А.И. Анциферова
главный хранитель музейного фонда  НП "Кенозерский"

ТРАДИЦИИ БЫТОВОЙ РОСПИСИ И РЕЗЬБЫ
(на материале музейных коллекций Кенозерского национального парка)


Кенозерский национальный парк - единственный субъект в системе особо охраняемых природных территорий, где для сохранения движимых памятников истории и культуры создан музейный фонд, который в настоящее время состоит из 10 тыс. предметов: это знаменитые кенозерские «небеса» и иконы, традиционная одежда и полотенца, мебель, бытовые предметы, орудия труда и изделия местных мастеров, конструктивные части домов и культовых памятников.

Фактографической базой исследования послужила коллекция прялок, насчитывающая 100 экземпляров, а также расписные предметы быта и мебель. Целью данного исследования является выявление отдельных видов  прялок, включенных в музейный фонд парка, определение общих черт и различий в конструктивных особенностях и декорировании прялок, анализ мебели и предметов быта, имеющих художественный декор.

Форма прялки, ее резное и живописное убранство важны не только тем, что были веками связаны с бытом деревни, но и тем, что именно в форме, облике, мотивах резного убранства этого изделия наиболее четко проявляются очень древние локальные традиции искусства.

Все музейные прялки относятся к типу северорусских прялок, которые используются только при прядении сидя и представляют собой вертикальную стойку для кудели, соединенную с горизонтальным донцем.

По конструктивным особенностям все музейные прялки парка можно разделить на два типа: цельные и имеющие составную конструкцию.

К самой малочисленной группе относятся прялки, имеющие составную конструкцию. Пять прялок, бытовавших в различных кенозерских деревнях, являются исключением из общего правила и не могут свидетельствовать о традиции изготовления в XIX-XX веках подобных составных прялок на территории Кенозерского национального парка (ил. 1).
Ил. 1 - 3
1 - прялка    детская. Первая треть XX в. д.Усть-Поча. От М.С.Гусевой
2 - конец XIX в. с.Олема Лешук. р-на.
3 - конец XIX в. д.Часовенская Плес. р-на.
Все остальные цельные прялки из музейного фонда парка были изготовлены из прикорневой части дерева хвойных пород, чаще всего из сосны. В то же время цельные прялки по своим внешним признакам, своеобразному оформлению основных частей - лопасти, ножки и донца - можно разделить на пять основных групп.

В результате этнографической экспедиции сотрудника парка Д.Федотова в лешуконские деревни в 2008 году в состав музейного фонда поступили две цельные прялки, относящиеся к мезенскому типу (ил. 2).

Часть цельных прялок имеет прямоугольную лопасть, украшенную в верхней части круглыми, фигурными или трапециевидными городками. Таких прялок в музейном фонде пять. В этой группе можно особо отметить прялку под инвентарным номером НВФ-1341 (ил. 3). Эта прялка, состоящая из прямоугольной лопасти, украшенной девятью фигурными городками и четырьмя фигурными сережками, трехгранно-выемчатой резьбой, на длинной фигурной ножке поступила в результате этнографической экспедиции под руководством заместителя директора по науке М.Н.Мелютиной в деревню Часовенскую Плесецкого района Архангельской области. Подобные прялки научный сотрудник Государственного Русского музея Н.В.Мальцев относит к коневскому типу, что, действительно, подтверждается районом проведения экспедиции: деревня Часовенская расположена в 12 км от села Конёво. Также Н.В.Мальцев называет Н.И.Тараканова - автора аналогичных прялок, собранных в 1960-х годах в деревнях, расположенных возле села Конёво Приозерного (ныне - Плесецкого) района Архангельской области.

У следующей группы цельных прялок из музейного фонда парка верхняя часть прямоугольной лопасти, соединенной с помощью высокой фигурной ножки с донцем, оформлена в виде двух расходящихся от центра волн. Лопасть украшена резьбой и росписью. Подобных прялок в музейном фонде парка десять. К наиболее интересным образцам можно отнести прялку КП-2241, декорированную геометрическим орнаментом, выполненным в технике трехгранно-выемчатой резьбы, и цветочным орнаментом, выполненным в технике свободно-кистевой росписи (ил. 4). Большая часть прялок этого вида происходит из Першлахты, что дает возможность предположить наличие мастера, изготавливавшего подобные прялки в данной кенозерской деревне.
Ил. 4 - 5
4 - 1880 г. д.Першлахта, от Н.Ф.Старицыной.
5 -1936 г.
Еще одна группа цельных прялок из музейного фонда парка имеет прямоугольную лопасть, соединенную с донцем с помощью короткой ножки. Прялкам этого вида характерно наличие 3-4-х  отверстий для крепления кудели к лопасти и почти полное отсутствие какого-либо декора. Отдельные прялки этого вида расписаны в очень примитивной манере. Скорее всего, эти прялки были изготовлены непрофессиональными мастерами-прялочниками для собственного потребления и не предназначались для продажи. Таких прялок в музейном фонде Парка насчитывается 12 (ил. 5).

И наконец, самая многочисленная группа цельных прялок в составе музейного фонда Кенозерского национального парка имеет схожую конструкцию, размеры и декор. Такие прялки наиболее часто до сих пор встречаются в кенозерских деревнях, несмотря на огромный интерес, проявлявшийся к ним до образования парка со стороны сотрудников музеев и частных коллекционеров. Своеобразие формы и декоративного убранства таких прялок, зафиксированных в пределах Кенозерья и Лекшмозерья, позволили исследователям декоративно-прикладного искусства выделить ее в самостоятельный тип, получивший название «кенозерская прялка».

Впервые интерес к кенозерским прялкам проявился еще в начале 1960-х годов во время этнографической экспедиции Государственного Русского музея под руководством Никандра Васильевича Мальцева, которому и принадлежит заслуга выделения кенозерской прялки в самостоятельный тип. «Кенозерская прялка - явление исключительное в орнаментальном искусстве Русского Севера. Среди аналогичных произведений геометрической резьбы, прялок-лопат, широко распространенных в Вологодской и Олонецкой губерниях, она значительно выделяется, прежде всего, своими размерами и строем орнаментального украшения», - охарактеризовал Н.В.Мальцев прялки, выявленные в кенозерских деревнях. С тех пор резные и расписные кенозерские прялки заняли достойные места во многих музейных собраниях и частных коллекциях. В настоящее время таких прялок в музейном фонде парка насчитывается 65, именно они и были подвергнуты детальному исследованию.

Среди множества прялок Русского Севера кенозерские прялки можно безошибочно узнать по их массивной стати. Это очень большие прялки, в форме которых доминирует высокая и широкая лопасть, опирающаяся на короткую фигурную ножку, переходящую в донце. Лопастка кенозерских прялок обычно вписывается в прямоугольник или же в вытянутую слабо различимую трапе­цию. Так, у прялки КП-689 ширина лопасти в верхней части составляет 22,7 см, в нижней - 24,3 см, а прялка КП-1659 в верхней части лопасти имеет ширину 20,4 см, а в нижней - 24,4 см (ил. 6).
Ил. 6 - 8
6 - начало XX в. д.Поча. От Н.А.Назарова
7 - первая треть XX в.,  д.Горбачиха. От М.М.Тряпицыной.
8 - первая треть XX в.. д.Семеново, от А.Ф.Тряпицыной
В создании индивидуального облика прялок значительная роль отводится линиям среза вершины и основания лопасти. Для кенозерского варианта оформления верхней части лопасти характерно треугольное завершение, усаженное 5-7 круглыми городками. Городки кенозерских прялок в зависимости от ширины лопасти и их общего количества могут быть как достаточно крупными, до 6 см в диаметре (ил. 7), так и достаточно мелкими, до 2,4 см в диаметре (ил. 6). На отдельных прялках центральный городок, венчающий треугольно навершие лопасти, гораздо крупнее городков, расположенных справа и слева на наклонной плоскости навершия. Анализ количества городков на кенозерских прялках из музейного собрания парка позволяет предположить, что наиболее распространенным является вариант с пятью городками. В коллекции музейных прялок парка пять городков имеются на 50 прялках, и только у 11 прялок навершие усажено семью городками. На прялке НВ-1333, поступившей из лекшмозерской деревни Труфаново, и прялке НВ-142 (ил. 8), покрытой краской синего цвета поверх трехгранно-выемчатой резьбы из кенозерской деревни Семеново, три городка, а прялка ВХ-253, скорее всего, изначально имела девять городков, центральный из которых был утрачен в процессе бытования, что также укладывается в локальную концепцию оформления верхней части лопасти нечетным количеством городков (ил. 9). Одна прялка из музейного фонда парка имеет закругленное навершие лопасти, которое стало необходимым и произошло, возможно, в результате повреждения или утраты городков. В Кенозерье бытует легенда о распространенной в конце XIX - начале XX века традиции «заламывания» молодым человеком городка на прялке у девушки в знак симпатии. Возможно, и данная прялка когда-то имела нечетное количество круглых городков, утраченных именно по этой причине.
Ил. 9 - 10
9 -  д.Вершинино. От З.И.Вахрамеевой.
10 -  XIX в.,  д.Горбачиха. От М.И.Тряпицыной.

Декорирование городков могло быть различным: от его полного отсутствия до украшения однотипным или разнотипным геометрическим орнаментом, выполненным в технике трехгранно-выемчатой резьбы (ил. 10), от раскрашивания городков краской одного цвета до расцвечивания разными цветами с контрастным контуром по внешнему кругу. По наличествующим в музейном фонде парка кенозерским прялкам выявить определенную традицию оформления городков довольно сложно в связи с недостаточностью материала для исследования. Можно, однако, предположить, что мастера, профессионально занимавшиеся изготовлением прялок, и в оформлении городков могли придерживаться авторского почерка.

Нижняя часть лопасти кенозерской прялки также имеет треугольное завершение, украшенное крупными сережками. Исключением является прялка, у которой нижняя часть, образующая овал, украшена с двух сторон круглыми сережками на длинных фигурных ножках (ил. 11).
Ил. 11 -12
11 - кон. XIX - нач.XX в. 
12 - начало XX в. 

Резьба и роспись являются основными элементами декора кенозерской прялки. Однако незначительная часть прялок из музейного фонда парка, относящихся по своей форме к кенозерскому типу, не имеет декоративного убранства. Таких прялок, которым свойственно полное отсутствие резного или расписного орнамента, в музейном фонде парка 10 единиц. На тыльной стороне лопасти одной из подобных прялок имеются элементы примитивной резьбы и вырезаны буквы: «ААПВ».

Следующая группа традиционных кенозерских прялок, не имеющая резного декора, покрыта краской одного или двух цветов (ил. 12).

Даже простая окраска поверхности воспринималась крестьянами как украшение. Самые распространенные тона окраски прялок их музейного собрания Кенозерского национального парка - различные оттенки коричневого, синего и голубого, зеленого цветов. Многие прялки не только окрашивались, но и раскрашивались. Темным цветом могли отделяться пята, лопастка от ножки; контрастным цветом отмечались декоративные элементы - городки, сережки, рельефные фигуры ножки. На некото­рых прялках различна окраска лицевой и оборотной стороны лопастки.

Самым распространенным приемом декоративного оформления кенозерской прялки является резьба. Среди резных кенозерских прялок выделяется прялка под инвентарным номером КП-74 (ил. 13).
В книге поступлений основного фонда указан автор этой прялки - «мастер Филиппов Андрей Иванович, 1920 пр., д. Горбачиха». Отличительной чертой данной прялки является резная доминанта в нижней части лицевой стороны лопасти - крупная шестилепестковая розетка. «Орнамент на лопасти размещается таким образом, чтобы всемерно выявить, подчеркнуть тяжеловесность предмета, создать впечатление величавой монументальности, усилить приземистость резного сооружения», - описывал Н.В.Мальцев подобные кенозерские прялки.
Ил.13
XX в. мастер А.И.Филиппов.
Ил.14
конец XIX - нач. XX в.
из музейного фонда Парка

Все остальные музейные прялки, декорированные резьбой, имеют схожие черты. Ножку и лопасть кенозерской прялки густо покрывает геометрическая мелкомасштабная трехгранно-выемчатая резьба, которая имеет ряд характерных только для Кенозерья мотивов (полосы орнамента, украшенные веером лучей, прямоугольники). Здесь на прялках резчики оставляли глубокие, четко очерченные, широкие выемки, а участки плоскости, заключенные между выемками, играли разделительную, узорообразующую роль. На большей части прялок, включенных в музейный фонд парка, резьба украшает всю поверхность лицевой плоскости и нижнюю часть тыльной стороны. Именно такая композиция чаще всего свойственна прялкам кенозерского типа. В средней части может размещаться полоса того же характера, что и в основании или вершине лопасти, квадрат, заполненный ромбической сеткой, или крупная розетка в центре всей композиции.

Сравнительный анализ резного декора кенозерских прялок из музейного фонда парка и атрибутированных кенозерских прялок, поступивших в Государственный Русский музей в 1960-х годах в результате этнографической экспедиции Н.В.Мальцева, позволил систематизировать и предположить авторство известных кенозерских мастеров-прялочников. Участникам экспедиции Государственного Русского музея в 1963 году удалось собрать сведения только о трех кенозерских мастерах-резчиках, работавших во второй половине XIX века: Иване Ивановиче Врагове (ок. 1841-1900), жившем в деревне Тырнаволок; Петре Пугачеве (1850-1919) из деревни Горбачихи и его ученике Прокопии Прокопьевиче Завьялове (1887-1967) из деревни Зехновой. «В деревне Зихново нас ждало подлинное радостное открытие. Мы приобрели огромную резную прялку, а через несколько часов нашли и ее мастера Прокопия Прокопьевича Завьялова, восьмидесятичетырехлетнего старика, одиноко жившего в старом, изрядно прохудившемся, ветхом доме», - вспоминал Н.В.Мальцев.

Восемь прялок (ил. 14) имеют идентичный геометрический орнамент, выполненный в технике трехгранно-выемчатой резьбы. Массивная лопасть вышеуказанных прялок покоится на низкой плавно переходящей в плоское донце ножке. В верхней части лопасть прялки имеет треугольное, завершенное пятью круглыми разузоренными городками, навершие. С лицевой стороны лопасть обильно украшена резным геометрическим орнаментом. Главный мотив резной орнаме­тики прялки - большой круг, обильно заполненный сегментами с многократно повторенными мотивами расчерченных квадратов и треугольников. Для того, чтобы подчеркнуть значительность главного мотива резного узора прялки, резчик обрамляет его идущими по кругу мотивами мелких и крупных трехгранных выемок. Таким образом, в середине широкой лопасти оказался разузореный диск, ставший главным мотивом орнаментальной композиции прялки. Вверху и внизу лопасти резчик разместил ленты из повторяющихся мотивов геометрического узорочья - ряды расчерченных квадратов, дуг, зигзагов и больших треугольных фигур с чешуйчатым заполнением. Небольшие лучевые розетки и полурозетки, размещенные по сторонам, сверху и снизу центрального орнаментированного круга, завершают узорное богатство прялки, придают ей особую, праздничную нарядность и выразительность. Возможно, поэтому главный, центральный мотив узора - заполненный диск - расположен в нижней части лопасти.

Сравнение конструктивных и декоративных особенностей вышеуказанных прялок с подобными прялками, собранными Н.В.Мальцевым в кенозерской экспедиции 1963 года, позволяет предположить их автора - Прокопия Прокопьевича Завьялова (1887-1967) из деревни Зехновой. Однако, владельческая надпись и дата создания (1889 г.), приведенные на обороте прялки КП-689, доказывают наличие в Кенозерье мастера-прялочника, предшествовавшего П.П.Завьялову. Возможно, автором прялки КП-689 является «мельничный плотник Петр Пугачев (1850-1919) из деревни Горбачиха», учеником которого и был зехновский мастер Завьялов, унаследовавший от наставника основные принципы изготовления прялок и украшения их своеобразным резным декором.

Зачастую гладь не тронутого резьбой дерева по всей лопасти красили в какой-нибудь один цвет, а затем масляными красками в технике свободно-кистевой росписи наносили орнамент. Так на кенозерских прялках появилось гармоничное сочетание декоров резного и расписного. Для прялок кенозерского типа многоцветная раскраска стала новым орнаментальным приемом. Анализ музейного собрания прялок Кенозерского национального парка позволяет сделать выводы: для раскраски использовались насыщенные контрастные цвета. Ритмичное чередование резьбы и росписи рождало новый художественный эффект, при котором изобразительность резьбы уступает ритмичному сочетанию красочных пятен.

Вторым по распространенности после резьбы видом орнаментации предметов в крестьянском быту была роспись. Основные мотивы кенозерских росписей обычны для территории всей Карелии: пышные розаны, листья, ягоды сплетаются в гирлянды, ветви, вазоны с букетами.
Ил. 16
Расписные прялки из Кенозерья. Кон. XIX - нач.XX в. 
Росписи наносились свободным мазком кисти по разноцветному фону без предварительной наметки контура. Для придания изображениям некоторой объемности и реальности использовали белильные или цветные «оживки» и «приписки». При сравнении прялок, для украшения которых использована не только резьба, но и роспись, и прялок, декорированных только свободно-кистевой росписью, можно сделать определенные выводы: росписи на прялках без резьбы сделаны в более непринужденной манере, цветочный орнамент стремится заполнить все декоративное поле, не оставляя пустот.

Выбор изобразительных средств и приемов, которыми пользовались художники-профессионалы, определялся художественной целью. Для тех же, кто занимался росписью от случая к случаю, выбор зависел от уровня и особенностей владения кистью и красками, в этом случае важен уже не рисунок, а цветное «пятно». На нескольких расписных прялках, поступивших из деревни Першлахты, в росписи используются тонкие черные контурные линии (ил. 17).

Ил. 17-19
17 - 1928 г.
д.Горбачиха. От Т.А.Сивцевой..
18 - 1902 г. Из д.Ожегово.
19 - Кон. XIX - нач.XX в. 
На кенозерских прялках изображения птиц, животных или людей носят исключительно редкий характер. На лопасти прялки КП-256 изображены две птицы среди пышных розанов (ил. 18), на прялке ВХ-206 на тыльной стороне лопасти в верхней части - две птички, а в нижней части - выполнено полупрофильное погрудное изображение двух женщин (ил. 19). Очевидно, что этот рисунок не связан с местной традицией и имеет случайный характер.

Датировка прялок из музейного фонда парка во многих случаях носит предположительный характер. К концу XIX - началу XX века отнесена большая часть музейных прялок Кенозерья. Именно в этот период традиционными стали надписи, которые обычно наносились на лопастке резцом, но чаще - кистью. Содержание надписей в большинстве случаев ограничивается датой, датой и инициалами владелицы, частичным или полным именем владелицы и датой. Для ремесленного живописца, работавшего по заказу, изделие всегда носит адресный характер, поэтому часто в состав росписи входит имя будущей владелицы. Таким образом, удалось определить более точную дату создания нескольких прялок. Самая ранняя из датированных кенозерских прялок относится к 1880 году, самая поздняя - к 1936 году.

Среди прялок Кенозерского национального парка, имеющих различные владельческие и датирующие подписи, только на одной указано имя автора - «К.М.Федор Никифоров, 1913 г.» (ил. 20). В отчете этнографической экспедиции, обследовавшей Кенозерье в 1980-х годах, приводятся следующие данные: «Шкафы, расписанные цветами, сохраняются ныне также в доме... А.Е.Панфиловой (дер. Семеново), которая назвала даже автора росписи своего шкафа: Константин Федорович Никифоров. Надпись "К.Федор. Никифоров, 1912 год, 21-го мая" - можно видеть на стене часовни в дер. Семеново». Исходя из приведенных фактов, можно с уверенностью предположить, что Никифоров не являлся мастером, изготовившим прялку и украсившим ее сложным резным декором, его роль заключается в украшении прялки росписью.
Ил. 20-21
20 - 1913 г. д.Горбачиха. От Л.М.Ножкиной.
21 - из частного собрания Ю.В.Линника
В коллекции Юрия Владимировича Линника (г. Петрозаводск), находится прялка кенозерского типа, на которой указана фамилия мастера И. Врагова (ил. 21).

Помимо резьбы и росписи прялок, в конце XIX - начале XX века покрывали цветным узором филенки шкафов, расписывали двери, подзоры у домов, иногда расписывали корзины.

Н.В.Мальцев, посетивший Кенозерье в 1963 году в рамках экспедиции Государственного Русского музея, вспоминал живописный облик кенозерских деревень: «Первая встреча с деревнями Кенозера, с хозяйками огромных изб с широкими кровлями, подбои которых были расписаны изображениями причудливых вазонов с яркими, сочными цветами, а входные двери в дом украшены изображениями стоящих на задних лапах львов, ошеломила участников экспедиции». В XIX - начале XX века таким цветочным орнаментом любили украшать в этих местах не только свесы кровли и двери, но и киоты (божницы), сундуки, кухонные шкафы (поставцы), шкафы-заборки, делившие основное пространство избы на две части, шкафы-буфеты, корзинки, сани, подстолья столов. По сведениям, зафиксированным этнографической экспедицией Архангельского государственного педагогического института имени М.В. Ломоносова в начале 1980-х годов, во многих кенозерских деревнях на рубеже XIX и XX веков трудились «пришлые маляры из Карелии», но были и местные мастера, расписывавшие прялки и мебель. Местные жители вспоминали, что шкафы расписывали Григорий Дементьевич Мелехов из деревни Минино и Григорий Андреевич (фамилию установить не удалось) из деревни Федосово, в деревне Спицыно Прокопий Дмитриевич Заколопный делал прялки, шкафы и расписывал их». В 1980-х годах жители деревни Першлахты вспоминали «братьев Старицыных, как "красильщиков", т.е. мастеров росписи. Согласно другим данным (А.И.Осов, 1899 г.), мастера-красильщики приезжали на Благовещенскую ярмарку на Кенозеро из Карелии, вместе с рыбными обозами».

В музейный фонд Кенозерского национального парка включены предметы мебели, украшенные цветочным орнаментом, выполненным в технике свободно-кистевой росписи:
Ил. 22
Шкаф-заборка.
Конец XIX в. д.Рыжково.
От Т.Ф.Прокопьевой.
Ил. 23
Kиот, конец XIX-нач.XX вв.
три шкафа-заборки (ил. 22), которые традиционно использовались для деления пространства избы на жилую и хозяйственную части; буфет, поступивший в музейный фонд из Першлахты; два небольших подвесных шкафчика, три домашних киота, лучшим из которых по уровню художественного мастерства и степени сохранности можно считать предмет под инвентарным номером КП-488 (ил. 23); три сундука, декорированных по красному или зеленому фону цветочным орнаментом; два расписных возка (ил. 24).
Ил. 24. Расписной сундук и расписной возок из д.Погост Плесецкого р-на.
Все вышеуказанные предметы поступили в музейный фонд из разных деревень, расположенных на территории Кенозерского национального парка, что позволяет делать выводы о традиции украшения на рубеже XIX и XX веков различных бытовых предметов, изготовленных из дерева, цветочной свободно-кистевой росписью.

Таким образом, по музейным коллекциям можно сделать выводы, что в Кенозерье и Лекшмозерье, вошедших в состав Кенозерского национального парка, в конце XIX - начале XX века традиции резьбы и росписи по дереву имели высокую степень развития.

Примечания:
1. Из сборника "Кенозерские чтения-2016". Архангельск, 2017.
2. С небольшими сокращениями.
3. Фотографии прялок и мебели - из статьи.
4. Нумерация иллюстраций - из статьи.