вешний, 2) Спасопреображенье, 3) Пречистая.- -    В Першлахте праздновали Макария. В этот праздник хаживали на воду с конями с крестным ходом.
-    В Лешиной (Измайловская) была ярмарка, ларечки под крышей. Со всех деревень туда съезжались.

Верещагин Василий Макарович, 1924 года рождения, дер. Самково:

-    Раньше я плел из бересты лапти, корзины, кошли, трубы пастушьи и рожки. Дед показал, да плохо. Так я нашел бурак, расплел и сам стал плести. Вначале не получалось, потом пошло... А труба так делалась: ольха, ее ращепляли надвое, выскабливали середку, складывали половинки и обвивали берестой. С коленами были трубы.

Костина Ольга Степановна 1923 года рождения, дер. Самково:

-  Почему Самково? А вот почему. Места эти заселялись беженцами и ссыльными: кто от армии скрывался, кто от властей. А первым, говорят, здесь поселился какой-то Самсон. От него и Самково. Сейчас у нас за рекой домов 6, а было 13 или 15.

Истомина Анастасия Дмитриевна 1912 года рождения, дер. Лешино (Измайловская):

-   В старину деревня называлась Лешиной. Деревня была большая: по одной линии 23 дома, по другой 24, всего 47. Много было людей. Хорошо работали. Пахали руками, а теперь все машины.
-  
Мельницы у нас не было, мололи в других деревнях. На ручьях мельницы все больше стояли.
-  
Некоторые уходили бурлачить, и на сенокос за харчи или за деньги нанимали казачиху (женщина работница). Иногда нанимали и на 2 прясла (на сенокос и на страду).
-  
В нашей деревне была ярмарка в праздники. Одна - к 9 пятнице (9 пятница после Пасхи). Много наезжало рыбаков с Кенозера. Приво­зили всяку-всяку рыбу: и сушняк, и, такую. Приезжали на карбасах -большая, эка, лодка. Бочками рыбу привозили: лещи, сиги, язи, щука...
-  Еще ярмарка была осенью - [Беременная] пятница (28 октября по старому, сейчас 10 ноября). Из Ошевенска привозили все кожаное. Еще приезжали с мануфактурой.

-  
В деревне Троице тоже было 2 ярмарки: одна к Иванову дню (7 июля), другая 30 марта - Алексеев день.
-  
В деревне еще сапоги шили, хорошие сапоги: и хромовы, и всякие шили.
-  
Посуду деревянную не делали, на ярмарке покупали.
-  
Мой отец бурлачил на чужой стороне: в Ленинграде, во Влади­мире. На кирпичных заводах кирпич обжигали. И другие мужики ходили из деревни. Дед мой сварщиком работал на заводе. Я кирпичи катала на тележке по рельсам.

Зыков Михаил Александрович, 1906 года рождения, дер. Измайловская:

-   Ярмарка в Лешино до 1927 года была. Как колхозы стали органи­зовывать, так и не стало ярмарки. А привозили на нее кожу, кожаную обувь, меха - шкурками. Кожу привозили от Троицы (с Ошевенска). Во время ярмарок устраивались гульбища на лугу. Народу - тьма, с нескольких приходов.
-  
Староверы были. В церковь они с нами не ходили. В Наволоке их главный куст. А книг много старых пропало. Когда учились, писать было не на чем, так писали на церковных, старых книгах.                    

Кичаков Михаил Ильич 1924 года рождения, дер. Рудниковская (Пилюгино):

-   Рудниковская - это три деревни: Иевлевская, а через реку Овчинковец и на Горушке. В нашей деревне особенно много было староверов.
-  
Старики были хорошие мастера. Мост через Кену без единого гвоздя построили. А соседки отец -Афанасий Михайлович Кирьянов любое место из бересты плел, даже мячики для детишек с камешками. -   На Горушке многие в кирпичники ходили, а из Округи - в сплавщики.

Пилицын Александр Михайлович 1925 года рождения, дер. Рудниковская:

-   Дед Иван Иванович по дереву все мастерил. У него токарный станок был, инструменты самодельные. Они и теперь у меня есть. Тарантасы делал, саночки выездные, прялки резал.
-  
Деревни наши староверческие. На три деревни один куритель был, да и тот в бане курил.
- Семьи были большие. У одних - 28 человек (пять братьев с семьями). Они горшок чугунный с супом на катках в печку закатывали.

Примечания:
1. Из сборника "Культурное и природное наследие Европейского Севера". Архангельск, Поморский университет, 2009.
2. С сокращениями.
3. Деревни Самково, Рудниковская, Лешино, Конево находятся на  территории, прилегающей к Национальному Кенозерскому парку.